В последние годы ширится движение за последовательное употребление буквы ё во всех видах русского практического письма. Доводы сторонников этой точки зрения на поверхностный взгляд могут показаться «неотразимо» убедительными. Поэтому представляется актуальным аргументировать целесообразность сохранения существующего положения вещей на основании более глубокого подхода к анализу соответствующего материала.

Аргументы против введения «обязательного» ё могут быть сведены к двум пунктам: 1) последовательное употребление этой буквы практически не нужно тем, для кого русский язык родной и кто хорошо владеет его нормами; 2) введение такого употребления породило бы трудности, определяемые фактами истории русского языка.

1. Объяснение того, почему последовательное употребление ё не необходимо большинству читающих, лежит в одной давно замеченной особенности восприятия текста при чтении. Овладевший механизмом чтения схватывает графические облики слов целиком как единые буквенные комплексы, а не читает «по буквам». В некоторых случаях само «прочтение» отдельных букв определяется восприятием целостных комплексов, равных словам. Мы без всякого затруднения «читаем» г как [в] в окончании -ого, -его любой формы родительного падежа прилагательного или причастия (доброго, хорошего, сказанного, сидящего). Так происходит и с большинством слов, в которых есть начертание е: мы читаем мед как [мьо]д, а мех как [мьэ]х, потому что узнаем эти слова как целые комплексы букв (а слов [мьэ]д и [мьо]х не существует).

Вот интересный пример, показывающий, что в определенном буквенном окружении буква е читается так, как если бы было написано ё.

«Вошли две девушки, одна покрупней, другая мелкая...

- Алеша здесь? - спросила которая покрупней, переврав, конечно, фамилию. - Алеша здесь?» (Ю. Олеша. «Ни дня без строчки»).

Для того чтобы показать, как пришедшая исказила его фамилию, писатель не воспользовался написанием Олёша, а придумал более остроумный способ: буквенный комплекс Алеша однозначно читается как Алёша; одновременно показана причина ошибки: смешение диковинной фамилии с привычным именем.

В подавляющем большинстве случаев необозначение «точек над е» не создает графического совпадения разных слов. Случаи такого совпадения (как написание небо, в котором совпадают слова [ньэ]бо и [ньо]бо) немногочисленны; в первую очередь для них и нужно правило «выборочного» употребления буквы ё.

Предвижу возражение: зачем же «экономить», ведь маслом каши не испортишь, не лучше ли, не мудрствуя лукаво, писать всегда все слова с буквой ё? Ответом на это возражение и является пункт 2. Постараюсь показать, что введение строго обязательного употребления ё для всех текстов таит в себе опасность... для русской культуры.

2. В процессе исторического развития русского языка произошел так называемый «переход е в о», после чего появился звук [о] в положении после мягких согласных вместо прежнего [э]. Но в стихотворных текстах XVIII-XIX веков широко представлен звук [э] в соответствии современному [о], о чем можно судить на основании рифм. Массовый случай - формы страдательных причастий на

[э]нный («на слуху» пушкинская рифма раскаленной - вселенной). У Пушкина же не раз фигурирует рев (а не рёв, о чем свидетельствуют рифмы рев - присмирев («Полтава»), напевом - ревом («Послание к Галичу»), присмирев - рев - гнев («Обвал»), гнева - рева («Езерский»). В стихах разных поэтов на основании рифм устанавливаются варианты веселый, слезы, мертвый, полет, утес и др. Распространять на тексты старых авторов последовательное употребление ё - значит «навязывать» современные нормы русскому языку более чем двухвековой давности. Приведу два примера.

В передовых рядах «борцов» за букву ё оказалась «Литературная газета». И в первом же номере за 2004 год, в котором было объявлено, что отныне газета печатается с ё, она продемонстрировала, в чем заключается «опасность» последовательного использования этого начертания. Приведена такая цитата из Державина: «...Проходят годы, дни, рёв морь и бурей шум...» У авторов не только XVIII, но и начала XIX века мог быть только рев! (См. выше примеры рифм Пушкина.)

Показателен и следующий пример из книги о русском языке учебного назначения (серия «Я познаю мир» М., 1999; автор С.В.Волков), в которой (как и полагается в такой книге по современным правилам) последовательно употребляется буква ё. Вот как выглядит в этой книге строфа из произведения Жуковского.

...И к утру видит сон Вадим:

Одеян ризой белой

Предстал чудесный муж

пред ним -

Во взоре луч весёлый...

Даже рифма «не помешала» редактору употребить букву ё!

В недавно напечатанной статье А.В.Суперанская вспоминает, что академик В.В.Виноградов при обсуждении правила об обязательном написании буквы ё «очень осторожно подходил к введению этого правила, обращаясь к поэзии XIX века». Приведены его слова: «Мы не знаем, как поэты прошлого слышали свои стихи, имели ли они в виду формы с ё или с е» («Наука и жизнь», 2008, №1, стр. 33).

Во многих случаях мы это знаем на основании рифм, например: совершенно - непринужденно, окровавленный - нетленный, утомленный - блаженной, возвращенный - смиренный, слезным - любезным, смущенный - отменной, усыпленный - блаженный, умиленным - бесценным (все примеры из «Евгения Онегина»). Можно привести еще очень много таких примеров не только из Пушкина, но и из других авторов XVIII-XIX вв.

Но и те употребленные старыми авторами слова и формы, произношение которых нельзя установить на основании рифм, мы не имеем права передавать в печати с буквой ё, руководствуясь современными нормами.

Если бы новым орфографическим сводом было утверждено последовательное употребление ё, несомненно, потребовалось бы отдельное правило для текстов старых авторов. Но реально ли было бы его точное соблюдение? Можно представить себе, какой масштаб приобрело бы искажение текстов авторов прошлых веков! Нет, введя «обязательное» ё как общее правило, мы не убережем наших классиков от варварской модернизации.

§10 «Правил русской орфографии и пунктуации» 1956 года состоит всего из трех пунктов, в которых в одном ряду фигурируют разные случаи: 1) предупреждение неверного прочтения слова, 2) указание произношения малоизвестного слова, 3) употребление в специальных текстах.

В новом справочнике разграничиваются выборочное употребление буквы ё и ее последовательное употребление в текстах специального назначения; к ним относятся тексты, в которых ё употребляется наряду со знаком ударения (заголовочные слова большинства словарей, тексты для изучающих русский язык как неродной) и тексты (учебные и художественные) только с буквой ё, предназначенные для детей младших возрастов, еще не до конца овладевших навыками чтения.

Пункты, относящиеся к выборочному употреблению ё, изложены более детально, и особо выделены имена собственные. Приведу полностью текст этого правила.

«В обычных печатных текстах буква ё употребляется выборочно. Рекомендуется употреблять ее в следующих случаях.

1. Для предупреждения неправильного опознания слова, например: всё, нёбо, лётом, совершённый (в отличие соответственно от слов все, небо, летом, совершенный), в том числе для указания на место ударения в слове, например: вёдро, узнаём (в отличие от ведро, узнаем).

2. Для указания правильного произношения слова - либо редкого, недостаточно хорошо известного, либо имеющего распространенное неправильное произношение, например: гёзы, сёрфинг, флёр, твёрже, щёлочка, в том числе для указания правильного ударения, например: побасёнка, приведённый, унесённый, осуждённый, новорождённый, филёр.

3. В собственных именах - фамилиях, географических названиях, например: Конёнков, Неёлова, Катрин Денёв, Шрёдингер, Дежнёв, Кошелёв, Чебышёв, Вёшенская, Олёкма» (§5 академического справочника).

Важным дополнением к правилу 1956 года является специальное примечание, предоставляющее любому автору или редактору право печатать текст с последовательным употреблением буквы ё.

Если внимательно соблюдать правило выборочного употребления буквы ё, снимаются те трудности, которые, по мнению «борцов» за эту букву, разрешаются только введением ее обязательного употребления для всех видов текстов.

Наталья ЕСЬКОВА, кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Института русского языка РАН

Конкурс

«Учительская газета» совместно с издательством «АСТ-ПРЕСС» объявляет конкурс «Cловарь - помощник педагога»

Цель конкурса - выявить неординарные методические разработки уроков учителей русского языка и литературы, в которых используются словари.

Участниками конкурса могут стать учителя Российской Федерации.

На конкурс принимается заявка, отправленная по почте не позднее 31 марта 2009 года. Вместе с работой в заявке должны быть купон на подписку «Учительской газеты» на 2009 год и контакты (адрес, телефон, электронная почта). Наш адрес: 107045, Москва, Ананьевский переулок, 4/2, стр. 1, редакция «Учительской газеты» (с пометкой: «Конкурс. Cловарь - помощник педагога»).

Авторитетное жюри отберет 10 лучших разработок, которые будут опубликованы в «Учительской газете». Победители - авторы этих работ будут приглашены в Москву для прохождения бесплатного недельного обучения на базе АПКиППРО, по окончании которого они получат сертификаты о повышении квалификации.

Во время обучения пройдет финальный этап конкурса. Победитель будет премирован словарями и справочниками для комплектации личного кабинета. Все финалисты получат поощрительные призы.