Жизнь с Олегом была для меня лучшим подарком

- Елизавета Алексеевна, каков был ваш супружеский стаж?

- Мы прожили вместе почти одиннадцать лет. А познакомились на съемках фильма «Король Лир», в котором Олег снимался в роли Шута. Я тогда работала на киностудии «Ленфильм». Меня попросили показать ему отснятый материал. Он появился в монтажном зале в каком-то выцветшем голубом трикотажном спортивном костюме, в котором показался удивительно тонким, почти бесплотным, с неправдоподобно синими и очень грустными глазами. Олег молча сел на последний ряд, посмотрел материал, поблагодарил и ушел. Прошло довольно много времени, прежде чем мы вновь встретились...

Однажды во время отпуска он уехал отдыхать под Нарву, где в это же самое время были и мы с мамой. Мне запомнился еще один случай. Моя мама уже уехала домой в Ленинград. Мы остались в комнате вдвоем с подругой. И, усталые, рано легли спать. Неожиданно раздался стук в дверь. Мужской голос спросил: «Лиза Апраксина здесь живет?» (Апраксина - моя девичья фамилия). Открыв дверь, мы увидели перед собой милиционера. Он предложил мне одеться и спуститься вниз. Я бросилась к окну и увидела милицейский «воронок», на переднем бампере которого сидел Олег. Потом выяснилось, что он был в ресторане, выпил и его, как говорится, «замели». Но Олег сумел очаровать суровых стражей порядка и даже уговорил милиционеров в шутку «арестовать» меня. Я ему объяснила, как дорого мне обошлась эта его шутка. Утром, когда я завтракала в кафе, он пришел с огромным букетом роз и попросил прощения. Этот случай сблизил нас еще больше.

27 ноября 1970 года мы стали мужем и женой.

- С ним было трудно?

- Особенно трудными были первые три года. Олег сильно пил. Потом, как Высоцкий, стал «зашивать» себе одно французское лекарство и мог не пить по два, три года подряд. Затем снова «расшивался» и «зашивался»...

- Эту квартиру Олег получил от театра?

- Это еще одна удивительная история. Я обменяла нашу ленинградскую роскошную квартиру в писательском доме на крошечную двухкомнатную квартиру в Москве в пятиэтажном доме в конце Ленинского проспекта. Когда к нам кто-то неожиданно приходил, я не могла сказать, что Олега нет дома, потому что в квартире откуда-нибудь обязательно торчали то его нога, то рука, то его нос... В этой квартире мы жили втроем с моей мамой. Мама Олега жила в двухкомнатной квартире в Люблино. В это время Олег перешел из «Современника» в театр на Малой Бронной. Его директором был предприимчивый человек. Олег попросил его помочь обменять наши две квартиры на одну в центре, в противном случае он пригрозил уйти из театра, так как ездить ему приходилось очень далеко. В 1978 году мы переехали в эту четырехкомнатную квартиру на Смоленском бульваре. Олег просто обожал свой кабинет, иногда вечером говорил мне: «Мадам, вы сегодня свободны». Оставался один, слушал музыку, рисовал, читал, писал.

- Он дарил вам какие-нибудь неожиданные подарки?

- Жизнь с Олегом была для меня самым лучшим подарком. Однажды, когда я приехала к нему в Таллин, где он снимался в телевизионном фильме «Вариант «Омега», Олег встретил меня на вокзале без цветов. А это был день моего рождения, и я на него в душе немного обиделась. Но, когда мы вошли в гостиничный номер, там стояло ведро с несколькими десятками роз. Это был для меня приятный сюрприз!

- За двадцать лет после его смерти вы не пытались как-то устроить свою личную жизнь?

- Я никем не могла заменить Олега. Ведь я его до конца так и не узнала. Это был абсолютно таинственный, загадочный человек. Я могла угадать любое его желание, понять его состояние, простить все что угодно, но как человек и как артист он остался для меня полнейшей загадкой.

- А что за история, связанная с фильмом «Утиная охота»?

- Олег очень любил эту пьесу и в роли Зилова видел только себя. Его очень задело, что режиссер, взявшийся за экранизацию этой пьесы, не вспомнил о нем. Дошло до того, что как-то в Доме творчества в Репине, где мы отдыхали, Олег на весь громадный зал столовой неожиданно громко заявил: «В Советском Союзе есть только один артист, который может сыграть Зилова. Это - Олег Даль!» В этот момент я даже подумала, что с Олегом не все в порядке, настолько это было не в его стиле. Потом мы к этой теме больше не возвращались. Через какое-то время в его отсутствие раздался телефонный звонок. Звонили из «Ленфильма», просили передать Олегу, что он утвержден на роль Зилова без проб. Он ответил кратко, что на эту тему разговаривать не будет. Узнав о его отказе, режиссер приехал из Ленинграда к нам в Москву. Здесь, в этой квартире, он минут сорок разговаривал с Олегом. В конце концов сумел убедить его в том, что он единственный артист, который сможет справиться с ролью. Олег дал согласие на съемки. Понимаете, как артист, он знал себе цену и хотел, чтобы его ценили по достоинству.

- Для вас смерть Олега была неожиданной?

- Олег очень любил жизнь. Все это грязные слухи о том, что он много пил и умер из-за пьянства. В последние годы особенно не пил. У него было слабое здоровье. Олег сам наложил запрет на спиртное. В Москве ходили слухи, что он покончил жизнь самоубийством. А он умер просто во сне от остановки сердца, оно у него было слабое с детства. Последние месяцы мы жили в Монино на даче под Москвой. За это время он мне сказал очень много хороших слов. Как-то пришел утром на кухню и рассказал, что ему приснился Володя Высоцкий, который звал с собой. Я ответила: «Володя подождет, Олежек, ему там не скучно».

- Кто вам помог поставить памятник на его могиле на Ваганьковском кладбище?

- Когда Олег умер, на книжке у нас было всего 1600 рублей. Помогала вся Москва. Давали деньги актеры, коллеги с «Ленфильма», довольно крупную сумму дал Виктор Розов, выделило большую сумму ВТО. Памятник помог безвозмездно оформить художник Сергей Бархин.

...Мы разговаривали с Елизаветой Алексеевной в кабинете Олега Даля. Здесь все напоминает о нем. Театральные афиши, много его фотографий, в том числе кадров из фильмов, на столе проигрыватель, пластинки, книги. Все осталось так, как было двадцать лет назад...