Сделаем вас богатыми... насильно

Во-первых, в этом году исполняется ровно пять лет после проведения подобного совещания, на котором обсуждалась почти невозможная для того времени тема. В самом деле, в стране долги по зарплате, невыплаты отпускных, недофинансирование учебных заведений, а в Тюмени говорили об экономике образования. Ситуация напоминала другую, случившуюся несколько десятков лет назад в Москве: послереволюционная страна погружена во мрак и холод, а кремлевские мечтатели строили план ГОЭЛРО. Тюменские мечтатели пять лет назад так же вдохновенно говорили о том, какой должна быть экономика системы образования, но это меньше всего напоминало мечту, это было составлением реальных планов.

Во-вторых, для организаторов нынешнего совещания было принципиально важно выбрать такой регион, где бы руководитель не плакал от нехватки финансирования, а мог трезво поговорить о сути экономических проблем и путях их решения. Бедные мечтают только о том, кто бы им подарил энную сумму, предприимчивые мало того что бедными не бывают, но еще и могут, трезво оценивая ситуацию, строить планы на будущее. Таким, по сути дела, и предстает перед всей образовательной Россией губернатор Тюменской области Сергей Собянин. Не случайно он первым удостоился вручения памятного знака Минобразования РФ, которым отныне будут отмечаться те губернаторы, что делают много не только для выживания, но и развития системы образования в своем регионе.

В-третьих, совещание было приурочено к грядущему заседанию Правительственной комиссии по образованию под председательством Михаила Касьянова, и на этом заседании принципиально важно было представить решение, одобренное представителями всей России. Рекомендации совещания содержали всего четыре пункта, два из которых одобряли доклад министра и Комплексный план мероприятий по совершенствованию экономики образования на 2004-2006 годы, подготовленный Минобразованием России. Отмечалось, что министерство проводит большую работу по реорганизации сети учебных заведений, совершенствованию системы финансирования, реформированию оплаты труда и налогообложения в сфере образования. Решено было учесть при подготовке материалов к заседанию Правительственной комиссии предложения и замечания, высказанные участниками совещания. Но совещание, как можно было убедиться, ставило своей целью лишь информирование участников о том, что запланировано и будет реализовано в ближайшее время.

Парадокс заключается в том, что финансирование образования в целом по стране в последние годы увеличивалось довольно быстрыми темпами, но теперь, судя по всему, такой благостной картины больше не будет.

Надо заметить, что очень многие проблемы системы пока не решены так, как этого требует модернизация образования. Как известно, Постановление Правительства РФ №123 переводит финансирование зарплаты педагогов на уровень субъектов Федерации, и это хорошо, потому что муниципальный уровень не позволял содержать школу как государственное учреждение. Субъекты Федерации весьма активно поддерживают образование, наращивая финансирование самых различных программ, в том числе и программы компьютеризации школ. Но, как отметил в своем выступлении Сергей Собянин, даже в богатой Тюменской области (во всяком случае ее таковой в России считают) процент отчислений средств из бюджета на поддержку образования достиг максимального и предельного размера. Больше область выделить не может, но, во-первых, систему образования нужно развивать; во-вторых, необходимо улучшать материальное положение педагогов. В этой ситуации нет иного выхода, как использовать внутренние резервы отрасли и реализовывать некие модернизационные ходы. Только так можно найти дополнительные ресурсы, ибо федеральный бюджет, собирающий средства от дополнительных доходов в Фонд стабилизации, не планирует ни дальнейшего повышения зарплаты бюджетникам, ни даже индексации ее в 2004 году. Это дал понять в своем докладе министр образования Владимир Филиппов.

Пожалуй, наиболее четко картина была представлена по высшей школе. Вузы могут быть богатыми (или во всяком случае состоятельными уж точно!), если выдержат жесткую конкуренцию и добьются статуса ведущих. Это даст им возможность рассчитывать на финансовую поддержку государства в виде грантов, финансирования различных проектов и так далее. Они получат значительные средства, если будут принимать сильных абитуриентов с ГИФО и развивать активную внебюджетную деятельность. Словом, все в руках высших учебных заведений, и если коллектив думает, действует, развивается, то ему удается не только выживать, но и развиваться: покупать здания для расширения образовательной и научной деятельности, оснащать учебный и научно-исследовательский процесс современным оборудованием. Это очень красочно иллюстрировал в своем выступлении ректор Тюменского госуниверситета Геннадий Куцев, который, правда, посетовал на то, что взаимоотношения с казначейством (долгие и нудные, требующие все просчитывать и рассчитывать на длинную перспективу) лишают вуз мобильности и мешают ему в конкурентной борьбе с негосударственными вузами на рынке образовательных услуг. Бесконечные же проверки различных органов отвлекают вузовских работников от работы. За небольшой отрезок времени ТГУ проверяли, например, четыре раза, нашли несколько мелких, незначительных прегрешений, но времени на работу с комиссиями ушло очень много. По мнению Куцева, аккредитованным вузам нужно доверять, а если проверять, то редко, но фундаментально.

Ключевых вопросов, которые волновали всех участников совещания из регионов, было два.

Первый - переход на отраслевую систему оплаты труда. Как известно, эта проблема имеет довольно длинную историю. После того как Минтруд предложил свой проект перехода на эту систему, шли долгие обсуждения о целесообразности его реализации в предложенном виде. Проект был дружно отвергнут как педагогической общественностью, так и управленцами. Суть разногласий с минтрудовцами заключалась, во-первых, в том, что переход на отраслевую систему труда требует значительного увеличения фонда оплаты труда педагогов. Его нельзя было реализовать при повышении зарплаты всего в 1,33 раза с 1 октября 2003 года. К тому же всех смущало отсутствие федеральных гарантий на выплату зарплаты на должном уровне. Гарантии давались только для тех учреждений образования, которые финансировались из федерального бюджета. Все остальные могли получать средства из региональных и муниципальных бюджетов в той мере, в какой эти бюджеты располагали ресурсами. После того как проект Минтруда отвергли, была создана рабочая группа, в которую вошли и представители профсоюза.

Заместитель начальника Управления экономики и социального развития Минобразования РФ Галина Башкина представила на суд собравшихся разработанный этой группой и согласованный с Российским профсоюзом народного образования и науки новый вариант отраслевой системы оплаты труда. Вариант и в самом деле вполне приемлемый, хотя и весьма скромный по размеру предполагаемых ставок (окладов). Однако опять появились некоторые «но». Первое связано с тем, что снова нужно увеличивать фонд заработной платы хотя бы в полтора раза, и весь вопрос заключается в том, найдет ли федеральный бюджет такие средства, не говоря уже о региональных и муниципальных бюджетах. По оценкам специалистов, которые звучали в кулуарах совещания, качество образования можно резко увеличить при зарплате учителя в 15 тысяч рублей, проект предусматривает в лучшем случае ее увеличение до 5 тысяч и только тогда, когда учитель имеет диплом магистра, высшую категорию и солидный стаж работы...

Второе «но» заключается в том, что неугомонный Минтруд РФ подготовил снова свой законопроект, который, по словам знающих людей, и на этот раз не предполагает выдачи гарантий федерального центра на размер оплаты труда. Понятно, что это не устроит ни педагогов, ни управленцев, ни профсоюз, а значит, снова предстоит нешуточная борьба за то, чтобы переход на отраслевую систему оплаты труда (против нее, кстати, никто не возражает) был проведен в приемлемых для всех рамках. Во всяком случае о намерении добиваться этого заявил секретарь ЦК Профсоюза работников народного образования и науки Владимир Лившиц.

Второй вопрос, волновавший всех участников совещания, - переход на штатно-окладную систему оплаты труда учителей общеобразовательных школ, горячим сторонником и пропагандистом которого стал советник министра образования РФ Анатолий Пинский. Свое выступление он предварил несколькими цитатами президента Путина, обеспокоенного перегрузками школьников и, видимо, искренне заблуждающегося в причинах их возникновения. Владимир Владимирович все-таки очень доверяет своим помощникам, а помощники ему написали, дескать, школьники перегружены потому, что учителя берут много учебных часов и заставляют детей заниматься сверх меры. Так и видишь учителей, которые придумывают, какие бы еще предметы им начать преподавать и сколько часов на них отвести. На самом деле президенту должны были объяснить, что дело не в учителе, а в Базисном плане, который придуман учеными и управленцами, а утвержден на федеральном уровне. Это он, Базисный план, определяет количество часов, отведенных на преподавание каждого предмета, а уж потом учитель может набрать себе учебные часы, чтобы заработать на этом дополнительные деньги. К перегрузкам бедный педагог имеет отношение, но только к собственным, а отнюдь не детским.

Пинский предлагает нешуточную, кардинальную перестройку системы оплаты труда учителя и построение ее по вузовскому принципу. Вузовский преподаватель имеет норму часов в зависимости от должности, квалификации и категории, в его ставку включена работа с курсовыми и дипломными проектами, проведение семинаров и лабораторных работ, чтение лекций и так далее. Иными словами, все включено. Учителю же включают в оплату только учебные часы, не оплачивая его воспитательную, внешкольную и внеклассную работу, работу с родителями и так далее. Пинский предлагает устанавливать твердый оклад, учитывающий оплату не только учебной, но и воспитательной, организационной и прочей работы, и его предложение на первый взгляд кажется весьма привлекательным. Но многие участники совещания, включая В.Лившица, не одобрили этого новшества. Их смущает многое, в том числе то, что нагрузка учителя будет обозначена не 18, а 36 часами в неделю, а увеличится ли оплата за нее, никто твердо сказать не может. Если с переходом на отраслевую систему оплаты труда такие трудности, то каков будет планируемый переход на штатно-окладную?! У каждой ступени образования свои традиции, зачем же приносить в школу то, что всегда было присуще вузам? Анатолию Пинскому придется упорно и долго бороться за то, чтобы его идея овладела педагогическим сообществом, иначе с его проектом произойдет то, что произошло с первым проектом перехода на отраслевую систему оплаты труда.

Немалое напряжение в образовательной среде вызывает грядущий перевод учреждений начального профессионального образования на региональный уровень. Пока никто не дал четких гарантий на выделение целевых трансфертов или субсидий для учреждений НПО с федерального уровня, а региональные бюджеты на это средств не имеют. Кроме того, передача учреждений НПО предполагает и передачу зданий и прочего имущества, которое пока входит в перечень федеральной собственности, а это в свою очередь потребует оформления множества документов, на что уйдет много времени. Даже чтобы оформить нужные заключения БТИ, руководителям ПТУ придется немало побегать. Для того, чтобы переход с одного уровня на другой состоялся, по закону необходимо согласие на то трудового коллектива каждого учреждения профтехобразования, но уже понятно, что по доброй воле ни один коллектив, за, может быть, редким исключением, такого согласия не даст. Удивляться этому не стоит, ведь преимущества перевода учреждений НПО на региональный уровень расписывают в основном для руководителей регионов, а коллективы тех же профтехучилищ в явной выгоде от этого никто не убеждает. И чем дольше идут разговоры о переводе на федеральном уровне, тем больше сопротивляются ему на уровне отдельно взятых учебных заведений. Ситуация похожа на патовую, поскольку давно известно: насильно никого нельзя сделать ни свободным, ни счастливым, только богатым, но это российским ПТУ явно не светит.

Трудно было предположить, что однодневное совещание поможет получить ответы на очень многие острые и актуальные вопросы. Оно смогло, пожалуй, обозначить направления предстоящей работы по совершенствованию и реформированию экономических отношений в образовании. Впрочем, вполне вероятно, что его организаторы на самом деле ставили перед собой именно эту задачу. Если это так, то они ее решили. Остановка за малым - привлечь к решению остальных все педагогическое сообщество, сделав его единомышленником и сторонником запланированных модернизационных реформ.

Москва - Тюмень