По поляне от родника к кромке леса деловито прыгала лягушка. Своей целеустремленностью она невольно отвлекла муз от горестных мыслей. Ценительница комедии Талия, смахнув с маски невесть откуда взявшуюся каплю воды, усмехнулась: «Нас изучают и препарируют сегодня, как каких-то rana». Впрочем, на латыни, на этом мертвом языке, тоже мало кто говорил в новом мире. Прошлое внимательно исследовали в бесчисленных университетах и музеях. Полученные данные бережно хранили и изредка демонстрировали желающим.

В этом новом мире человек постоянно куда-то торопился, боялся не успеть. Чем больше человек спешил, тем чаще не успевал. Хронос иронизировал: времени, которым он распоряжался, катастрофически не хватало.

«Люди поклоняются вещам, а не идеям, - продолжила разговор муза истории Клио. - Вначале они много работают, потом отправляются в огромные дома, набитые вещами, где набирают их в большом количестве. В конце концов люди выбрасывают старые вещи, чтобы на их место принести новые. Так и только так они проводят все свободное время. Нас они не помнят!»

«Им неинтересна моя астрономия, - заявила Урания. - Они не умеют наслаждаться танцами или читать книги. Мы не нужны им!»

«Вы все не правы! - раздался голос от родника. Эрато, муза любовных песен, до этого играла с разноцветными камешками, выкладывая из них на земле имена героев для своих песен. - Посмотрите на себя, во что вы превратились? Только и знаете, что хандрить в ожидании любимого Аполлона. Люди хотели бы верить, их так устроил Зевс. И верят, но не вам! А вы сидите без дела. Иногда некоторые из них зовут вас. Вы же просто боитесь идти в новый мир. Вот ты, Талия, несколько десятков веков назад ведь выучила латынь. И от случая к случаю норовишь подчеркнуть это. Иначе зачем тебе обычную лягушку называть rana? Знаю, знаю, тогда ты думала, что все еще может возродиться...»

«Как лягушку ни назови - главное, не целуй! - заметила Талия. - Читали мы эти сказки... Ты, Эрато, очевидно, хочешь сказать, что умеешь говорить на всех шести тысячах языках мира!»

«Язык любви не требует перевода. И не стоит сидеть и ждать, пока вас позовут. - У Эрато никак не складывалось имя героя новой песни. Она оставила камешки и подошла к музам. - Вот послушайте, что я вам расскажу...»

Эрато взяла в руки кифару и тронула струну. Она начала песню о том, как все изменилось в мире. О повозках, которые самостоятельно передвигаются по земле, по воде или по воздуху. О домах-сотах, архитекторы которых забыли об изяществе и красоте. О специальных ящиках - телевизорах, благодаря которым стало возможно подсматривать за другой жизнью, не выходя из дома. Только одно осталось неизменным в мире - эмоции. Люди все так же страдают, любят или смеются. Это помогает им творить. Но без муз их творения бездарны. В этой песне была история о том, как Эрато, путешествуя, помогала людям в любви. Она приходила тогда, когда слышала, что ее зовут. Однажды путь Эрато пролегал по далекой северной стране, которая носит название «Россия».

Воспитание

педономов

По коридору колледжа мчался человек. Дело было срочное. Не экзамен. Не зачет. Вся группа писала сценарий сказки. К сценарию требовалось важное уточнение. В середине 90-х об Интернете знали немногие и информацию искали в библиотеках. Стрелка часов неумолимо приближалась к отметке 18.00. Библиотека должна была закрыться.

Не успела!

Закрыться не успела.

Человек успел.

- Терпсихора, Мельпомена, Эвтерпа, Талия, Эрато... - Пока библиотекарь искала книгу, девушка в джинсах и пестрой рубашке, жадно глотая воздух, перечисляла как заклинание имена муз. - Нет, Эрато сегодня, пожалуй, лишняя. Впрочем, где теперь их искать, муз этих? Греция далеко, в мифы-легенды никто не верит, но наследием прошлого все активно пользуются. Парадокс мира эпохи постмодернизма. Стоп. Эту фразу оставим для урока философии. Сейчас время сказки.

Эрато услышала: ее зовут. Только что она разбиралась с космонавтом. Он никак не решался сказать любимой самые главные слова. Боялся. В холодный необъятный космос лететь не страшно. А тут никак. Гул от стартовых турбин еще звучал в голове у Эрато, задавая ритм новой космической песне, но муза уже летела дальше.

С виду обычное учебное заведение. Белое здание, пять этажей, Красная Пресня - центр Москвы. Вывеска - «Педагогический колледж №5». Здесь готовят учителей начальных классов, технологии и воспитателей детского сада. «Педономы» - всплыло слово на родном языке в голове у Эрато.

Каждый год в ноябре колледж лихорадило. На традиционном новогоднем фестивале сказок будущим учителям хотелось показать лучшую сказку. Соревновались группами. Обладатели наиболее удачного сочетания сценария, режиссерской задумки, актерской игры и авторских костюмов отправлялись в подшефные детские сады. В то время политическая жизнь в стране бурлила, и многие перекладывали известные сказки на злобу дня. Такие сказки детям не покажешь. Детям злоба дня неинтересна, им про царевну-лягушку подавай или про двенадцать месяцев.

В небольшом зале на сцене шла генеральная репетиция. Посол восточной державы пожаловал к королеве с визитом. Это было необычное зрелище.

«Дионисий вряд ли остался бы доволен! - подумала Эрато. - Нет масок из глины для смены характера, нет хора и тем более обуви на высоких каблуках».

Муза примостилась на подоконнике. Ей стало интересно. Она внимательно наблюдала. Люди спорили между собой и тут же шили и примеряли костюмы.

- «Восточный посол (небольшого роста, тучный, с длинной черной бородой)», - перечитывала сценарий девушка. - Но у нас в группе нет ни одного мальчика!

- Не беда, переделаем в посла тебя, - отвлеклась от основной режиссуры классный руководитель. - И дадим тебе двух наложниц. Вот Марина и Наташа подойдут. Они будут танец живота исполнять и подносить дары королеве... Да! И когда по залу пойдете, обязательно остановитесь у директора. А ты, посол, вызовешь учителя истории на танец. Предупредим ее, чтобы села в пятом ряду.

«Терпсихору бы сюда, - подумала Эрато, незаметно помогая в постановке танца для двенадцати месяцев. - Пожалуй, Талии тут бы понравилось! Шутка королевы о том, что слово «казнить» короче, чем «помиловать», в ее вкусе».

Через час репетиции из хаоса идей и музыкальных фраз родилась сказка.

Завтра премьера.

Домой возвращались ближе к полуночи. Эрато шла за девушкой. Она думала, с чего начать разговор. Ее позвали случайно, а она неожиданно осталась. То, что она увидела, оказалось настоящей жизнью...

Они вошли в квартиру.

На подоконнике в спальне было уютно. Эрато и не заметила, как девушка уснула.

Наконец муза решилась и начала рассказ про гору Геликон, про муз и богов, которых сегодня никто не чтит, и про истинное искусство.

Разбудил девушку будильник. Сон она не помнила. В голове мелькнула мысль: «На следующий год надо будет поставить не сказку, а легенду из греческой мифологии».

Азарт перед выступлением нарастал...

За окном аккуратно планировали снежинки, будто боялись сбить с мысли. Приближался Новый год. Время мандаринов, елочных игрушек и подготовки к сессии.

Девушка взглянула в зеркало.

- Мне пора! - улыбнулась Эрато. - Пару веков назад встречалась я с Демокритом, он мне сказал: «Ты, Эрато, не задумывалась о том, что многие многознайки не имеют ума?» Удачной премьеры!

Девушка взглянула в зеркало:

- Пора...

олос Эрато давно перестал звучать на поляне. Последний звук кифары растворился в журчанье родника. Терпсихора подобрала ветку и стала чертить на земле рисунок для танца. Впервые за многие сотни лет ей захотелось танцевать самой. Неподалеку Урания внимательно крутила небесный глобус. Она пересчитывала звезды. Их стало заметно больше. За последнюю сотню лет люди открыли много новых звезд. Без Урании! Пятьсот лет назад итальянский математик Галилей изобрел телескоп. Астрономия из искусства превратилась в науку. Урания решила отправиться на Гавайские острова, там, на вершине спящего вулкана Мауна Кеа, расположился самый большой в мире телескоп Кека. Эвтерпа взяла в руки двойную флейту и лиру. Муза лирической поэзии и музыки, за это время она так привыкла к голосу своих инструментов, что ей сложно было представить, что в мире появился иной звук. Теперь, прежде чем вдохновлять людей, ей самой нужно научиться играть на электроинструментах.

Поляна быстро пустела. Эрато присела у родника. Гиппокрен решил пошутить с музой и плеснул водой на камешки. Они перемешались. Эрато внимательно пригляделась к ним: аккуратно подвинула пурпурный, переложила терракотовый. Показалось?.. На кириллице выходило - «владеющий миром». Эрато улыбнулась. Теперь она знала, как должны звать героя следующей песни...