Жалею, что бросила школу в 15 лет

- Книги, подписанные вашим именем, распроданы тиражом в 400 миллионов экземпляров. Вы, наверное, как никто другой, знаете, что должен содержать роман, чтобы стать бестселлером?

- В сущности никакого особого секрета нет. Когда я сажусь за письменный стол, то никогда себе не говорю: о боже, я должна выдать на-гора бестселлер. Если об этом думать, то ничего хорошего не получится. Просто нужно взять животрепещущую тему, которая всем интересна, придумать узнаваемых персонажей и добавить в этот котел побольше саспенса. Я называю себя рассказчицей, в отличие от тех людей, которые именуются литераторами. Если бы дело происходило лет 200 назад, то мы бы с вами сейчас сидели у костра и я бы начала: хотите, я расскажу вам одну историю. У меня нет литературного образования, и, наверное, поэтому мои герои говорят простым разговорным языком, как вы и я. Среди литераторов немало снобов. Они презирают телевидение, попсу и массовую культуру вообще. Я не сноб. Мне нравится сочинять такие книжки, которые я сама с удовольствием бы прочитала.

- Как к вам приходят идеи, что является толчком: вы читаете газеты, следите за новостями, выслушиваете рассказы друзей?

- Все это вместе взятое, плюс - я путешествую. Сейчас на Западе выходит мой роман «Женатые любовники», там главную героиню обижал муж. На эту тему меня вдохновила автобиографическая книжка вашей певицы Валерии, с которой я недавно сдружилась. Насилие в браке - проблема международная. Я пишу, конечно, художественную литературу, то есть с изрядной долей вымысла, поэтому сделала свою героиню американкой.

- В ваших романах показана гламурная жизнь. Как собираете столь труднодоступную фактуру?

- Я живу в Беверли-Хиллз и считаю себя наблюдателем тамошних нравов - своеобразным антропологом, ползущим по голливудским джунглям. О жизни звезд я знаю практически все, потому что мне многое рассказывают. И не только актрисы, режиссеры и продюсеры, но и люди невысокого полета: водители, гримеры, повара, охранники. И вообще мне в жизни повезло, потому что, когда кончается сахар, я могу зайти к соседу. А соседа зовут Аль Пачино.

- Как думаете, в чем проблема голливудских небожителей?

- У них слава превращается в навязчивую идею. Они начинают верить в то, что на самом деле такие великие, как их превозносят с помощью пиара. Это очень скользкая дорожка - слава вещь приходящая, сегодня тебя носят на руках, а завтра все забыли. Нельзя строить жизнь на столь зыбких основах.

- Удалось ли вам этого избежать?

- Думаю, что да. Когда вышла моя первая книга, у меня уже была крепкая семья. Муж - он старше меня на 20 лет - стал моим защитником, я от него постоянно получала тепло и поддержку во всех начинаниях.

- Разницы в возрасте не ощущали?

- Нет, что вы. С мужем мне очень повезло. Мы воспитали трех замечательных дочерей. Вот уже 16 лет, как его нет с нами, а не проходит и дня, чтобы я не вспомнила о нем с благодарностью.

- Писательство отнимает уйму времени. Как вам удалось совместить работу и воспитание детей?

- Очень просто. Когда они маленькие, ты их укладываешь спать и пишешь. Когда они подрастают, ты их отвозишь в школу и пишешь. Женщины способны на все - вот суть моего послания миру. Они могут организовать свою жизнь и буквально горы свернуть. Было бы только ради кого. Вопреки расхожему мнению сильные женщины не представляют угрозы для мужчин. Только слабые мужчины их боятся.

- Ваша старшая сестра Джоан Коллинз, прославившаяся ролью стервозной интриганки в сериале «Династия», тоже пишет романы из «светской жизни». Вы не чувствуете конкуренции с ее стороны?

- Она писала биографические вещи и книги в жанре светской хроники. На этом поле мы с ней никак не пересекались. Поэтому никакой конкуренции между нами нет. Она очень хорошая актриса. И посылай ей бог хороших ролей.

- В прессе писали, что ваши отношения оставляют желать лучшего. Двум незаурядным личностям тяжело уживаться в одном семействе?

- О, нет, нет. Она живет в Европе, я - в Лос-Анджелесе. И вообще мы лучшие подруги. Из России я поеду прямиком в Лондон, где мы, конечно, встретимся и вместе пообедаем. Если две родные сестры, и обе преуспели, то люди любят сочинять всякие небылицы о якобы нашем соперничестве. На самом деле ничего подобного нет. Мы обожаем друг друга, нас даже вместе сфотографировали для обложки солидного журнала «Ярмарка тщеславия». Фото стало знаменитым. Мы вместе сидим на заднем сидении лимузина. Снимала модный фотограф Энни Лейбовиц.

- У вас есть пристрастия в выборе персонажей своих книг?

- Мне хочется думать, что в 26 моих книгах представлены все типы людей, вся человеческая комедия. Я пишу о людях разных взглядов, цвета кожи и сексуальной ориентации. Я выросла на книгах Гарольда Робинсона и других классиков современной литературы. Но все это были мужчины, и женские персонажи у них засунуты в спальню и на кухню, занимаясь либо сексом, либо стряпней. Я решила, что мои героини будут волевыми личностями, у которых есть серьезные дела, и они не сидят, ожидая, когда их мужчина вернется домой.

- Судя по вашим взглядам, вы убежденная феминистка, не допускающая мысли, что есть мужчина, ради которого можно превратиться в традиционалистку: стоять у плиты, варить борщ, жарить котлеты, рожать детей?

- Ну почему же? Если у тебя в жизни появляется мужчина, который хочет, чтобы ты стала примерной домохозяйкой, то все равно это можно совместить с карьерой. На современную женщину идет давление со всех сторон. Надо и выглядеть красиво, и быть матерью, и зарабатывать деньги - все это трудно объять. При этом находятся женщины, озабоченные какой-то ерундой вроде искусственных грудей, фальшиво пухлых губ и щек. В Голливуде девочки 20-30 лет вкалывают себе ботокс и ложатся под нож пластических хирургов. В этой жизни они чувствуют себя неуверенно.

- Мужчине тоже живется непросто. Не стал ли он исчезающим видом?

- Исчезающий вид? Как это грустно. Я думаю, что настоящие женщины всегда одаривают мужчин теплом. Я верю в этот метод выживания. Мужиков обычно подталкивают, говорят: иди зарабатывай, ты должен. А настоящая женщина скажет своему любимому: я в тебя верю, спасибо тебе за все. Но и он со своей стороны должен отвечать взаимностью. Формула проста: какое счастье ты даешь, такое же получаешь в ответ.

- Ваша предприимчивая Лаки переходит из романа в роман. Почему этот персонаж вам так дорог?

- Лаки Сантанджело - это ролевая модель женщины, независимой, добивающейся того, чего хочет. В Америке таких называют «баба, которая кого хочешь пнет под зад». И русским читательницам, как меня уверяет мой издатель, она пришлась очень по душе. А мне этот персонаж лет десять назад даже жизнь спас. Я тогда писала сценарий для небольшого сериала о Лаки и вся была буквально окутана аурой ее силы и бесстрашия. У меня был черный кадиллак - потрясающая машина, но старая. Друзья все поддразнивали, когда же ты купишь что-нибудь погламурнее. Я сдалась - купила серебристый красавец мерседес. И вот однажды после вечеринки взялась подбросить домой моих приятелей, мужчину и даму. Время приближалось к полуночи. А у нас в Беверли-Хиллз есть районы, перекрытые шлагбаумом, и надо набрать специальный код, чтобы тебе разрешили въехать. И вот я остановилась, опустила стекло, протянула руку к кнопкам, и вдруг моя подруга, которая сидела сзади, истошно завизжала. Я поворачиваю голову и вижу направленный на меня автомат УЗИ, который нервно сжимает в руках громила в черной маске.

«Вылезай из машины! - закричал он с ненавистью. - А то я тебе башку снесу!» Я успела только подумать: боже, какой грубиян. И твердо решила, что машину не отдам. Не могу понять, как получилось, что я молниеносно врубила задний ход, развернулась и нажала на газ. К счастью, преступник забыл выстрелить, видимо, от неожиданности. Ведь в таких случаях люди не сопротивляются, предпочитая расстаться с кошельком, а не с жизнью. За мной увязалась погоня. Видимо, у нападавшего был сообщник с автомобилем. Но, как вы понимаете, мой новенький мерседес легко от них ушел. Поэтому у истории счастливый конец. Но потом меня долго трясло. Думаю, что столь храбрый поступок у меня получился только потому, что в тот момент я пребывала в эйфории от Лаки. Теперь я знаю, что принимать решения нужно быстро и делать следует то, что тебе подсказывает твой внутренний голос.

- Обычно писатели недовольны тем, как экранизированы их книги...

- «Голливудскими женами» я действительно недовольна. Там не очень хороший кастинг, слишком много звезд, которые пыжатся затмить друг друга. А на экранизациях моих последних книг я сама выступаю и сценаристом, и продюсером. Сама подбираю актеров и следую буквально в шаге за режиссером: не упускаю его из вида и не даю расслабиться.

- Как вы отдыхаете?

- Я не люблю валяться на пляже. Предпочитаю путешествовать. В дороге люблю читать динамичную мужскую прозу. Например, детективы Роберта Паркера. Недавно проехала по американскому югу в комфортабельном автобусе, который раньше принадлежал Мэрайе Кери. У себя на сайте в сети я выставила фотографии этого сооружения на колесах. Я считаю это время отдыхом, потому что ничего не писала. От Алабамы до Нью-Орлеана мы знакомились с разными людьми, они рассказали мне много интересного. Например, что им пришлось пережить, когда нагрянул ураган «Катрина». Эти дни в России для меня тоже в некотором смысле каникулы, потому что я ничего не пишу, а только смотрю и запоминаю.

- Сейчас в Америке, наверное, много говорят негативного о России в связи с российско-грузинским конфликтом. А какое у вас сложилось впечатление об этой стране?

- Мое первое впечатление от Москвы - множество мужчин в аэропорту, которые стоят или слоняются без видимого дела. Чем они зарабатывают себе на жизнь?

- Наверное, это таксисты, подстерегающие добычу международного класса...

- А второе впечатление - множество красивых женщин на улицах. Теперь я понимаю, почему среди супермоделей так много россиянок. Вот Валерия является образцом современной россиянки - красивая, умная, волевая, открытая, сексуальная. Лет 20 назад образ русской был такой: страдающая от лишнего веса, загорает в слишком открытом купальнике на пляже. Теперь все изменилось. Российским мужчинам очень повезло с женщинами.

- Тем не менее в ваших романах русским отводятся незавидные роли...

- Увы. Но что я могла до сих пор видеть? Как-то на юге Франции встретила двух русских мужчин, которые шли в окружении десяти красоток, судя по всему, облегченного поведения. И вот что тут подумать? Но теперь, когда я побывала в Москве, все изменится. Наконец-то, вместо того чтобы делать своих русских персонажей «ночными бабочками» и гангстерами, я смогу написать о настоящих людях России, прекрасных душой и телом.

Фото автора