Если к другому уходит невеста...

Нет смысла, насупив брови, обсуждать достоинства и недостатки «Случайного мужа» по той простой причине, что авторы фильма наверняка вовсе и не рассчитывали на то, что к их комедии положений кто-то отнесется серьезнее, чем она есть на самом деле. Двухчасовое действо, приправленное иногда более, иногда менее удачными шутками, выстроенное по классической схеме, когда каждый следующий шаг героев - тут к гадалке не ходи - предсказуем, можно сравнить с мимолетным знакомством. Встретились, поулыбались, пофлиртовали, пропустили по бокалу-другому, ну пусть будет чая, и навсегда разошлись в разные стороны довольные друг другом и в первую очередь собою. Никаких обязательств или, упаси бог, далеко идущих планов на будущее - исключительно хорошее настроение от удачно проведенного вечера. Потому как артисты на экране любимые, костюмы красивые, жизнь нездешняя - ну что еще нужно, чтобы скрасить дождливый вечер?

Итак, живет в Нью-Йорке белокурая и длинноногая доктор Эмма Ллойд (Ума Турман). От простуды никого не лечит, потому как сфера ее медицинских интересов - взаимоотношения людей, желательно разного пола. Поэтому вместо капель и микстур доктор Эмма в своих книгах и в ток-шоу на радио прописывает «пациентам» добрые, как ей кажется, советы, совершенно не задумываясь о том, сколь негигиенично и недальновидно плевать в колодец, из которого, возможно, еще предстоит напиться. Один из таких рецептов - «не тратить свое драгоценное время на недостойных парней», брошенный Эммой в прямом эфире, - воспринимается ее слушательницей Софи буквально. И она решает порвать со своим женихом (Джеффри Дин Морган) прямо в канун свадьбы. Разгневанный жених - бравый пожарный, рабочая кость - клянется отомстить «докторишке». И месть его страшна: узнав, что мисс Ллойд собралась замуж за успешного издателя (Колин Ферт), он взламывает компьютерную базу данных городской мэрии и подделывает личное дело Эммы, записывая себя... ее мужем. Дальнейший рассказ - пустая формальность. Из внезапно образовавшегося любовного треугольника все выходят победителями, ибо стара как мир житейская мудрость, что если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло. И, видимо, нет нужды объяснять, какому из «виновников торжества» обворожительная Эмма на последних минутах фильма демонстрирует свой прелестно округлившийся животик...

«Многопапство»

О свадьбах, детях и их предполагаемых отцах пойдет речь и в мюзикле «Mamma Mia!» - экранном перевоплощении знаменитого бродвейского шоу. Театральную версию этой комедийной мелодрамы, переведенную на восемь языков, посмотрели 30 миллионов зрителей в 170 городах планеты. У фильма есть все шансы этот рекорд не только повторить, но и побить.

Начнем загибать пальцы: во-первых, продюсер Джуди Краймер и режиссер Филлида Ллойд собрали на площадке «самых-самых» звезд. Одна летающая по перилам и гарцующая по крыше Мэрил Стрип чего стоит. А Пирс Броснан, забывший на время о своих «джеймсбондовских» замашках и превратившийся просто в приятного во всех отношениях мужчину средних лет? А уже упоминавшийся сегодня Колин Ферт - такой уютный и домашний? Столь теплая компания стоит того, чтобы потратить на нее вечер. Во-вторых, все артисты поют сами. Многие в первый, а возможно, что и в последний раз в жизни. Во всяком случае Броснан, узнав, что в картине ему придется «блеснуть» вокальными данными, поначалу запаниковал, как первоклассник у доски. Но потом вспомнил о том, что он Джеймс Бонд, взял себя в руки и прекрасно со всем справился. А уж об актерском пении Мэрил Стрип - пусть не идеальном с точки зрения высокой техники, но при этом очень чувственном, глубоком, что аж мороз по коже, можно вообще писать отдельное исследование. Аргумент о красоте пейзажей - картина снималась на одном из живописнейших греческих островов - пропускаем, как само собой разумеющийся. И переходим к главному доводу «за» - не тускнеющим песням легендарной группы «ABBA», на которых и строится фильм. Все хиты - и «Money, money», и «The Winner Takes it All», и «Mamma Mia!», и еще почти с десяток песен вплетены в канву повествования столь естественно, будто были придуманы когда-то не сами по себе, а специально по заказу киностудии. Одним словом, даже мужчины, во всеуслышание заявляющие о полном равнодушии к «дамскому кинематографу», признают: когда слушаешь старую добрую «ABBA» - готов смириться с любой попутной картинкой. Тем более со столь остроумной и в то же время ненавязчивой.

И действительно, при всей своей стремительности и динамичности сюжет не перехлестывает музыку. Не раздражает. Не перетягивает «одеяло» на себя. Он как-то гармонично и ненавязчиво забирает ваше внимание, не позволяя зевать и время от времени с тоской поглядывать на часы. Хотя чему тут удивляться - такая интрига! Незадолго до свадьбы юная Софи (Аманда Сифрид), уже отчаявшаяся выведать у своей матери, сорокалетней Донны (Мэрил Стрип), кем же был ее отец - летчиком-истребителем, капитаном дальнего плавания или космонавтом - и куда он, собственно, исчез еще до ее рождения, находит на чердаке девичий дневник Донны. И узнает, что на звание ее отца могут с равным успехом претендовать американец Сэм (Пирс Броснан), англичанин Гарри (Колин Ферт) и швед Билл (Стеллан Скарсгард). Ничего не рассказав матери о своей находке и уж тем более не призывая ее к ответу за грехи молодости, Софи тихонько отправляет троим гипотетическим родителям приглашения на свадьбу. И мужчины - будто и не было двадцати лет разлуки - быстренько пакуют чемоданы и отправляются на далекий греческий остров. Самое трогательное во всей этой истории то, что в итоге установить истинного отца не получится. Но Сэм, Гарри и Билл проявят невиданное рыцарство и с легкостью согласятся быть папочками «на треть». Под очередную композицию «ABBA», естественно.

«Mamma Mia!» - редкий в наши дни случай, когда рекламный слоган «Пусть вас окружит счастье!» - это не происки дальновидных маркетологов, а в чем-то даже и правда. Счастье - это, конечно, громко сказано. Но глоток радости, как от шоколадной конфеты, найденной на дне сумки именно в тот момент, когда больше всего на свете хочется сладкого, «Mamma Mia!» гарантирует.