Олег ЛЕБЕДЕВ, доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования, президент Общественного института развития школы:

- Смысл нашего обсуждения не в том, чтобы сказать, нужен или не нужен конкурс «Учитель года». Смысл в том, чтобы ответить на вопрос о том, каковы ресурсы этого конкурса и при каких условиях конкурс может повлиять на общую ситуацию в сфере образования. Существенное значение имеет - а что происходит после конкурса? Как сама организация конкурса влияет на ситуацию? Какое влияние конкурсные механизмы могут оказать на развитие системы образования на федеральном, региональном, муниципальном уровнях?

И еще несколько основных вопросов для обсуждения. Первый: что дает конкурс «Учитель года России» - формирует идеальный портрет учителя, реальный портрет? Дает информацию о том, что много хороших учителей в России или что-то еще? Второй: на что влияет конкурс - на ценностные установки учителей, на критерии оценки учительской деятельности, содержание образования, педагогического образования, еще на что-то? Третий: может ли конкурс повысить творческую активность учителя и как в учительской среде относятся к участникам и победителям конкурса? Четвертый вопрос: а кому конкурс нужен и кто в наибольшей мере заинтересован в его проведении - управленческие структуры, сами учителя? И наконец заключительный вопрос: как повысить эффективность конкурса - за счет изменения в организации, за счет изменения условий, анализа результатов?

Ирина ДИМОВА, первый заместитель главного редактора «Учительской газеты»:

- К конкурсу относятся все по-разному. Есть сторонники конкурса, есть оппозиционеры. Есть те, кто ни разу не был на конкурсе, но априори его не принимает. Есть те, кто в конкурсном движении активно участвует и ежегодно вносит свою лепту в его развитие. С самого начала мы сталкивались с ситуацией противостояния, нас критиковали за развлекательность, хотя ее никогда не было. Все мы, организаторы этого конкурса, с самого начала ставили сверхзадачу - выявление талантливых учителей, своего рода новаторов. Собственно «Учительская газета» в середине 80-х годов дала возможность для демонстрации этих талантов, дала слово учителям-новаторам и пошатнула устои тоталитарной педагогики. Было естественно, что именно газета инициировала этот конкурс. Интерес к конкурсу не угас, он разрастается, более того, если кому-то кажется, что он исчерпал свои возможности, посмотрите, как активно развивается конкурсное движение в регионах. Создаются межрегиональные ассоциации, клубы учителей года, которые выполняют послеконкурсную миссию. Потому что на самом деле важно не то, что происходит на конкурсе, хотя это замечательное действо, а то, что происходит потом. После конкурса начинаются многочисленные мастер-классы, фестивали, педагогические экспедиции, просветительские теплоходы, когда участники конкурса выезжают в разные города, бывают и зарубежные выезды с показом мастер-классов.

На протяжении 19 лет мы сталкивались с довольно сложной проблемой. Смена руководства министерства каждый раз приводила к нововведениям в конкурсе. Что-то помогало развитию конкурса, что-то меняло его парадигму. В этом году мы получили предложение от Департамента государственной политики Министерства образования и науки РФ кардинально, существенно изменить правила проведения конкурса и в качестве единственного конкурсного задания предложить конкурсантам, которые приедут на всероссийский финал, разработать стандарты по своим предметам. И в ходе разработки стандартов методом проектирования, в процессе групповой командной работы выявить лидера. «Учительская газета», профсоюз работников образования и науки отреагировали письмом в Министерство образования и науки РФ от имени нашего главного редактора Петра Григорьевича Положевца и председателя профсоюза Галины Ивановны Меркуловой. Ситуация, слава богу, изменилась. Мы отстояли то, что нам кажется важным, - учебное занятие. Глобальная проблема состоит в том, чтобы конкурс оказывал влияние на развитие образования, но при этом не утрачивал своей главной сути. А она состоит в том, чтобы учитель мог себя выразить.

Семен ВЕРШЛОВСКИЙ, зав. кафедрой педагогики и андрогогики Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования:

- Мне представляется, что за последние годы на конкурсе выросла в первую очередь гражданская составляющая. Если раньше учитель самовыражался, говоря о собственном опыте, собственных проблемах, то сейчас учитель говорит о том, что волнует его как гражданина этой страны, как представителя этой профессии. Второй момент, чем интересен конкурс, - он опрокидывает представления о столичном учителе и провинциальном учителе, он дает возможность говорить о том, что нет различия, а иногда бывает наоборот: столичный учитель безумно провинциален, а провинциальный учитель показывает высокое мастерство. Это замечательное достижение, и в этом ценность конкурса. Отсюда сразу проблема работы с педагогической элитой. Мы хотим на кафедре собрать группу наиболее творческих учителей, завоевавших титул «Учитель года» в городе, регионе, стране, и организовать их профессиональное продвижение. Третий важный момент - проблема, касающаяся общественного воздействия. Надо, чтобы учителя выступали на телевидении и рассказывали о своем опыте. Это очень важная вещь, потому что сейчас больше об учителе говорят в негативе, чем в позитиве.

Ольга РОЙТБЛАТ, директор Департамента по образованию и науке Тюменской области:

- Замечательный вопрос: кому нужен конкурс? Прежде всего самому учителю, поскольку поднимает его профессиональное мастерство. Учителю, который приехал на всероссийский финал, обогащается, совершенно другим возвращается в свой класс, в свою школу и в свое педагогическое сообщество. И, безусловно, сообществу, поскольку сегодня этот конкурс что на региональном, что на федеральном уровне вызывает интерес общества к школе. Конкурс поднимает престиж педагогической работы. Здесь сказали о педагогической элите. Огромное спасибо «Учительской газете», которая привозит в наш регион мастеров российского уровня. Это такой толчок, всплеск, поднятие интереса! Учитель не может копировать, но подпитываться опытом наших победителей ему необходимо. Огромное спасибо Ирине Георгиевне Димовой, она пестует каждого участника. Огромное спасибо учителю года России-2007 Анне Григорьевне Мехед - она появилась в нашем регионе и влюбила в себя всех.

Эдуард НИКИТИН, ректор Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования РФ:

- С 2006 года развернулся приоритетный национальный проект «Образование». И практически конкурсная ситуация была решена в рамках ПНПО. Профессиональный отбор десяти тысяч лучших учителей состоялся де-факто и де-юре в рамках национального проекта. Что мы делаем в рамках нашего конкурса? Кого выявляем? Какая главная составляющая нашего конкурса? Общественная или профессиональная? «Учителю года» нужно стать этапом ПНПО. Выйти с конкретными предложениями, чтобы было зафиксировано, кто он такой сегодня - лучший среди лучших учителей? Его статус, награды и прочее. И тогда все встанет в свой ряд. Найти эту связку необходимо.

Олег ЛЕБЕДЕВ:

- Действительно, раз существует нацпроект, как-то надо соотносить эти конкурсы. Один вариант: конкурс «Учитель года» - завершающий этап нацпроекта. Из десяти тысяч учителей выбираем сто лучших и в конце концов одного. Возможен другой вариант. Конкурс «Учитель года» - это начальный этап, и в нацпроекте получают право участвовать те, кто прошел конкурс «Учитель года», получил не только профессиональную, но и общественную оценку.

Дмитрий ГУЩИН, учитель математики Петергофской гимназии императора Александра II, учитель года России-2007:

- Распространение опыта позиционируется как одна из целей конкурса, его сверхзадача. В действительности за учебный год я уехал на один день в Краснодар, на два дня в Хабаровск и на четыре дня вместе с «Учительской газетой» в один небольшой северный город в Ямало-Ненецком АО. У нас два победителя 2007 года, если удвоить, получится не шесть дней, а целых 12 в году. В самых разных интервью, на самых разных площадках мы говорим, что конкурс - это возможность профессионального роста, профессионального общения. Но, коллеги, в действительности это не совсем так. В прошлом году из учителей математики на конкурсе было три человека. Это очень малая группа. Я же не могу делиться профессиональным опытом с учителем литературы. Может быть, могу в чем-то надпредметном... И потом не факт, что я могу увидеть урок своего коллеги. Посмотреть урок в другой номинации вообще проблемно.

Мне кажется, представление работы более важно, чем урок. Урок не может отразить то, что я делаю пять, десять лет. И то, что в этом году конкурсное испытание «Представление опыта работы» было снято, мне кажется неправильным.

Елена ПАХОМОВА, заведующая кабинетом педагогического опыта Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования РФ:

- С самого начала конкурса я принимаю в нем участие в качестве эксперта, члена жюри, организатора, разработчика. Когда речь идет о том, быть конкурсу или не быть, я внутри себя говорю: конкурс должен быть. Другое дело - как и куда его поворачивать. Теперь по порядку. Что он дает учителю? Через российский финал прошли примерно 1200 человек. Из них на сегодняшний день защитили диссертации около 500 человек. Это к вопросу о научном потенциале этого явления. И я уже не буду говорить о тех учителях, которые стали министрами, начальниками управлений, директорами школ, которые работают в вузах и системе повышения квалификации. Мне представляется, что мы можем рассматривать конкурс «Учитель года» как ресурс и как резерв. Это очень серьезный аргумент в пользу сохранения такого явления. Потому что это конкурс личностей, которые двигают образование вперед. Мне очень нравится позитивная идея этого конкурса - обсуждение инновационных проектов. Правда, я предлагала вариант фестиваля инновационных идей, возможно, даже без оценки. Тогда конкурсанты были бы более свободны в своем выражении.

В традициях конкурса была всегда открытость. На конкурс всегда приезжали организаторы из регионов, они присутствовали на уроках, на защите проектов, на мастер-классах и затем рассказывали об этом у себя в регионах. Теперь конкурс закрылся. И региональные организаторы конкурса оказались за дверью. Они здесь, но они не имеют возможности побывать там, где им обязательно быть надо.

На протяжении нескольких лет, начиная с 1998 года, по итогам каждого конкурса мы выпускали сборник «Лучшее от лучших», в нем мы публиковали работы всех конкурсантов. Затем «Учительская газета» выпускала журнал, который назывался «Учитель года: лучшее от лучших». На сегодняшний день нет специального издания, посвященного конкурсу «Учитель года».

Людмила ЛЕВИНА, главный редактор журнала «Химия в школе»:

- Мы не должны отказываться от предметной профессиональной составляющей конкурса. Мы говорим, что на финал приезжают мастера, которые блестяще знают свой предмет... Нет, люди делают серьезные предметные ошибки! А потом едут в регионы распространять свой опыт. На этом их движение вперед заканчивается. Такое бывает. Когда мы выделяем самых лучших, сначала надо посмотреть, какой он предметник, а дальше надо привлекать психологов, других специалистов, чтобы выявить личностную составляющую этого учителя. Он должен быть примером во всех своих делах. Он должен притягивать массы.

Олег ЛЕБЕДЕВ:

- Видимо, на победителя конкурса надо распространить ту норму, которая есть на конкурсе «Мисс Вселенная», когда победитель конкурса имеет возможность в течение года распространять свой опыт. На это должны быть выделены средства.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, главный редактор «Учительской газеты»:

- Есть несколько очень сложных вещей, которые стоят в стороне от содержания конкурса. Почти половину из ста тысяч рублей, которые учителя получили в рамках нацпроекта, они потратили на то, чтобы приехать сюда. Регионы не дали им денег ни на дорогу, ни на гостиницу, ни на питание. И когда люди вернутся в регионы, нет уверенности, что они получат эти деньги обратно. Есть примеры из прошлого года, когда эти деньги так и не были заплачены регионами. Учитель не сам по себе участвует в этом конкурсе. Это в самом деле конкурс регионов. И регион отвечает за учителя, который приезжает сюда. Поэтому организаторам этого конкурса надо обязательно прописать, кроме содержания, механизмов, порядка проведения, финансовую ответственность - кто отвечает за учителя?

Александр СЕЛЯНИН, лауреат конкурса «Учитель года России-1999», министр образования Республики Карелия:

- На мой взгляд, главный результат конкурса заключается в том, что он стал системообразующим явлением в нашем образовании, как это ни громко звучит. Фактически через этот конкурс сформировалась корпорация учительства. Независимо от того, стал ли ты победителем, вошел ли в «пятнашку», сам статус участника конкурса «Учитель года» дает человеку право говорить не только от себя, от своего имени, но фактически от педагогического сообщества. На региональном уровне участники конкурса - очень референтные лица.

В нацпроекте отслеживается результат деятельности учителя. В конкурсе оценивается еще и процесс. А мы понимаем, что в нашей сфере, в нашей деятельности не всегда цель оправдывает средства. Это одно. И второе - в этом конкурсе создается площадка для высказывания гражданской позиции учителя, причем не только его собственной, но и сообщества. Это явные отличия конкурса от процедур национального проекта, мне кажется, на них надо сосредоточиться.

У нас было опасение, что после введения президентских грантов по нацпроекту интерес к «Учителю года» исчезнет. Этого у нас не произошло. Более того, мы пытались в этом году на нашем региональном конкурсе сделать акцент не на результат, не на предметный профессионализм учителя, а на то, какой он воспитатель, какие формы деятельности с детьми использует и так далее.

Повышается ли творческая активность учителя? Безусловно, повышается. Я с Дмитрием Гущиным не согласен. На самом конкурсе, конечно, очень трудно создать возможности для повышения квалификации всем участникам. Но сама поездка, образ других педагогов заставляют учителя, вернувшись, работать по-другому. Огромный ресурс повышения эффективности конкурса - улучшение его организации.

Екатерина ПОЛОГУТИНА, лауреат конкурса «Учитель года России-2001», заместитель заведующего отделом образования администрации Пестовского муниципального района Новгородской области:

- Конкурс, наверное, отличается от ПНПО тем, что приоритетный нацпроект «Образование» по сути своей статичен, он занимается констатацией факта, определяет учителей, которые уже чего-то добились и предъявили качественно свои результаты. «Учитель года» занимает более динамичную позицию, потому что здесь можно увидеть живое воплощение того, что делает учитель, как он это делает. Ни в коем случае нельзя отказываться от демонстрации практического опыта через урок.

В этом году мы столкнулись с тем, что на уроки не были допущены не только педагогическая общественность Петербурга, но и участники конкурса. Люди, не видя других уроков, не понимают, почему они не прошли, почему не получили достойную оценку. Очень важно, чтобы участники видели опыт других учителей. Нужно рассматривать конкурс как некую площадку, которая определяет вектор развития образования. Практичная направленность и открытость конкурса - это две его составляющие, которые ни при каких условиях не должны быть потеряны нами, если мы обсуждаем траекторию развития конкурса. Если мы говорим о трансляции опыта, то, наверное, есть смысл при отсутствии денег шире использовать ресурсы Интернета.

Игорь КАРАЧЕВЦЕВ, директор гимназии №166 Санкт-Петербурга, учитель года России-2003:

- Мне кажется, при том, что каждый участник представляет свой регион, он представляет самого себя. Конечно, методическая служба региона должна оказывать ему большую помощь - и финансовую, и организационную. Но при этом надо предоставить конкурсанту свободу. Иначе теряется личность.

Педагогическая лекция как конкурсное испытание входит в программу конкурса с 2004 года, и мне она очень нравится, потому что это раскрытие своей гражданской позиции. Но в то же время насколько эта позиция выстрадана, аргументирована, возможен ли здесь элемент модернизации? Раньше был педагогический ринг, он имел свои плюсы и минусы, поэтому ушел в историю. Но, с другой стороны, регламентированная дискуссия, дебаты, где учителя могут не только проявить свою позицию, но и способность к импровизации - о такой форме конкурсных испытаний стоит подумать.

После моего участия в конкурсе прошло уже пять лет. Я был и в Калмыкии, и в Вологодской области, и в других регионах. Может быть, методисты со мной не согласятся, но за свой 20-летний педагогический стаж я понял, что опыт передать невозможно. Один урок, один мастер-класс не передаст опыт, но он вдохновит людей на самостоятельное творчество. И, может быть, учитель математики меня больше вдохновит, чем мой коллега - учитель истории. И мне, как члену жюри, иногда хочется посмотреть на учителей литературы, русского языка, выйти из своей предметной области.

В этом году, к сожалению, не было откровенного разговора с жюри. А это опыт профессионального общения и форма повышения квалификации.

Когда-то после каждого конкурса бывали слеты учителей года - хорошая площадка для обмена опытом. Регионы должны эти слеты инициировать. Некоторые это делают - Тюменская область, Ханты-Мансийский округ. Необходимо двум столицам в этом плане активизировать работу для популяризации конкурса.

Леонид ИЛЮШИН, руководитель лаборатории апробации стандартов общего образования РАО:

- В стране сегодня проводится огромное количество конкурсов, но всегда, когда придумывается и оценивается конкурс в таких областях, одновременно и массовых, и элитных, как спорт или литература, возникает корневой вопрос: как конкурс будет влиять на процесс? Как олимпиада повлияет на физкультурный процесс в стране? Как «Букер» и «Антибукер» повлияют на литературный процесс? Мне кажется, сегодня сообщество учителей, которое сложилось за 19 лет существования конкурса, вправе эту проблему ставить очень открыто и активно. Я знаю, что сегодня в Петербурге готовится проект инновационного портала, где будет освоено огромное количество идей, компонентов, технологий. Конечно, хочется в глубине души любому учителю, который сознательно работает в школе, посмотреть живьем на учителя года, почитать его конкурсные материалы. Я говорю об утилитарных вещах на уровне конспектов уроков, о педагогическом кредо, с которым можно соотнести свое, а если его нет, задуматься, почему нет, а что бы я здесь написал?

Ирина СОКОЛОВА, директор Института педагогического образования РАО, Санкт-Петербург:

- Наш институт работает с 40 экспериментальными площадками - это школы, другие учебные заведения, и мы специально, готовясь к этому «круглому столу», провели экспресс-анализ мнений разных категорий людей, заинтересованных в этом конкурсе. Что ожидает увидеть в учителе года ученик? Образ идеального учителя, которого, может быть, он не встретил в своей жизни. То же самое хотят родители. Что хотят увидеть учителя? Учителя выделяют четыре группы критериев. Что нужно показать на конкурсе? Первое - богатство личности учителя. Второе - продемонстрировать, как я управляюсь с аудиторией, как я ее чувствую, как я могу быстро представить свои педагогические способности. Третье - инновационные разработки. Это моя технология, выстраданная мною за весь мой профессиональный путь. Я ее представляю - берите. Наконец, учитель-предметник очень востребован. Хотят увидеть методический компонент учительства.

Мое предложение - не стремиться в одном учителе увидеть все это богатство, а представить опыт каждого в виде красивой «вазы» с «цветами», и каждый «цветок» будет свой аромат создавать.

Елена ПИСКУНОВА, профессор кафедры педагогики Российского государственного педагогического университета имени А.И.Герцена:

- Я считаю, что должна быть продумана стратегия конкурса, как сделать его открытым обществу. Чтобы общество имело возможность реагировать, на сегодня пока эта возможность крайне ограниченна.

Игорь КАРАЧЕВЦЕВ:

- Мои ученики на уроке обществознания говорили о том, кто такой идеальный учитель: «Это хороший человек, но и предмет должен свой знать». Мне кажется, конкурс должен это выявлять.

Ирина ДИМОВА:

- Очень не хочется утратить в конкурсе душу, открытость. Необходимо вернуться к некоторым хорошим традициям. У нас это все было и постепенно вымывалось - профессиональное обсуждение результатов после первого тура, дебаты, ток-шоу, «визитная карточка». Я надеюсь, что сейчас мы сумеем отобрать лучшее, что было, и сохранить. И привнести то новое, что должно появиться.

Олег ЛЕБЕДЕВ:

- Я хотел бы высказать пять небесспорных соображений по итогам обсуждения.

Первое. Имеет смысл организационно строить конкурс так, чтобы на каждом этапе деятельность участников оценивалась по какому-то одному критерию. Первый критерий: какой он предметник? Второй: способен ли научить коллегу? Третий: какой он эксперт? Четвертый: это интеллигентный человек? Пятый: есть ли своя гражданская позиция? В итоге должно быть ясное общественное представление о том, кого мы считаем лучшим. Положение о конкурсе конкретного года должно обсуждать экспертное сообщество.

Второе. Конкурс должен на выходе давать новые культурные образцы. Пусть «Учитель года» покажет, как надо проводить конкурсы вообще, как надо веселить учителей и как надо отдыхать, как вести публичные действа.

Третье. По итогам конкурса необходимо готовить серьезный аналитический доклад, в котором будут прописаны выводы о том, что можно рассматривать как ориентир, а что - как проблему.

Четвертое. Конкурс должен включать в себя обучающую составляющую. Надо помочь конкурсантам осознать свои достижения, увидеть свои перспективы.

Пятое. Участники конкурса должны пройти экспертизу, получить экспертное заключение, чем их опыт интересен, что в нем замечательного, ибо сам учитель это не всегда в состоянии объяснить, какие элементы этого опыта надо защищать, доказывать, что это действительно новое.