Я случайно оказалась у метро «Университет». Какая шумная, веселая Москва. Стоит жаркий день. Улицы залиты ярким солнцем. Трамваи звонко перекликаются, пересекая Ленинский проспект, и мчатся к рынку. Хочется отдохнуть от яркого солнца, уйти в тень, и я по пути захожу в магазин музыкальных инструментов. Все заставлено прекрасными, самыми разными пианино: блестящие, строго черные российские смотрят на меня, а чуть подальше коричневые, полированные и просто покрытые лаком из Германии. Около одного из них стоит молодая девушка. Она осторожно открыла крышку, и тихо полилась музыка. Я застыла на месте, стояла, еле дыша, а удивительные, полные нежности звуки лились, заполняя все мое существо. Стихло. Закрылась крышка инструмента. Я почти машинально пошла к выходу, а музыка все звучала во мне. Весь путь до дома голова работала в одном направлении - нужен инструмент, дети должны заниматься музыкой.

- «Рениш». Да, именно «Рениш», - думала я. - Какой удивительный звук!

На следующий день на работе я уже оформляла кредитную справку и, собрав минимальную сумму денег, уже ехала за инструментом. На работе мои сотрудники улыбались, удивленно посматривая на меня:

- Сашенька! Нельзя одной покупать, возьми с собой Леонида, ведь он не только инженер-конструктор, но еще большой музыкант, отлично играет.

Леонид любезно согласился мне помочь, и мы поехали. В магазине Леонид, сев к инструменту, играл то из «Серенады солнечной долины», то вальсы, то еще что-то. Я выбирала, слушая звучание. Наконец началось оформление покупки и сразу доставки ко мне на дом. Оказалось, что привезут пианино ко мне домой через два часа. Поблагодарив Леонида, я помчалась домой. Дома меня ждала моя мама с маленькой сестренкой. Вскоре мама ушла на работу, и мы с Олечкой остались одни, а инструмент все не привозили. Наконец звонок в дверь.

- Вы ждете пианино? - спросили поднявшиеся рабочие. - О! Да здесь не пронести! Надо его ставить на «попа». Доплачивайте!

- У нас нет денег.

- Такую сумму уже заплатили и торгуетесь! Доплачивайте, а то уедем!

Собрав все деньги до мелочи, мы отдали рабочим.

Вот и появился у нас в доме новый, коричневый, лакированный, прекрасный инструмент из Германии, на открытой крышке которого золотыми буквами сияло «Рениш». Утром следующего дня, придя на работу, сотрудники, окружив меня, говорили:

- Мы думали, что увидим тебя сейчас раздавленной, а она, смотрите, сияет. Нам все рассказал вчера Леонид, такой дорогой инструмент, это же стоимость двух машин! Не дури! Ты не выкрутишься с деньгами. Еще не поздно поехать в магазин и поменять «Рениш» на наш советский инструмент, ведь он в разы дешевле.

- Дело сделано, пусть будет, как есть, - ответила я. - Ведь он теперь мой.

Мне, конечно, было непросто принять это решение, но я знала, что меня поддерживают и полностью разделяют мою жизнь мои родители:

- Ничего, будем работать вместе на второй работе. За год расплатимся! - говорила мама.

И мы работали, отдавая ежемесячно в течение целого года всю мою зарплату инженера. Было тяжело, но все окупалось, когда я видела за инструментом занимающуюся Олечку, а иногда разрешалось сесть к открытому пианино и моей совсем маленькой дочке. В сентябре у Оли, самостоятельно ездившей к учительнице, начались серьезные занятия музыкой. Она быстро начала играть этюды Черни, Бетховена, Чайковского, Огинского и просто гаммы.

- А у тебя, дочка, хорошо получается, быстро ты освоила музыкальную премудрость, - говорил ей с гордостью папа. - Скоро и внучка Машенька будет учиться в первом классе.

Так и было, дедушка, взяв любимую Машеньку за ручку, шел на занятия в музыкальную школу, сначала в подготовительный класс, а потом на все занятия с первого класса и до окончания школы в течение девяти лет. И все-таки музыку у обеих девочек в нашей семье победил Московский государственный университет, МГУ. Такой же путь в музыке и образовании повторила Наташа, дочь Олечки.

...Давно окончились занятия музыкой, давно не стало дедушки и бабушки. Дети выросли и живут отдельно от меня. Теперь мой любимый «Рениш» стоит безмолвно. Но мое отношение к нему не изменилось, он не просто мебель, он живой для меня и только ждет, когда снова дотронутся до клавиш неравнодушные руки, теперь моих внуков - Настюши и Ванечки. Может быть, кто-то из них так полюбит музыку, и это станет главным в их жизни. Мне хочется верить в это.

На улице мороз. Приехали за пианино. Я накрываю его ватными одеялами. Несколько мужчин тащат его в лифт. Я смотрю вниз с лоджии, инструмент уже стоит около крытого грузовика.

- Не разобьем, не волнуйтесь, все будет в порядке, - успокаивают меня.

Грузовик не скоро приезжает в дом дочери, только через три часа. Инструмент на морозе все три часа. Я решаюсь в одиннадцать часов позвонить к ним.

- Мама, я жалею, что не проверила у тебя дома инструмент. Он гудит, нет никакого звука. Это просто на выброс. На нем не играли, он просто пропал, рассохся. Так пропадают машины, если на них не ездят.

- Он не машина, он живой! На нем недавно играла Наташа, все было в порядке. Его надо настроить. Вы, наверное, его разбили. Прекрасный инструмент, особенно хороши у него басы, он же новый, на нем мало играли.

- Теперь ты будешь меня обвинять, будто я разбила его!

Я просто уничтожена от обвинений, не сплю ночь. Утром рано звоню мастеру, который знает мой «Рениш». Женский голос отвечает, что мастера нет, но есть его друг.

- Везли инструмент профессионалы? - спрашивает мастер.

- Нет.

- Он напитался влагой, долго был на холоде, не трогайте его, пусть привыкнет к дому. Я приеду к вам через неделю. Подождите волноваться.

Неделю спустя инструмент был настроен. Я, приехав вскоре к дочери, посмотрела его, осторожно нажимая на клавиши. Звучит мягко, звук немного изменился, клавиши тугие, как и раньше.

- Вот видишь, дочка, какой у тебя бесценный инструмент, это богатство. Пожалуйста, береги его для детей.

...Кончается третья четверть в школе. Начинается концерт учеников в музыкальной школе. Сначала выступления младших. Играет Ваня, он в пятом классе. Чайковский, «Жаворонок». Неужели это Ваня, который не хотел заниматься музыкой! Нежные, чистые, великолепные звуки! Концерт завершает Настюша. Хачатурян ...Замечательно, все звуки отточенны, прекрасная игра! Браво! Найдено то, что заставляет замереть и быть участником в тех звуках, в тех событиях, во всем, что слышится. Сегодня я счастлива!