Как можно так просто взять и подписать распоряжение, причем поднимается рука на учителя, директора школы, отдавшего всю свою жизнь школе?!

Скоро буду собирать на подписку на «Учительскую». Без нее нельзя. Читаю все материалы. Горько, в Оренбурге трагедия еще та! А у нас после землетрясения до сих пор не отремонтирована столовая, только неделю назад привезли балки на потолок. Разворотили кабинет информатики, строители не торопятся. Обещают, правда, на неделе закончить. А тянули-то сколько - два месяца после землетрясения прошло. Каждый день по 7 уроков, программу надо догонять, иначе каникулы отменят.

Дома у меня дела плохи. Дом после землетрясения решили сносить, выселили нас, заявив: чем быстрее, тем лучше. Сразу строить начнут на этом же месте дом финского типа со всеми удобствами. Мы вытащили в кладовку, баню то немногое, что есть, рамы сняли, двери, люстры. Я ушла к сестре Марии. (У нее такая в квартире теснота, нечем дышать.) Работать не могу, на письма ответить не могу, а тут столько их идет. Вот статью Наташи Бухвал перекопировала из «УГ», умница она, звонила мне на днях из Пскова! От Клары Степановны Павликовой из Москвы пришла бандероль с ее книгой «Через всю жизнь». Так много об отце Яковлеве Степане Григорьевиче. Беседа, готовая для музея. В книге и о нас она пишет так тепло. Из Ленска звонят и пишут, из Краснодонского музея. Спасибо за поддержку всем!

29 сентября прошли уроки памяти «Молодой гвардии», подготовила беседу о Левашове. Он в 1990 году был у нас в гостях. Малыши бегут в музей, с удовольствием начинаю с ними беседовать, так внимательно слушают, молодцы!

Заходили в музей выпускники. Оставила запись мой первый командир клуба «Поиск» Соня Зайнакова. Зашла она в музей, и слезы у нее на глазах. Ничего не забыто! Работа - мое спасение! Без нее я никто. А из школы куда идти? Дом стоит пустой, в трещинах, по кладовкам начали шарить бродяги, у соседей открыли баню, все повыкидывали, а если бы подожгли? Горело бы очень хорошо, у меня сильно ни за что так душа не болит, как за книги. Соседка пошла в мэрию, сказали: ждите до весны! Я пошла на прием к мэру, все рассказала, он мне ничего толком так и не ответил. Вернулась я в дом, включила обогреватели (печку-то разобрали), занесла постель, телевизор и вот живу. У сестры питаюсь, моюсь, стираю, а тут сплю. Страшно, но что делать?

Терпите, ждите, говорят. Но зачем нас было выгонять из квартир? К кому идти? Кругом глухой лес, «ау» не слышат. Значит, «сиди не пикай». Вот в такой переплет я на старости лет попала.

А тут еще горе свалилось на всех нас. 12 октября убили в Малоярославце, что под Калугой, моего младшего брата Сашу (ему всего 52 года). Что тут у нас началось!

Маме 84 года, лежит в лежку, фотографии его выставила. Мне плохо с сердцем было. За что? Так тяжело на сердце. Сижу одна в своем доме, но мне тут легче, свои стены, чуть не рухнувшие, видно, помогают.

Татьяна ДМИТРИЕВА, руководитель музея «Молодая гвардия» школы №1, Слюдянка, Иркутская область