Иногда подобные эксперименты заканчивались смертью исследователя. Известный физик лауреат Нобелевской премии Мария Склодовская-Кюри заболела лейкемией после своих опытов с радиоактивными материалами. И все ради науки, ради будущего человечества. Американский физик Уильям Уид опросил более тысячи исследователей и на основе их ответов выявил наиболее неприятные и опасные для жизни моменты в работе ученых.

Биологи и медики, изучающие методы борьбы с малярией в реальных условиях, часто вынуждены расплачиваться за знания собственной кровью. В прямом смысле этого слова. Исследователи комаров обнажают участки своего тела и предлагают их малярийным комарам-анофелесам в качестве закуски. Американская исследовательница Хельге Зилер, которая на протяжении двух десятилетий проводит подобные исследования в Бразилии, подсчитала, что в полевых условиях за минуту она может поймать (или прихлопнуть) 17 комаров. Теоретически человека можно заменить животным - наилучшим кандидатом считается свинья, но во многих странах против подобного обращения со свиньями протестуют влиятельные организации, защищающие права животных.

Как правило, о профессии «испытателя замкнутых пространств» никто не слышал, однако есть и такие специалисты. Например, они работают в НАСА, где изготавливаются и проверяются космические аппараты, в которых должны жить и работать астронавты. Инженеры и техники, создающие космические корабли, проверяют их герметичность, защищенность, комфортабельность на себе. Для этого им приходится неделями безвылазно обитать в капсуле космического корабля и вести такой же образ жизни, как у космонавтов. Кстати, профессию астронавта ученые также признали неприятной.

Неизвестно, что бы делала наука без братьев наших меньших - мышей и лягушек. Так уж получилось, что без этих животных медицина и биология обойтись не могут. Ни дня не проходит, чтобы где-нибудь не вскрыли лягушку. Как правило, эту неприятную миссию выполняют руководители научных лабораторий или кафедр.

Конечно, резать лягушку не самое приятное дело, но еще хуже очищать кости и скелеты животных от остатков плоти и крови. Очистить кости можно двумя способами: их можно либо выварить, либо отнести во двор, где ими займутся насекомые. Но какой бы метод ни выбрал ученый, все равно ради науки он вынужден будет терпеть жуткий запах. Такие муки под силу лишь настоящему фанату зоологии.

Порой несладко приходится и ихтиологам. Помимо изучения рыб в их обязанности входит и их подсчет. Особенно тяжело, а вернее, практически невозможно, вести подсчет рыб во время нереста: десятки тысяч рыб проходят перед глазами по реке, и ученому необходимо их сосчитать, а попутно еще и определить принадлежность к тому или иному виду. По словам ихтиологов, после окончания нереста они еще долго не могут избавиться от рыб, постоянно прыгающих у них перед глазами.

Настоящими оптимистами по праву считаются криптозоологи. Исследователи охотятся за редкими видами птиц и мелких животных, многие их которых считаются исчезнувшими! Но вычеркивать их из списка у зоологов рука не поднимается. Например, на Гавайях действует спецподразделение орнитологов: ученые пытаются поймать редких птиц, которых не видели по меньшей мере два десятилетия. Ежедневно преданные своему делу исследователи выходят на поиски и ежедневно возвращаются с пустыми клетками. Но это их нисколько не расстраивает: они настолько преданы своему делу, что готовы терпеть любые неприятные моменты. Так что забудьте о том, что ученые только и занимаются тем, что в белых халатах смотрят в микроскоп. На самом деле они ежедневно подвергают свою жизнь риску. И все ради науки.

(По информации международного информационного агентства Washington ProFile)