Каждое лето Агафья Мартыновна проводила в имении, а на зиму уезжала в столицу. Управляющим в имении Саловой был видный, а главное, надежный мужик Даниил Казачинский. Поляк по происхождению, волею судьбы оказавшийся в России, дела в большом хозяйстве помещицы вел исправно. Заливные земли давали богатый урожай зерновых и овощей.

Главным строением в усадьбе Саловой был просторный двух-этажный дом. Вокруг дома, на уровне второго этажа, была оборудована резная терраса, заканчивающаяся длинным лестничным спуском к Десне. Поодаль от дома размещались хозяйственные постройки, скотные дворы и конюшня. Вокруг имения был разбит большой парк, а под окнами господского дома - куртины, на которых до глубокой осени цвели яркие цветы.

Помещица, красивая дородная женщина, была крутого нрава. Нерадивых работников наказывала за малейшую провинность. Одним из самых суровых наказаний считалось выдворение из усадьбы на Выселки. Дело в том, что в усадьбе не было проблем с водой: был проложен водопровод, рядом озеро и река. А вот Выселки находились высоко на горе, где не было даже колодцев. Штрафникам, чтобы запастись водой из реки Десны, следовало изрядно потрудиться.

К добросовестным работникам Салова относилась с уважением: поощряла дополнительной оплатой, выдавала одежду и обувь, а в голодные годы, чтобы прокормить работников, приказывала начисто выгребать закрома. Но верхом добродетели помещицы было открытие школы для крестьянских детей и женской гимназии.

В любимом гнезде хозяйка пребывала вместе со своей юной дочерью Софьей - беленькой, ладненькой, с ярко-синими глазами, словно васильки во ржи. Соне доставляло большое удовольствие скакать верхом на лошади по парку и проселочным дорогам, на зависть деревенским зевакам.

Незадолго до революции ярким летним днем девушка по обыкновению прогуливалась верхом на лошади по тенистым аллеям парка. Что испугало лошадь - так и осталось загадкой. Неожиданно лошадь понесла. Юная наездница не смогла удержать ее, и, оказавшись на краю обрыва, лошадь сорвалась и упала в озеро...

После трагической гибели единственной наследницы Салова уже не заглядывала в усадьбу. Постепенно ее хозяйство приходило в запустение. А вскоре началась революция, и дошел слух, что богатая помещица бросила все и бежала за границу. Так это или нет - доподлинно неизвестно. Известно было другое - в поместье начался грабеж. Бывшие работники тащили из усадьбы все, что попадало под руку.

Перед войной в усадьбе Саловой размещался санаторий для пилотов-красноармейцев с ближайшего аэродрома. А во время оккупации в имении находился немецкий штаб.

Главное здание усадьбы, разрушенное в годы войны, вскоре было восстановлено. В нем поселили новых обитателей - детей, оставшихся сиротами в военное лихолетье. Детский дом просуществовал более двадцати лет и был закрыт. Так прекратила свое существование некогда богатая усадьба помещицы Саловой.

О бывшей хозяйке этих мест напоминает лишь озеро на южной окраине города Сельцо, названное в ее честь, да липовая аллея в бывшей усадьбе.

О чем грустит эта аллея? Быть может, о том безвозвратно ушедшем времени, когда не было бесперспективных сел и деревень, тоскует по хозяевам, которые любили свою землю и закладывали на ней парки, липовые аллеи, строили школы...

Петр КУЗНЕЦОВ, учитель, Сельцо, Брянская область