Валентина БАРЫШЕВА, директор школы №7, Боровичи, Новгородская область: Все дело в логике

Процедура проведения конкурса «Учитель года» на муниципальном и областном уровнях должна быть приближена к той, что ждет участников на всероссийском этапе.

Учителя нашей школы считают, что участие в конкурсе позволяет провести серьезный анализ собственной деятельности и ознакомиться с опытом лучших представителей других школ и других специальностей.

Нам хотелось бы увидеть уроки всероссийского этапа. Школам рассылается сейчас множество рекламных буклетов, но цены на DVD с конкурсными уроками очень высокие. Мое предложение: районные методические кабинеты должны иметь видеоресурсы с записями уроков лучших учителей России, чтобы их могли посмотреть все желающие.

И напоследок одно наблюдение. На нашем районном этапе конкурса первые места почти всегда занимают учителя географии, биологии, начальных классов, изобразительного искусства и музыки. В силу специфики своих предметов они имеют возможность представить зрелищные, насыщенные внешними эффектами уроки. Я математик и знаю, что у нас в районе преподаватели математики в последние годы не очень хотят в этом конкурсе участвовать именно потому, что нам трудно сделать конкурсный урок захватывающим для всех членов жюри. Красота урока математики особенна, она в логике, которую сложно понять неспециалисту. Что же получается - педагоги по отдельным предметам поставлены на конкурсе в неравные условия? Или мы просто недостаточно хорошо представляем себе, как можно передать коллегам свой опыт?

Наталья ЛЕБЕДЕВА, директор школы №11, Ноябрьск, Ямало-Ненецкий АО: Необходимо обновить

идею конкурса

Конкурс «Учитель года» традиционно считается визитной карточкой талантливых, творческих и неординарных педагогов. К нему предъявляют много требований. Он должен быть высокопрофессиональным, красивым, презентабельным, привлекательным для спонсоров и ко всему прочему - объективным. Согласитесь, это из области невозможного - идеально сочетать все эти качества, поэтому в центре внимания приоритеты, причем они разнообразны, в зависимости от уровня и степени притязаний органов местного самоуправления.

Если рассматривать нормативно-правовую базу конкурса на уровне Федерации - это общие организационные и процедурные подходы, и каждому муниципальному органу управления образованием предоставлена самостоятельность в выборе содержательного, методического компонента, определяющего уровень профессионализма финалистов. Думается, практику, когда подготовкой документов участника конкурса занимаются целые кафедры, методические службы и конкурс «Учитель года» превращается из конкурса на уровне «лучший Учитель» в конкурс на уровне «лучшее Учреждение», нужно корректировать.

Несомненно, обновление самой идеи конкурса необходимо, чтобы не «отпугивать» учителей объемом и сложностью конкурсных заданий. Мне видится, что эти задания, такие как презентация инновационного проекта, публичная лекция, по своей структуре и содержанию носят научный и исследовательский характер, что не является повседневной работой педагога.

На мой взгляд, задания должны быть трансформированы в модели деятельности учителя по взаимодействию с учениками и родителями. Думаю, интересен вариант решения педагогических ситуаций, так как они являются одним из показателей мобильности и профессионализма учителя.

Тамара СИНИЧНИКОВА, директор гимназии №26, Омск: Шоу или обмен опытом?

Убеждена, что профессиональные конкурсы нужны, это рождает конкурентоспособность в нашей образовательной среде, становится стимулом к развитию педагога. Важно, чтобы конкурс побуждал желание делиться опытом и вызывал потребность этот опыт приобретать. Как, например, конкурс в рамках национального проекта «Образование». В Институте развития образования Омской области сейчас разработана программа обучения для взрослых - победители-«стотысячники» учат коллег. Почему-то «Учитель года» не вызывал таких массовых действий. Возможно, из-за своей закрытости. Собственно, открытым было не совсем то, что надо педагогам, на мой взгляд, - шоу. «Визитку» широкая публика видеть может, а представление опыта работы и открытый урок - нет. Да и насчет широты публики, пожалуй, громко сказано. На самом деле публичности-то нет. Возможно, и нужно педагогическое шоу, но тогда оно действительно должно стать интересным всей стране. И это реально, если продумать конкурсные задания. Если же «Учитель года» рассчитан исключительно на педагогов, он должен быть распространителем передового опыта. Не помню, чья это мысль, но кто-то уже предлагал представление опыта работы и открытый урок транслировать на школы, чтобы их видели учителя или методисты. По-моему, устроители конкурса «Учитель года» не совсем определились с целевой аудиторией - на кого он рассчитан. И какой учитель-победитель нам нужен? Тот, который умеет показать себя публике, или тот, чьи уроки дети не хотят пропускать? Почему-то мнение главных людей, оценивающих педагога ежедневно, в «Учителе года» вообще не принимается во внимание.

Кроме того, на мой взгляд, таланты в регионах надо отбирать. Точнее, искать с помощью каких-то иных критериев. Тут должно играть роль и общественное мнение, и родительское, прежде всего, и мнение воспитанников. Пока же участники конкурса в основном административные выдвиженцы. И, наверное, готовить людей тоже нужно профессионально. Я сама выводила своих педагогов на «Учителя года», но административного рвения недостаточно. Нужны тренинги профессионалов, психологов. Как часто я наблюдаю: человек заслуженный, много сделавший для образования, но не умеющий себя преподнести, подать, даже изложить свое педагогическое кредо, находится в тени своих более «громких» коллег. Я говорю о том, что людей нужно готовить к тому, чтобы у них возникло желание участвовать в конкурсах. А уж тем более - собственно к участию.

Не нравится мне в «Учителе года», как и в конкурсе в рамках нацпроекта, ограничение педагогических специальностей для участников. По инициативе мэра Омска Виктора Шрейдера Департамент образования нашего города провел конкурс среди омских учреждений образования. Причем участвовали в нем и педагоги дополнительного образования, и воспитатели детских садов. 50 победителей получили премии по 100 тысяч рублей. Видели бы вы лица этих людей во время награждения! Ведь они были практически лишены возможности показать себя. И, на мой взгляд, просто из-за непродуманности критериев, по которым их можно сопоставлять друг с другом.

Игорь БОГДАНОВ, директор школы №91, Нижний Новгород: Нет прозрачности

Могу рассказать, что меня и моих коллег не устраивает именно в конкурсе «Учитель года» местного уровня. Нас не устраивает, что творческие учителя, которые готовят интересные программы, не могут пройти на конкурс. У нас была великолепнейшая программа, но сам показ этой программы комиссии конкурса «Учитель года» не интересен. Что меня как директора школы не устраивает? После каждого из туров, а их несколько, должны собираться комиссия, приглашаться участники, и учителям по итогам тура должно быть сказано: «Вот в этом вы совершенны... В этом вы несовершенны...». Абсолютно все тихо, закрыто - непонятно, какие недочеты у учителя. Потом выясняется, что он набрал меньше всех баллов. Почему?

И второе: организация самого показательного тура - открытого финала на сцене, - мягко говоря, очень плохая. Мы, учитывая веяния моды и заказ того же организатора конкурса, использовали всю медиатехнику (у нас были видео, фото, свет, музыка и так далее). Но это нужно репетировать, а не делать все впопыхах, в последний момент - завтра конкурс, сегодня репетиция. На нашем городском конкурсе учителю вообще не дали возможности репетировать.

Но главная проблема - это отсутствие критериальной правды. Нет прозрачности, как говорит мой заместитель. А раз нет прозрачности, то и нет желания хороших учителей, уважающих себя, свой труд, идти на конкурс. И самое главное, что мы не можем провести анализ и подготовить на конкурс следующего учителя.

Да, наша учительница Александра Назарова победила в областном конкурсе и поехала на всероссийский... Это было в 2001 году. Тогда было больше демократии: прямо в зале при всех проходили первый тур, второй, третий, после каждого все объявлялось и было все понятно.