Все произведения Бориса Николаевича объединяет обостренное внимание автора к тому историческому контексту, который породил столь великие личности, а также к той роли, которую каждая из них сыграла в истории мировой культуры. Наверное, поэтому отличительная черта книг Бориса Николаевича - ощутимая живая связь героев минувших веков с современностью. Бориса Тарасова волнуют извечные философские проблемы, а главная из них - «Куда движется история», именно так он назвал одну из своих книг. Автор приходит к выводу, что именно духовное начало играет в истории решающую роль, предопределяя ее ход и развитие. Поэтому вполне естественен интерес Тарасова не только к классической литературе, но и к русской религиозной философии. Так, в прошлом году вышел его сборник статей «Человек и история в русской религиозной философии и классической литературе».

Мы встретились с Борисом Николаевичем в его небольшом ректорском кабинете. Литературный институт на Тверском бульваре, 25, в самом центре старой Москвы, похоже, живет в своем времени и пространстве, никуда не торопясь, точно наслаждаясь сохраняющейся здесь аурой великих, когда-то учившихся или работавших здесь. Он по-прежнему оазис духовности и творчества для талантливой молодежи не только со всех концов России, но даже из стран СНГ.

- Борис Николаевич, как вы оцениваете сегодняшнюю литературно-художественную ситуацию. Согласны вы с тем утверждением, что произошел перелом и что наш читатель уже по горло сыт массовой литературой?

- Пока что, на мой взгляд, продолжает доминировать все-таки массовая литература - детективы, приключенческие и любовные романы, очень популярен жанр фэнтези, особенно в среде молодежи. Но серьезный перелом в читательских вкусах и писательских предпочтениях действительно намечается, и это видно даже по произведениям наших студентов. По критическим статьям, это заметно по книжным магазинам и по тому, что сейчас экранизируется. Серьезная, в том числе и философская, религиозная литература становится все более и более востребованной. Чувствуется психологическая и интеллектуальная усталость от массовой литературы, от примитивного плоского юмора, от насилия и чернухи. Сегодня, я думаю, можно говорить о возрождении интереса к философскому и классическому наследию. Ведь именно там ставился вопрос о том, что Федор Михайлович Достоевский всегда называл «тайной человека». Вы знаете, что существовало и существует мнение, что именно среда определяет духовный мир человека. Изменим среду, поменяем внутренний мир. Вся же история человечества доказывает как раз обратное. Духовные ценности людей проецируются на окружающий мир и меняют его в ту или иную сторону. Об источниках разнонаправленных изменений говорил Державин в своих строчках: «Я царь. Я раб, я Бог, я червь...» Человек - это такой двусоставный кентавр, который несет в себе одновременно и зло и добро, духовное и природное начало. Темная сторона жизни, хотим мы того или нет, все равно существует, и ее надо учитывать как некую объективную реальность, чтобы не быть застигнутым врасплох при тех или иных начинаниях, реформах и т.д. И это будет всегда, природа человеческая практически неизменна со времен сотворения Адама и Евы. Вот потому-то так актуальны философы, в частности любимый мною Паскаль, который называл человека «мыслящим тростником». Многообразие человеческих типов исследовали наши писатели-классики. Такие психотипы, как скупой рыцарь, Моцарт, Сальери, Татьяна Ларина, Евгений Онегин, описанные Пушкиным, Собакевич и Чичиков, выведенные в «Мертвых душах» Гоголя, они ведь остались и сегодня, только в других одеждах, с другим социальным содержанием, но практически с неизменным внутренним миром. Именно этим определяется актуальность и современность классики, потому-то она и интересна спустя 100, 200, 300 лет. Вот представьте в современном мире двух пушкинских героев Гринева и Швабрина: оба профессионалы, только нравственная суть у этих людей различна. И от того, каков у нас будет удельный вес Гриневых и Швабриных, по сути, зависят и результаты профессиональной деятельности, и судьба России. Вообще чем глубже писатель исследует душу человека, какие-то ее внутренние противоречия, тем актуальнее и интереснее он для последующего времени. Кроме того, классиков отличает гармоничное видение действительности, у них выстроена четкая иерархия взаимоотношений высшего и низшего, они никогда у них не смешиваются. Современные же писатели зачастую разучаются не только понимать, но и изображать светлое, поэтому, читая произведения современных авторов, даже обладающих немалым литературным талантом, возникает ощущение, что человек «лишь раб и червь». Русский философ ХХ века Борис Петрович Вышеславцев называет нашу эпоху эпохой профанации, когда все высшее, духовное и нравственное сводится к низшим пластам существования и бытия. У нас на первый план сейчас выходит материальная сторона жизни. В приоритете квартиры, машины, яхты, они становятся для человека самоцелью, а не средством, люди забывают о необходимости совершенствовать свой внутренний мир. В государстве тоже сейчас доминирует экономика, хотя она должна быть лишь средством для развития культуры, науки, духовности, образования.

- Наверное, во многом виновата и сегодняшняя система воспитания - и семейного, и школьного?

- К примеру, сокращение уроков по литературе и русскому языку, по-моему, как раз вписывается в ту картину профанации, о которой говорил Вышеславцев. Не подумайте, что я против информатики, иностранных языков или ОБЖ. Но сокращение гуманитарной составляющей образования, в которой литература занимает одно из ведущих мест, как раз и является показателем того, что человек просто адаптируется к этой перевернутой системе ценностей. Все чаще мы говорим об образовании как о сфере услуг, потребности же человека становятся все более и более примитивными. В конце концов такой человек с опустошенной душой и низменными желаниями социально опасен, потому что не имеет понятия о высших ценностях - о чести, достоинстве, милосердии, сострадании... А это понимание, между прочим, закладывается классической литературой. И именно люди с развитыми высшими ценностями являются главным ресурсом того города, той страны, в которой они живут, глобально - всего человечества. Если когда-нибудь люди с такими качествами окончательно вымрут, то в мире реализуется формула «человек человеку волк». Перевернутая система ценностей воспитывает в человеке все темные стороны его природы - властолюбие, зависть, злость, желание подсидеть, обмануть...

- Но ведь какой-то баланс света и тьмы изначально существует в природе...

- И в человеческой природе тоже изначально есть и темные, и светлые стороны, об этом никогда нельзя забывать. Задача же школы и семьи, государства в целом - воспитывать лучшее в человеке, помогать ему на пути к духовному самопознанию и совершенствованию. Кстати, русский философ Иван Ильин тоже писал об этой тайне человека. Он подчеркивал, что человек связан со всем ходом истории, и от того, какие качества развиваются в общественном сознании, зависит ход истории. Так что получается, от человеческой души, от ее чистоты и духовности зависит в конечном итоге мировая история.

- Значит ли это, что если мы погрязнем в пороке, то наступит Апокалипсис?

- Гипотетически да.

- Борис Николаевич, ваши главные книги посвящены двум историческим личностям - Чаадаеву и Паскалю. Чем обусловлен их выбор для вас? Почему их жизнь оказалась для вас привлекательной?

- Паскаль был как раз тем мыслителем, который раскрывал фундаментальные противоречия в человеке. Он писал о том, что человек не ангел и не животное, он совмещает в себе эту двуприродность.

Паскаль также интересен тем, что анализировал те явления в жизни человека и общества, которые мы порой абсолютизируем, к примеру, значение разума или науки в нашей жизни. Паскаль видел многогранность внутреннего мира человека, он понимал, что в нашей жизни куда более решающую роль, нежели разум, играют такие вещи, как воображение, внушение, самолюбие, тщеславие, разнообразные чувства.

- А Чаадаев, который еще со школы мне, к примеру, запомнился своей яркой западнической позицией?

- Наша беда в том, что большинство из нас живет в плену у стереотипов, которые значительно изменяют реальную картину мира. Это то же самое, что и многослойность на иконах, когда, чтобы увидеть первоначально изображенный лик, надо снимать слой за слоем. О Чаадаеве было слишком много мифов, никак не соответствующих его реальному облику, его реальным убеждениям. Причем у коммунистов был свой Чаадаев, у либералов - свой...

- Скажите, а сегодня правомерен спор о славянофильстве и западничестве применительно к судьбе России?

- Да, этот спор вообще-то никогда и не заканчивался. Сейчас мы уже можем видеть кое-какие результаты того, что Россия снова пошла по западному пути развития. Вообще сегодня идет период осмысления исторического пути России, и еще более остро встает в связи с этим проблема человеческих качеств и духовных ценностей, их воплощения в истории. Славянофилы, кстати, обладали провидческим даром, они предупреждали о том, что может стать с душой русского человека, если мы пойдем по западному пути. Они предвидели возможность упрощения души, примитивизацию внутреннего мира. Вы знаете, что вопросы «Что делать?» и «Кто виноват?» - традиционные для нашей классической литературы. Так вот в связи с этим Владимир Соловьев писал, что, «пока темная сторона нашей природы, злая в своем исключительном эгоизме, все покрывает собой, во всем видит только свою пользу и выгоду, пока она не просветлена, вопрос «Что делать?» не имеет смысла». Представьте себе толпу глухих, слепых и бесноватых, говорил Соловьев, которые задаются вопросом «Что делать?». Единственный разумный здесь ответ: ищите исцеления; пока вы не исцелитесь, для вас нет дела, а пока вы выдаете себя за здоровых, для вас нет исцеления. То есть речь идет о внутреннем совершенствовании, от которого зависит достойное развитие общества. Владимир Соловьев вообще считал, что первородный грех невозможно преодолеть без религиозной основы. Многие наши мыслители, в том числе и Ильин, и Достоевский, были убеждены в том, что когда у человека меняется внутренний мир, когда доминантой его естества становятся высшие качества, то у него обретается новое зрение.

- Значит, выходит, что глубокий, мыслящий писатель должен быть верующим человеком?

- Писатели могут и должны быть разными. Никто не отменял талант, но при этом надо всегда помнить пушкинское «гений и злодейство несовместимы». Талант - это как оружие, скажем, как топор или нож, им можно созидать, строить дом, вырезать прекрасные изделия или убивать. Возьмем хотя бы Шекспира. Он не боялся изображать темные стороны человеческой натуры, но при этом у него никогда не смешивалось доброе и злое, от чтения его произведений всегда остаются светлые ощущения, вера в то, что добро все равно торжествует над злом. Высшее у него никогда не принимается за низшее. И вообще настоящий талант никогда не будет воспевать зло.

- Борис Николаевич, вы не только писатель, но и ректор творческого вуза, призванный направлять и вдохновлять студентов. О чем сегодня пишут ваши ребята?

- Несмотря на то что школа поставляет нам все более и более прагматичных ребят, наши студенты все-таки особенные. Не случайно они выбрали своим жизненным призванием литературную стезю. Тематика их произведений разная, пишут в жанре фэнтези, детективов. И в то же время очень много ребят, которых привлекает работа в реалистическом жанре: они пишут о Великой Отечественной войне, о современных событиях в Чечне. Пишут о жизни маленьких провинциальных городов и мегаполисов. Кстати, в Литинституте всегда было много студентов из провинции, и сегодня их практически половина. Чтобы выявить талантливую молодежь из провинции, мы связываемся с регионами. Проводим на местном уровне творческие конкурсы, выявлять юные дарования помогают местные литературные объединения, литературные студии, кружки. Кроме того, у нас тесная связь с гуманитарными гимназиями и лицеями. Ведь многие ребята просто не знают о существовании Литературного института, некоторые не уверены в своих силах. Наша задача - помочь и поддержать юные литературные дарования.