Дни шли за днями, у меня стали возникать проблемы. Пришлось обращаться к единственному языковеду за советом. Приглашала его на свои уроки, и с каждым разом Иван Васильевич открывался мне с новой стороны. Я поняла, что первое мое впечатление о нем было обманчивым! Он научил меня гасить гнев юмором, пословицами, шутками, не набрасываться на детей с упреками, а внимательно выслушивать их, сочувствовать им. А причины неудач искать в себе, в незнании педагогических секретов и в отсутствии жизненного опыта. Тут же успокаивал: «Только не разочаровывайся! У тебя столько впереди хорошего!»

Уроки самого Ивана Васильевича не отличались той организованностью, какую требовали тогда от всех учителей. Ученики свободно говорили обо всем, спорили, не соглашались с учителем. В классе было шумно, а ему это нравилось.

Текст читал всегда стоя посреди класса, иногда внезапно останавливался, как бы споткнувшись на чем-то, а потом начинал вслух размышлять, постепенно втягивая весь класс в разговор. Он ценил в ответах учеников самостоятельность, развивал критическое мышление, о котором в 70-е годы вслух не говорилось. Литературу любили все ребята.

Стиль работы учителя не соответствовал общепринятым требованиям того времени. Неудивительно, что, проработав более 30 лет учителем русского языка и литературы, Иван Васильевич не получил никаких наград. А вот авторитет среди родителей и учеников у него был непререкаемым. Чем же завоевал сердца земляков учитель Никитин?

Супруги Никитины дом построили себе в самом конце села. Это была маленькая деревянная изба. С годами появились пристройки, сарай, огромный фруктовый сад и пасека. Три красавца сына были гордостью Никитиных. Высокие, крепкие, уверенные в себе, они отличались среди молодежи. Не слонялись по улицам, не курили и не хамили. Их с детства приучили к физическому труду - пасти стадо, косить, копать огород, носить воду. Летом мальчишки с отцом собирали грибы, ягоды. Много интересного получали сыны во время таких походов. Они знали все тропинки и поляны, травы.

Иван Васильевич умел все. Мне было интересно смотреть, как мужчина солил грибы, мариновал овощи и коптил рыбу.

Особенно гордился Иван Васильевич своей пасекой. Когда надевал на голову защитную сетку, халат и с таинственным видом ходил вокруг ульев, он напоминал мне тургеневского Калиныча. Всегда жалел, что не умеет петь, не обладает певческим голосом. Тогда еще никто не знал, какие строчки и рифмы рождались в его душе.

Потом я уехала в другой район, стала работать в большой школе, но навещала своего учителя. В одну из таких встреч он тихонько признался, что пишет стихи, и попросил меня оценить их. Я взяла в руки две общие тетради. Оказалось, первые стихи были написаны в 60-е, самые трудные годы его жизни (воспитанник детского дома мог рассчитывать во всем только на себя). Стихи поразили простотой, выразительностью.

Что после смерти оставлю

я сыну?

Не денег чулок, не ковры,

не машину.

Я сыну и внукам оставлю

в наследство

Весь мир моего босоногого

детства.

Оставлю я душу ему без

изъяна,

Лес за селом и с цветами

поляны...

Все это осталось. Сыновья и внуки приезжают в отчий дом, где живет мать. Цветут яблони в саду, кружатся над ними пчелы...

Татьяна ЦЫКОВА, заслуженный учитель РФ, с. Исаклы, Самарская область