- Сергей Дмитриевич, а почему университет носит имя Косыгина?

- За последнее время многие вузы отказались от имен. Мы - нет. Тем более Алексей Николаевич Косыгин по профессии текстильщик - технолог-ткач. Это великий человек, единственный незапятнанный руководитель советского периода, который замечательно разбирался и помогал текстильной промышленности. Он приезжал в наш вуз в 1963 году. Тогда вся площадь института была всего 50 тысяч квадратных метров. Алексей Николаевич подписал разрешение на строительство, и мы построили новые учебные корпуса, студенческие общежития. Теперь площадь вуза 118 тысяч квадратных метров. Мы первые, кто получил из рук Николая Ивановича Рыжкова премию имени Косыгина. И гордимся, что университет носит имя этого человека.

В Советском Союзе ВВП от текстильной промышленности составлял целых 20 процентов, на сегодняшний день - 0,9, меньше одного процента. В девяностых Гайдар сказал, что текстиль нам не нужен, купим за границей. Обидно. Тем более что наши специалисты одни из лучших. Стоит заметить, что среди наших выпускников такие модельеры, как Зайцев, Андрианова, Крутикова, Игманд, Зубец.

- И сегодняшние ваши выпускники востребованы?

- Конечно, и без труда находят себе работу, причем со всех факультетов. Конечно, хотелось бы, чтобы они все трудились именно в текстильном производстве, но зарплата не всегда удовлетворяет, и многие уходят в другие сферы, становятся экономистами, экологами. Многие, и это, к сожалению, те, кто закончил факультет химической технологии и экологии, не работают на текстильных предприятиях. Причина - специфика производства, очень тяжелые условия труда: большая влажность, высокие температуры. Но есть и предприятия, отвечающие всем нормам, и, конечно, там наши выпускники.

По профессии идут работать технологи, художники. Это наши базовые специальности. Трудоустройство - 100 процентов. У машиностроителей меньше - 40-50 процентов. Здесь проблема в развале собственного текстильного машиностроения. У выпускников есть возможность устроиться главными механиками на текстильные предприятия. Специалисты по информационным технологиям, к сожалению, в текстильную промышленность почти не идут, их лишь 20 процентов. Маленькая заработная плата. Кстати, немало наших информационных технологов работают в КБ Сухого, конечно, по специальности, но все же хотелось бы, чтобы оставались в нашем профиле.

- Сергей Дмитриевич, уровень знаний студентов на сегодняшний день снизился, повысился или остался на прежнем уровне?

- В специальных дисциплинах все осталось на должном уровне. Снизились знания студентов по математике, физике, и совсем беда с русским языком. Знание русского языка - это... катастрофа. Студенты стали до обидного безграмотны. Конечно, есть компьютеры, которые исправляют ошибки, но дети разучились грамоте! В слове «еще» ЧЕТЫРЕ ошибки: «исчё» - и это студент, принятый с «отлично» по русскому.

- На ваш взгляд, это из-за ЕГЭ?

- Нет, все, кто зачислен к нам по свидетельствам ЕГЭ, учатся достаточно хорошо, с оговоркой, что эти школьники не из южных республик. Их знания категорически не соответствуют данным единого госэкзамена. Эти ребята не без причины едут в столицу. Беда в том, что огромное количество текстильных предприятий было закрыто. На том же Кавказе работало пять ковровоткацких предприятий, их ликвидировали, людям негде работать. Наша выпускница приехала домой. Работы нет. Она вернулась в Москву. А если бы осталось все то, что когда-то было построено, работало и приносило доход... Думаю, и на Кавказе сегодня была бы совсем другая обстановка. Ведь сколько там талантливых ребят: одна девочка из глухого аула привезла на творческий конкурс сшитое ею платье из конского волоса. Да, девочка недостаточно грамотна и образованна, но какое дарование! Конечно, мы взяли ее без разговоров, тем более за годы учебы она нагнала своих сверстников по всем общеобразовательным дисциплинам. В ЕГЭ нет ничего плохого. Единственное, ЕГЭ не выявляет «звездочек», тех самых талантливых ребят. А таких достаточно. Но мы принимаем их без экзаменов по итогам всероссийских олимпиад. Плохо - неразбериха. Дети не знают, к чему им готовиться. На прикладном факультете есть творческие экзамены и ЕГЭ, но мы до сих пор не знаем, какие они будут в этом году. Прошлым летом из-за ЕГЭ я не был в отпуске, абитуриентов принимали целый месяц. Они подавали документы сразу в двадцать вузов и, уже будучи зачисленными к нам, приходили, забирали документы и уходили в другой вуз. Для детей первый вопрос - общежитие, а поступающих такое количество, что нам их просто негде расселить.

- Сергей Дмитриевич, а много ли платников?

- 25 процентов. Бюджетных мест 800. Конечно, те, кто учится на платном, слабее, мы их чаще отчисляем. Если бы не отчисляли, сохранили бы 15 миллионов рублей. Но при подготовке специалистов мы должны держать марку. Московский вуз обязан быть лучшим.

NB!

Дорогие наши читатели! Расскажите, пожалуйста, своим ученикам о том, что они вновь смогут держать экзамен у «Профессора Жуковского». Помогите им сделать шаг в будущее и стать студентами уже в апреле 2009 года! Всю необходимую информацию, включая регистрационную форму и задачи, которые должны решить участники олимпиады, ищите на сайте «Учительской газеты» www.ug.ru.

  • Сергей НИКОЛАЕВ