У меня есть знакомые, которые в новые времена стали олигархами на финансово-комсомольской почве. Я с ними контактов не поддерживаю. Я вообще не думаю, что нужно отмечать подобные даты, потому что все эти организации можно сравнить с высыпаниями или хромотой у нашего общества. Зачем вспоминать о болезни? Нужно помнить хорошее, а не плохое.

Валентина ТЕЛИЧКИНА, заслуженная артистка РСФСР:

- У меня самые добрые воспоминания о комсомольской юности. Я не занимала никаких должностей, но никогда не отказывалась помочь, поучаствовать в каких-то добрых и нужных мероприятиях, которые организовывал комитет комсомола. Мы были всегда чем-то заняты, что абсолютно не мешало оставаться нам личностями. И в школе, и во ВГИКе, и в театре я всегда участвовала в шефских концертах и встречах. Будучи молодой актрисой, я вместе с товарищами объездила всю страну вплоть до Сибири. Мы делали это бескорыстно и никогда не просили вознаграждения за свои старания. Хотя одну награду я все-таки получила - вместе с Инной Чуриковой и Николаем Бурляевым меня отметили премией Ленинского комсомола за совокупность ролей современниц.

Мне кажется, было бы неплохо, если бы и в наше время появилась организация, которая заняла бы молодежь и проводила бы и спортивные соревнования, и творческие конкурсы, словом, организовала досуг, чтобы новое поколение не было бесхозным. В этом смысле опыт ВЛКСМ очень бы пригодился.

Станислав САДАЛЬСКИЙ, заслуженный артист России:

- Я был секретарем комсомольской организации в театре «Современник», причем второй комсомолкой из числа актеров была Лена Коренева, остальные были рабочие. Это было светлое время, мы верили в лучшее будущее, дружили, общались.

Благодаря комсомолу я поехал первый раз за границу. Я пошел на Главпочтамт и послал телеграмму по адресу: «Москва, Кремль, генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Ильичу Брежневу» о том, что мы, комсомольцы «Современника», хотим в свой выходной сыграть спектакль и перечислить деньги от сборов в Фонд памяти погибших коммунистов. Мы сыграли «Вечно живых», и после этого я поехал в Югославию.

Я хочу с любовью и нежностью поздравить всех, кто помнит те времена, с Днем рождения комсомола. Мы с удовольствием отмечали его в моей молодости, так же как Новый год, дни рождения. А тем, кто негативно отзывается о прошлом, хочу сказать, что они стреляют в свое будущее.

Владимир ВАСИН, вице-президент Олимпийского комитета России, олимпийский чемпион:

- Конечно, в комсомольской работе всегда была доля формализма, этого трудно было избежать в силу ряда причин. Но много было и живой интересной работы, в том числе и у нас в спорте. В советские годы в штате каждой базы олимпийской подготовки был комсомольский работник, он организовывал встречи спортсменов с выдающимися людьми, привозил на базу космонавтов, дипломатов, ученых, это все называлось воспитательной работой. Потом мы это забыли на долгие годы, и спортсмены стали жаловаться на то, что жить на тренировочных сборах стало скучно. А между тем наши основные соперники, китайцы и даже американцы, заимствовали некоторые наши воспитательные методики и принципы. Американские олимпийцы, например, после Олимпиад ездят по провинциям, встречаются с детьми, с подростками, дают мастер-классы, это ведь наши, комсомольские наработки. Сейчас мы постепенно реанимируем многое продуктивное из того, прежнего опыта. Я после спорта несколько лет проработал в ЦК ВЛКСМ и считаю, что именно в те годы стал профессионалом в сфере управления спортивным движением.

Юрий РОСТ, фотограф, телеведущий:

- Комсомол не сыграл никакой роли в моей жизни. Меня исключили из него в 1957 году, когда я учился в институте. Нас тогда выгнали целой компанией, но я не хочу об этом говорить. Единственное, что меня как-то связывает с этой организацией, хотя и косвенно, - то, что я много лет проработал в «Комсомольской правде». И еще у меня много друзей, связанных с комсомолом. Это замечательные люди, с которыми я до сих пор дружу. Например, Сергей Купреев, который был первым секретарем Московского горкома комсомола, Виктор Мишин, который тоже занимал высокую должность в ВЛКСМ. Я с ними общался неофициально, у нас были общие, никак не идеологические, интересы.

Владимир ПОЛЯКОВ, заместитель председателя коллегии Орловской области, руководитель Департамента социальной политики:

- Наши старшие товарищи учили нас, что есть задачи, которые нужно решать, а не подвергать сомнению. Скажу откровенно: это самое ценное, что получило мое поколение. С ранних лет быть причастным к решению важных вопросов, которые касаются жизни многих молодых людей, отвечать за порученное дело, отвечать порою и за судьбы людские, знать, что твое решение сегодня-завтра может быть полезным или пагубным для большого количества людей, что твои недоработки могут привести к сложным ситуациям.

И второе: нас с юных лет приучали быть ответственными и уметь строить отношения, ладить с людьми. Это великая школа, которую мое поколение получило в Ленинском комсомоле. Ностальгия 29 октября, я думаю, все же существует. Не столько из-за того, что сегодня организации больше не существует. Ностальгия прежде всего по нашей юности, которую не вернешь уже. Люди воспринимают этот период, конечно, критически, но абсолютное большинство комсомольских работников и комсомольских активистов той поры ни на минуту, ни перед кем, а главное, перед своей совестью, не жалеют о том, что отдали многие годы жизни работе в этой организации. Мы не служили в комсомоле, мы служили комсомолу, а это не забывается.

Шалва АМОНАШВИЛИ, профессор, доктор психологии, почетный академик Российской академии образования:

- Я вступил в комсомольскую организацию в 1947 году, учась в седьмом классе. И, конечно, комсомол многое дал мне в плане организованной жизни, ответственности. Дальше я стал пионервожатым школы, и комсомольская организация, которая контролировала меня и поддерживала, очень помогала мне. Прошло время, и когда я начал писать, я получил премию Ленинского комсомола. Это была последняя премия, которая была выдана этой организацией вообще.

Но была и другая сторона, которая чувствуется даже и по сей день, - давление какое-то отрицательное. Я был напуган этой организацией. Боялся высказать некоторые свои мысли вслух. Однажды я повел своих пионеров в старинный храм в Тбилиси - показать исторический памятник. Меня сразу вызвали в райком комсомола и сказали, чтобы такое не повторялось. Таких вещей много бывало в моей жизни, что, конечно, стесняло меня, и я был вынужден ограничивать свою свободу и деятельность, быть аккуратным в высказываниях.

Так что в комсомоле мы не должны искать только плохое или только хорошее. Молодежь нуждается в своих организациях. И если мы не будем им давать лучшие формы организации жизни, они сами их будут создавать, что они, собственно, и делают. Эти новые молодежные организации захватывают другие силы, начинают на них влиять. И мы их называем фашистскими, шовинистскими организациями. Молодежь нуждается в объединениях, так же как и маленькие дети - дошкольники, школьники.