С Тарковским мы тогда даже написали вместе одно стихотворение: строчку - он, строчку - я. «Декадентское» такое: «Проходят дни густой лиловой тенью, Летят на крыльях звонкой тишины...» Марина Георгиевна Маркарьян, она вела английский язык. Армянка, она очень любила русскую литературу, и особенно Серебряный век. Мне кажется, у нее не было семьи, и она, выделив несколько учеников, в том числе меня и Тарковского, приносила читать полузапрещенную в те годы литературу: Ахматову, Бальмонта, Есенина. Мы страшно полюбили этот Серебряный век. Она привила нам любовь к настоящей поэзии.

Учителя очень ответственны перед молодым поколением, перед ними стоит непростая задача: растить не поколение «пепси» и «спама», а пытливых детей. Век науки и техники невозможен без человеческой души и, как иногда говорят, «гуманитарной составляющей». Желаю им достойно выполнять свою нелегкую миссию: растить людей, которые бы любили Россию и работали во имя России. Большего им внимания со стороны государства!

Василий ДВОРЦОВ, писатель:

- Мне особенно запомнились два Новых года, и вот чем. В 1995-м моя маленькая дочь попросила купить в подарок игрушечную мебель. Китайскую игрушечную мебель для китайской куклы Барби. Этот год был для нас кризисным, денег не хватало. Я с трудом наскреб необходимые 45 рублей и вышел на улицу. А это уже 31 декабря, вечер, продают последние новогодние елки. И тут я неожиданно нашел 50 рублей! Вот он - подарок от Деда Мороза! Дочка была очень рада. Но самое интересное было дальше, спустя два года. Тогда финансовое положение мое поправилось, и точно так же, за несколько часов до Нового года выйдя зачем-то на улицу, я потерял тысячу. Мне подумалось: а может, она тоже кому-то нужна, кто-то точно так же, как я, найдет ее, купит ребенку подарок, положит под елку. Наверное, все эти находки и потери неспроста! Мне стало так легко и радостно от воспоминания, как я сам когда-то нашел деньги на подарок и был счастлив.