Анастасия Яценко: «Я листаю страницы тетради по теории (с учетом поставленной учителем задачи)... Вот очень трудное правило - «Правописание Н и НН в различных частях речи», а вот еще труднее - «Правописание слитно - раздельно - через дефис наречий», а вот слитное - раздельное написание служебных частей речи... Почему трудно? Потому что в этих правилах много пунктов, много исключений, много слов, которые просто надо запомнить. Но вот какой я сделала вывод: все эти правила поддаются все-таки выучиванию. Достаточно построить четкий алгоритм запоминания, схему, составить опорный сигнал-символ или провести параллель, аналогию».

Рита Миронова: «Самое трудное правило - о-ё после шипящих. Но если сделать схему, ярко выделить то, что надо запомнить, и повесить схему в тех местах, где я чаще всего нахожусь, то через некоторое время орфограмма станет частью моего знания».

Влад Корних: «Наибольшее затруднение в русской орфографии у меня вызывает написание словарных слов. Ведь их в русском языке огромное количество. А у меня плохая память. Я бы выпустил специальный словарь словарных слов и разрешил им всегда пользоваться на уроке. Еще я бы ввел специальные упражнения для тренировки памяти на каждом уроке или даже специальные занятия».

Так написали почти все ученики. Кстати, как ни странно, опыт действительно свидетельствует, что школьники допускают больше всего ошибок при подборе проверочных слов и употреблении в письменной речи слов, с правописанием которых они раньше не встречались. Это общая тенденция. Не региональная. У детей очень маленький словарный запас. Они не могут порой подобрать элементарные родственные слова. Они не понимают лексического значения слов.

Причина одна. Детям в семьях и в детских садах не читают сказок. Не ведут постоянную кропотливую работу на понимание услышанного текста. Не учат детей обращаться к лексическим словарям в поисках объяснения непонятного слова. Скуден язык общения с детьми. Сначала это глупые слова типа «кака», «цаца», «ляля», «бабайка», а потом вообще нет времени цивилизованно и содержательно разговаривать со своими детьми. Некогда слова из сказок - «врата», «град» - пояснять. Где уж им потом о полногласии и чередовании рассказывать?

Из начальной школы к нам приходят пятиклассники, которые читать не умеют, пишут кое-как, зато знают много лингвистических терминов!

Что делаю лично я? Иду от текста. Основная функция языка - коммуникативная. Общаться надо ежедневно и качественно. Надо научить любоваться текстом, передавать себя через текст. Мои ребята пишут в пятом классе много ассоциативных миниатюр, писем, дневников, статей в газету. Ищем и любуемся удачными оборотами речи. Это и есть, по моему убеждению, самое главное - работа на понимание смысла текста.

Как вы уже поняли, у нас есть самодельные тетради по теории русского языка, где каждое правило - алгоритм, схема, опорный цветной конспект, рисунок - удобно и понятно каждому ученику.

У меня был ученик Сергей Горожанцев, который долго называл русский нелогичным и антиправильным (из-за большого количества исключений из правил). Так вот, в восьмом классе он решил стать программистом и придумал проверочную программу по русскому языку. Создавал ее несколько месяцев. И сделал-таки вывод, что логика есть и «алгоритмизации» русский подчиняется...

Галина КОВТУН, учитель русского языка и литературы средней школы №48, учитель года Кубани, Краснодар