- Елена Леонидовна, чем дышит система образования региона сегодня?

- Многие вопросы после объединения стало решать значительно легче. Например, это расчистило дорогу ЕГЭ. Хотя наши вузы и федерального подчинения, но сам факт, что мы все трудимся в одной системе, позволил нам провести единый госэкзамен таким образом, что никаких срывов не произошло. Для меня нет вопроса: нужна такая форма проверки знаний или нет. Как инструмент измерения, как инструмент такого в хорошем смысле подстегивания системы образования до более высокого качественного уровня экзамен незаменим. Совет ректоров высших учебных заведений долго решался на то, чтобы принять факт такого представления абитуриентами своего интеллектуального багажа. Лучшие умы Кузбасса согласовывали каждую позицию соответствия своих требований предоставленным школой знаниям. Были опасения что-то упустить, недостаточно продумать. Мы до последнего момента не вводили ЕГЭ в регионе, хотя отнеслись к нему весьма положительно. На совете ректоров, после того как провели единый государственный экзамен второй раз, все согласились: да, этот формат контроля знаний очень удобен. Есть технические нюансы, но в целом вузам жить стало легче. И сейчас речь идет уже о том, как сделать так, чтобы все 100 процентов наших выпускников сдавали в первую волну. Естественно, здесь ответ один: все, что от нас зависит, мы сделаем!

- Можно ли сказать, что объединение с профессиональным образованием пошло системе на пользу?

- Конечно, с одной стороны, нагрузка на сотрудников объединенного департамента увеличилась многократно. И на тех, кто занимается системой общего образования, потому что у них сейчас не только за свой кусочек голова болит, но и за результаты работы в целом. Соответственно и наоборот. А вот с точки зрения разработки стратегии, концепции развития системы образования в регионе единый центр оказался гораздо эффективнее, удобнее.

Одна из проблем, которая встала перед нами в связи с объединением, - это система подготовки рабочих кадров. Тема больная для всей страны. Актуальная. В прошлом году мы приняли стратегию социально-экономического развития Кемеровской области до 2025 года. Проводя анализ кадров, исследуя, кто именно будет востребован в дальнейшем, и учитывая то, что ряда специалистов региону катастрофически не хватает, мы увидели, что наиболее логично соответствует запросу рынка труда система начального профессионального образования. На основе этого регионального мониторинга был разработан наш проект программы подготовки рабочих кадров. Причем работали над ней не только специалисты Департамента образования и науки. В процессе участвовали все отраслевые департаменты администрации области. И это я считаю положительным фактом. Ведь то, каким должен быть современный строитель, лучше знает Департамент строительства. Также и по всем специальностям. Считаю, такое сотрудничество - один из показателей изменения сознания. То, что сегодня такая межотраслевая комплексная программа появилась, - положительный фактор. Ни для кого не секрет, что главная проблема у начального и среднего образования - подчинение разным ведомствам. Учреждений НПО больше областных, меньше федеральных, СПО - наоборот. Конечно, забрать все на регион у нас не хватит бюджетных средств. Но, с другой стороны, бывает же и так, что два учреждения, расположенные рядом, готовят кадры по одним и тем же специальностям. И в этом случае процедура урегулирования вопроса согласования федерального образовательного учреждения с областным может затягиваться надолго, так как они разного подчинения. Учитывая то, что промышленности кадры нужны не через 20 лет, а буквально завтра, понимаешь: из ситуации надо как-то выходить. Необходимо, чтобы вопросы решались все-таки системно.

- Подвижки есть?

- С начала этого учебного года мы продолжаем начатый еще в январе 2008 года эксперимент по внедрению новой системы оплаты труда работников образования. Как показали итоги эксперимента, новая система оплаты труда стимулирует рост заработной платы лучших работников, у которых показатели качества работы выше.

Что касается изменений в оплате труда руководителей, то при новой системе впервые заработная плата директора школы стала напрямую зависеть от средней заработной платы учителей в этой школе, а также группы по оплате труда, к которой относится конкретное общеобразовательное учреждение, и наличия у него квалификационной категории.

Еще раз повторяю: сейчас перед нами стоит серьезная задача - оптимизировать систему образования области исходя из потребностей рынка труда. В наших замыслах - создание Кузбасского федерального университета на базе вузов Кемеровской области. Концепция уже разработана. Есть решения ученых советов вузов, есть постановление администрации области, есть документ за подписью Андрея Александровича Фурсенко о том, что Минобрнауки готово рассмотреть на заседании комиссии это предложение. Мы идем на этот шаг потому, что сегодня нет другого пути, чтобы поднять высшее образование на иной уровень. Провели глубокий анализ, по каким направлениям высшая школа развивается наиболее эффективно. А вот после того как мы выбрали три самых результативных вуза, остальные вузы оказались озадачены тем, что они не были включены в новую структуру. И здесь, считаю, у нас есть еще резервы.

- Вы всегда поддерживали свою науку?

- Это один из приоритетов нашей социальной политики. В Кузбассе уже более 10 лет действует комплексная, продуманная система социальной поддержки педагогов, ученых, студенческой и учащейся молодежи. Для педагогов это и доплаты, и надбавки к заработной плате, и льготные ссуды на жилье, и льготы по оплате за коммунальные услуги педагогам, проживающим в сельской местности, и подъемные молодым специалистам, выезжающим работать в село, бесплатный отдых и оздоровление наших педагогов. Для учащейся молодежи - губернаторские стипендии, гранты, премии отличникам учебы, одаренным, талантливым детям, ежемесячные продуктовые наборы студентам из малообеспеченных семей, субсидии на оплату обучения студентам-контрактникам, компенсации за проезд в городском и междугороднем транспорте, целая система льгот для студенческих семей и многое другое. Причем наша система развивается, ежегодно вводятся новые меры. Вот вам один из маленьких штрихов этого. Начиная с 2005 года мы ежегодно вручаем ученым премии за защиту кандидатских и докторских диссертаций. Кандидатам наук - 10 тысяч рублей, докторам наук - 15 тысяч рублей. А их научным руководителям за каждого защитившегося - по 10 тысяч. В этом году по решению губернатора мы увеличили размер премий. Теперь премия за защиту кандидатской составляет 15 тысяч рублей, за докторскую - 25 тысяч и научным руководителям вручаем по 15 тысяч за каждого. Кроме того, наши лучшие научные школы и научные коллективы ежегодно получают областные гранты на развитие. Как видите, научную элиту мы поддерживаем. И при создании федерального университета, чтобы избежать социальных рисков, Аман Гумирович Тулеев дал поручение совместно с вузами разработать закон о социальных гарантиях для работников высшей школы, который вступит в силу после воплощения нашего замысла о федеральном университете.

Но, несмотря на такую мощную поддержку, сегодня в образовании работать очень сложно. При переходе на новые финансово-экономические отношения роль руководителя образовательного учреждения совершенно меняется. Управленец становится ключевой фигурой. Весь прошлый год мы активно учили директоров образовательных учреждений разбираться в тонкостях экономики в рамках подготовки к переходу на новую систему оплаты труда. Теперь директора ясно представляют, каким должен быть современный руководитель... и начались уходы из школ. Те, кто поняли, что они в ипостаси менеджера чувствуют себя некомфортно, решили покинуть рабочее место. Человек сам оценил себя, что он некомпетентен и не способен соответствовать новой реальности, а главное, что перестроиться он уже не сможет. Такова логика развития.

- А придут ли на эти места мобильные специалисты, желающие постоянно учиться и имеющие возможность помогать своему коллективу?

- Конечно, придут, и уже приходят. В этом и заключается смысл преобразований. У нас есть система переподготовки и повышения квалификации на базе наших вузов, есть специализированные институты. Не так давно на общем региональном совещании мы обсуждали вопрос о необходимости госзаказа на муниципальных и государственных служащих. Дискутировали о том, как платить вузам за обучение людей, как воспитать такого универсального менеджера, который будет разбираться во всем с точки зрения управления. На этот посыл я выступила категорически против. Привела в качестве примера как раз систему образования. Нередко говорят, что менеджер знает, как управлять, а чем - ему не важно. Я же уверена, что человек со стороны, не знакомый, например, с процессом деятельности шахты или металлургического комбината, не может контролировать ту же шахту или металлургический комбинат как руководитель. И уж тем более, если человек не работал в системе образования ни дня, он никогда не будет хорошим управленцем для школы. Невозможно студента выучить на директора. Все-таки в школу должны приходить менеджеры не со стороны, а из сферы образования. Они должны досконально знать содержание всех процессов в этой отрасли.

Сейчас у нас проблема скорее выбрать хороших, а не привлечь их. Это понимают и вузы. Но пока нет мотивации, пока человек не понял, что это ему нужно, он внимательно выслушает и благополучно забудет. Только когда осознаешь, что знания в осваиваемой области действительно требуются, начинаешь их благодарно впитывать. Все-таки те экономические и юридические вопросы, ответы на которые будущие руководители должны хорошо знать, глубоко и разносторонне осваиваются в рамках переподготовки и повышения квалификации, а не в педагогических вузах. Человек до руководителя должен дорасти.

- Образовательные учреждения Кемеровской области принимают участие в федеральных экспериментах по совершенствованию структуры и содержания общего образования, по введению профильного обучения на старшей ступени общего образования, по апробации новых моделей, по введению единого государственного экзамена...

- Чем хороши различные федеральные проекты и конкурсы? Тем, что у людей появляется мотивация что-то делать. Идет поиск нетипичных подходов к проблеме, принимаются нестандартные решения. Это я по себе сужу. Сейчас, когда мы выиграли грант на проведение эксперимента по совершенствованию организации питания школьников, захотелось подробнее узнать о том, что делают другие 13 регионов. Если заниматься этим правильно, грамотно, стратегию выстраивать, то это очень серьезный толчок к развитию для остальных.