Член Совета Федерации, представляет в нем администрацию Магаданской области.

Академик Российской академии военных наук, доктор военных наук. Генерал-полковник. Награжден пятью орденами, медалями.

- Владимир Федорович, Россия сделала выбор в пользу многополярного мира, построенного на принципах международного права и демократии. Мы выступаем за равные права и возможности в сфере безопасности всем государствам независимо от их участия в военно-политических блоках. Каков ваш взгляд на эти проблемы как главы сенатской делегации в Парламентской ассамблее ОБСЕ?

- Наша страна - последовательная сторонница снижения роли военной силы в европейской системе коллективной безопасности, развития превентивных и стабилизирующих политических мер предотвращения и урегулирования кризисов, а также потенциала всестороннего сотрудничества, в том числе в военной области.

Ближе всех к решению этих задач, по нашему мнению, подходит Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Ее возможности пока используются далеко не полностью, но в перспективе деятельность ОБСЕ должна стать основой общеевропейского диалога в области безопасности, а потенциал мог бы быть органично дополнен возможностями других организаций, действующих в регионе, - Евросоюза, СНГ, НАТО, СЕАП. Речь идет о координации их деятельности в области безопасности, и роль ОБСЕ в этом процессе незаменима.

В последнее время наша страна и Евросоюз активизировали сотрудничество в борьбе с транснациональными угрозами, включая экстремизм и терроризм, организованную преступность, наркобизнес, торговлю людьми, контрабанду оружия, отмывание доходов от преступной деятельности. С этой целью создан и расширяется механизм консультаций, регулярно осуществляются контакты на разных уровнях. Принципиально важно, что Россия и Евросоюз приступили к формированию в Европе общего пространства в сфере безопасности, экономики, энергетики, экологии, науки и других.

Российская сторона с неизменным интересом следит за развитием «оборонного измерения» Европейского союза. Несомненно, у нас есть огромный потенциал взаимодействия в укреплении мира, предотвращении конфликтов, формировании системы раннего предупреждения и урегулирования кризисов.

По мере продвижения Евросоюза по пути формирования «европейской оборонной идентичности» диалог по вопросам военно-политического сотрудничества можно поэтапно перевести в практическую плоскость.

- Значит ли это, что глобальная безопасность приобретает большее значение, чем национальная?

- Конечно, нет. Россия обрела ясную стратегию военного строительства, новую Концепцию национальной безопасности, целостную Военную доктрину, конкретизированы задачи военной реформы. Уже сам выбор пути к новому качеству военной организации государства ясно показывает, сколь непростым будет этот путь. И если говорить о парламентском участке общей работы, надо признать, что совершенствование законодательного обеспечения обороны и безопасности страны отстает от темпа, который задает нам своими решениями глава государства - Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами России Владимир Путин. Общие проблемы военного строительства в законодательном отношении не решены окончательно.

- В работе верхней палаты парламента заметное место занимают военные вопросы. Есть ли повод для исторических параллелей с Великой Победой, к юбилею которой готовится страна?

- Для них, на мой взгляд, уместно взять другую точку отсчета - 22 июня. Наше общество, отмечая День Победы, все реже задумывается об уроках Великой Отечественной, не говоря уж о том, чтобы соотнести их с сегодняшними реальностями и проблемами обороны страны. Хотя оснований для этого предостаточно.

Две военные реформы советской поры - с радикальным сокращением армии в 20-е гг. и резким наращиванием военной мощи в 30-е - не обеспечили надежной защиты рубежей страны, ее безопасности. А постулаты военного строительства тех лет, оценки угроз, характера будущей войны («малой кровью на чужой территории») и военно-политическая практика (от стратегических заблуждений до приказов «не поддаваться на провокации») были опровергнуты войной.

Армия новой России, беспрерывно выполняя боевые задачи и неся потери в «горячих точках» на протяжении 90-х гг., постоянно сокращалась. Долгие годы ее реформирование велось по наитию, без внятной стратегии военного строительства, когда у России вообще не было целостной Военной доктрины, лишь ее основные положения, а Концепция национальной безопасности появилась только в 1997 г. Наше общество в эйфории антиармейских настроений первой половины 90-х забыло о чувстве самосохранения. Армия расплатилась за это кровью во время первой чеченской кампании. Но ее уроков оказалось мало. Только агрессия международного терроризма против России в Дагестане, теракты в мирных городах и тревожные перемены в мире вызвали отрезвление.

После стольких лет отката нужна не только стабилизация, нужно движение вперед. Наши коллеги в Госдуме постоянно работают над совершенствованием законодательной базы национальной безопасности. В этом участвует и Совет Федерации. К сожалению, проблем здесь хоть отбавляй. А начинать надо с самых острых - социальных.

- Вы имеете в виду изменения Закона «О статусе военнослужащих»?

- Дополнения в этот Закон приняты Советом Федерации. Но это лишь начало. Поиск решений идет непрерывно.

Мы принципиально ставим вопросы о жилье, военной медицине, снабжении. Во всех силовых структурах нуждаются в жилье более 500 тысяч человек. Только в Минобороны (вместе с уволенными в запас) - около 300 тысяч. Значительная часть из сокращаемых в силовых структурах в ближайшие годы покинет места службы. Им также потребуются жилье, переподготовка. Все это - очень большой пласт проблем. Причем дорогостоящих. Надо ставить их решение на законодательную основу.

Помощь участникам боевых действий, вдовам, сиротам, инвалидам - тоже серьезный участок работы.

- Дел невпроворот, а законодательный процесс идет медленно. Сколько лет должно пройти, чтобы все, о чем шла речь, стало нормами законов?

- А сколько времени осталось до дня «X», когда из-под «зонтика» ПРО, если он станет реальностью, нам начнут грозить ракетно-ядерной «дубиной» или «клещами» группировок НАТО у наших границ «давить» на Россию? Из этого надо исходить.

- Важно не только количество, но и качество законов. А с этим не все здорово...

- Да, нас нередко упрекают, что законы не всегда носят опережающий характер, отражают объективные потребности развития и реформирования военной организации государства, а последствия их применения больше похожи на неудачные эксперименты на людях. Надо признать: долго - 10 лет - мы шли к принятию федеральных конституционных законов о военном и чрезвычайном положении, а Закон «Об альтернативной гражданской службе» и вовсе приняли лишь в 2002 г. Хотя я уверен, что и введение альтернативной службы, и переход к контрактному принципу комплектования в одночасье не решат существующих проблем. Приоритетными должны стать правовые акты, обеспечивающие деятельность военного профессионала, чтобы не повторить ошибок, как это было с Федеральным законом «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставления им отдельных льгот». Мы анализировали отношение к нему военнослужащих. Результаты показали, что они ощутимого роста своего благосостояния, увы, не почувствовали.

- Как вы относитесь к процессам, которые идут в Вооруженных Силах?

- Если мы решились от количественных показателей переходить к качественным (что сомнений ни у кого не вызывает), то начинать надо именно с человека. Ведь главная составляющая Вооруженных Сил - люди. Не самолеты, эсминцы или ракеты, а именно те, от кого зависит, чтобы вся эта мощь летала, плавала, стреляла... Подчеркну: люди эти служат государству. И государство обязано сделать все для обеспечения их правовой и социальной защищенности. Общий поворот в этом направлении обозначен Президентом России Владимиром Путиным, который выразился определенно: «Или у России будет сильная армия, или России не будет вообще». Наш долг как парламентариев поддержать его в области законодательного обеспечения намеченных реформ. Не ради реформ, а ради России, ради ее Вооруженных Сил.

Конечно, надо понимать, что военная реформа в такой огромной стране, как Россия, - очень сложный, многоплановый процесс. В других экономических условиях, мы, безусловно, постарались бы его сделать более продолжительным по времени, более ограниченным по некоторым численным показателям. Но сегодня необходимо исходить, с одной стороны, из реального положения дел в Вооруженных Силах, а с другой - из возможностей национальной экономики. Под этим подразумеваю и проблемы ежегодного недофинансирования, и кадровый некомплект, и недостаточное поступление новых видов вооружений в войска, и многое другое, о чем можно говорить долго с конкретными выкладками, аргументами. Но вывод будет один: нерешенные вопросы не укрепляют боеготовности армии и флота. Для решения этой основополагающей задачи мы должны суметь в рамках выделяемых бюджетных средств перераспределить более значимую их часть на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, закупку для армии современного вооружения и в то же время обеспечить сохранение боеспособных частей.

- Ныне особую значимость приобрела государственная политика в области патриотического воспитания. Как вам видится ее законодательная плоскость?

- Разработка и законодательное обеспечение государственной политики в сфере патриотического воспитания были и остаются важными направлениями. Их актуальность очевидна в контексте реальных проблем формирования у молодого поколения страны патриотического сознания, приверженности идеалам служения Отечеству, адекватного отношения к ценностям нашего государства: от уважения государственной символики до безупречного выполнения гражданского долга перед своими соотечественниками. Эта комплексная проблема должна решаться целенаправленной, кропотливой законотворческой деятельностью депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации по утверждению ценностей и идеалов современного демократического общества, постановкой надежных правовых заслонов распространению преступности, наркомании, алкоголизма, беспризорности, тунеядства, проституции и других социально опасных явлений, представляющих угрозу национальной безопасности России.

Отдельная проблема обеспечения национальной безопасности - формирование патриотического отношения граждан к службе в Вооруженных Силах.

- Насколько национальной безопасности угрожают детская безнадзорность и беспризорность?

- Сегодня в России ни одно ведомство не имеет точных данных о количестве беспризорных мальчишек и девчонок. Государство обязано обеспечить всем детям конституционные права на жизнь, охрану здоровья, образование, вырастить их полноценными и полноправными гражданами общества.

Особую тревогу вызывают статистические данные о демографической ситуации в стране. Согласно подсчетам экспертов ООН население России к 2055 г. может сократиться до 121 миллиона человек. При этом отрицательное сальдо естественного воспроизводства грозит депопуляцией, старением населения, уменьшением доли граждан трудоспособного возраста. Это может явиться причиной серьезных политических и социальных последствий. Поэтому вполне обоснованно рассматривать детскую беспризорность и безнадзорность в стране как угрозу национальной безопасности России, нормальному развитию государства, поскольку эти явления способствуют росту преступности, наркомании, увеличению количества заболеваний, снижают производительность труда, подрывают нравственные устои общества.

Сегодня в стране приняты и действуют более ста нормативных правовых актов по вопросам семьи и детства. Параллельно создаются специальные программы по профилактике детской безнадзорности. Так, была принята Федеральная целевая программа «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», предусматривающая комплексное решение проблем профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, их социальной реабилитации.

- В заключение вернемся к роли армии в обеспечении безопасности страны...

- Мы строим цивилизованное, правовое государство, постепенно меняем свой внешнеполитический облик. Но при этом мы - огромная страна с самой большой в мире линией границ. У нас очень разные соседи, и политика не всех из них позволяет нам жить спокойно, уверенно. Добавьте к этому статус морской державы... Думая о мире, мы не готовимся к войне, но наши требования к уровню собственной обороноспособности по-прежнему достаточно высоки. В России всегда было и есть что защищать. Нам нужна армия, отвечающая современным требованиям. Мы обязаны обновлять и укреплять армию, флот, повышать их техническое оснащение, стратегические возможности. А начинать надо с воспитания настоящих защитников, патриотов нашей Родины. Это одна из важнейших задач.