Статфакт

Турецкие школы на самом деле пришлось закрыть не из-за Молодцовой и даже не из-за «Учительской газеты», а из-за того, что представляла собой деятельность турецких школ.

После публикаций «Учительской газеты» Министерство образования РФ и тогдашний министр Владимир Филиппов предприняли очень действенные и энергичные меры: одни турецкие школы закрыли, другие перепрофилировали, третьи сделали нормальными школами с этнокомпонентом, лишив религиозных курсов.

Секте необходимы единомышленники, которых она старается подготовить соответствующим образом. Выпускники турецких школ, попавшие на учебу в Турцию, принимают ислам и становятся горячими сторонниками учения Нурси. В результате специалисты считают, что в будущем существует реальная и близкая перспектива возвращения в Россию сотен мусульман-проповедников, ранее направленных под эгидой «Нурджулар» и других исламских организаций для подготовки в зарубежные исламские центры и религиозные учебные заведения.

еправда, что газета живет один день (или, в нашем случае, одну неделю). Недавно мой коллега - журналист «УГ» Виктор Боченков - был в командировке: побывал в нескольких регионах. Самое интересное, что там находились чиновники при власти, которые вроде бы мимоходом спрашивали: а что, Молодцова у вас еще работает? И услышав ответ, что работает, сразу начинали сетовать: дескать, из-за Молодцовой пришлось закрыть турецкие школы. Турецкие школы на самом деле пришлось закрыть не из-за Молодцовой и даже не из-за «Учительской газеты», а из-за того, что представляла собой деятельность турецких школ. Конечно, «Учительская газета» об этой деятельности рассказала, но она рассказала тогда еще и о чиновниках, которые поддерживали эти школы из корыстных побуждений. Этих чиновников, не думавших о последствиях деятельности этих школ и о судьбе детей, которые в эти школы попадали, посылали на отдых в Турцию (тогда это не было возможно так широко, как сейчас, такие поездки были интересны и экзотичны), стимулировали премиями и подарками. В обмен они позволяли турецким эмиссарам выстраивать образование в этношколах так, как те считали нужным, частенько превращая территории школ еще и в склады для товаров, прибывающих в Россию под видом гуманитарной помощи учащимся и педагогам, и даже открывая торговые точки. Но не это было главным: школы превращались в учебные заведения, практически далекие от государственных светских образовательных учреждений. Для турецких школ главным становилось религиозное воспитание, детей заставляли жить по законам ислама в самых его худших проявлениях, проявления эти возникали не потому, что плох ислам, а потому, что то или иное положение посланцы Турции трактовали так, как им казалось нужно трактовать, устанавливали свои порядки в общежитиях (многие школы были интернатами). Преподавали в таких школах в основном граждане Турции, которые подчас не имели ни педагогического, ни просто высшего образования, не знали в должной мере русский язык, а потому понятно, почему не могли дать своим ученикам знания на том уровне, который имеет российское образование. По оценкам специалистов, уровень обучения в турецких лицеях не соответствовал стандартам российской средней школы, в большинстве случаев там использовались программы, разработанные министерством образования Турции, в которых основной упор делается на углубленное изучение турецкого языка, истории Турецкой Республики и тюркского мира. Турецкие преподаватели отдавали приоритет изучению турецкого и английского языков, заявляя о ненужности русского, использовали турецкие учебники, для которых характерны идеологическая ангажированность и гипертрофированный национализм, пренебрежительное отношение к фактологическому материалу. Учащимся они активно внушали мысль о необходимости приверженности к исламским ценностям и турецкой культуре, осознания ими мусульманского единства. Самое интересное, что турецкие преподаватели усердно изучали моральные и личные качества не только учащихся, но и их близких родственников, посещали их семьи, налаживали неформальные отношения с ними, заводили и регулярно пополняли досье ученика, занося туда сведения о социальном положении родителей, его способностях, успехах в учебе, морально-психологических особенностях личности, эволюции взглядов на ислам и Турцию. Понятно, что такие досье помогали корректировать работу с учащимися, выделять наиболее способных и перспективных, которым постепенно прививали мысль, что только в Турции они смогут получить современное образование, при этом велась тщательная индивидуальная работа, направленная на то, чтобы ребята потом поступали в светские и религиозные учебные заведения Турции.

После публикаций «Учительской газеты» Министерство образования РФ и тогдашний министр Владимир Филиппов предприняли очень действенные и энергичные меры: одни турецкие школы закрыли, другие перепрофилировали, третьи сделали нормальными школами с этнокомпонентом, лишив религиозных курсов. Казалось бы, можно было не волноваться и считать, что тема исчерпана. Однако в этом случае нужно сказать соответствующее «но». Дело в том, что в некоторых регионах, успешно отрапортовав о принятых мерах, тем не менее мало что изменили по существу. Поэтому мы и решили продолжить давнее журналистское расследование пять лет спустя.

Перед этим нужно сделать один существенный экскурс в историю возникновения турецких школ в России. В самом деле, почему они возникли и почему с таким упорством кто-то заботится о том, чтобы эти школы продолжали свое существование, подчас не жалея на это немалых средств?

Пять лет назад мы обратили внимание министерства на то, что турецкие школы поддерживают различные фонды, при детальном рассмотрении и серьезном анализе оказалось, что за всеми фондами стоит одна и та же организация - турецкая религиозная секта «Нурджулар», основанная после Первой мировой войны муллой Саидом Нурси. В 20-х годах прошлого столетия эта секта была запрещена в Турции, поскольку проповедовала радикальный ислам. В ответ на это секта законспирировалась, а власть с ней боролась, Нурси был арестован, провел в тюрьме и ссылках более двадцати лет, однако его единомышленники постоянно распространяли и идеи, и книги Саида. Власть Турции реагировала на это довольно резко: прокуратура постоянно изымала литературу, в судебном порядке пыталась привлечь Нурси к уголовной ответственности за пропаганду идей шариатского правления. В 1960 году Саид Нурси умер, но дело его живет и по сию пору. Его ученики стараются сделать все, чтобы идеи учителя не были забыты, а потому распространяют их не только в Турции. (Книги дошли и до России: Коптевский районный суд Москвы принял решение о признании литературы основателя секты Саида Нурси, изданной московским фондом «Нуру Бади», экстремистской и о запрещении ее распространения на территории Российской Федерации. В результате 14 книг из собрания сочинений Саида Нурси «Рисале-и Нур»: «Вера и Человек», «Основы искренности», «Истины вечности души», «Истины веры», «Путеводитель для мужчин», «Плоды веры», «Рамадан, бережливость, благодарность», «Мунаджат, молитва, третий луч», «Тридцать три окна», «Основы братства», «Путь истины», «Посох Мусы», «Краткие слова», «Брошюра для больных» признаны экстремистскими.) Но в Турции книги распространяются вполне легально: дело в том, что еще при жизни Нурси Великое национальное собрание Турции приняло решение о реабилитации его литературного наследия, его книги стали выпускать официальные издательства, переводить на другие языки, а ячейки секты вышли на свет Божий и стали легальными. В 1997 году правительство М.Йылмаза приняло решение об усилении ответственности за нарушение «кодекса о ношении светской одежды и участии в происламских митингах». Действия «Нурджулар» прокуратура расценила как направленные против конституции Турции, в связи с чем в 1999 году было вынесено постановление о запрете на ее деятельность. Тем не менее, несмотря на ограничения, наложенные в Турции на деятельность секты как угрожающей светским устоям государства, «Нурджулар» продолжает пользоваться негласным покровительством высоких государственных и политических деятелей Турецкой Республики, ее деятельность за пределами Турецкой Республики признана правительством страны полезной с точки зрения «реализации стратегических задач Турции и доктрины пантюркизма». Турция считает, что заслуживает внимания «просветительская» деятельность секты за пределами страны, где «Нурджулар» без устали пропагандирует идею тюркского превосходства и необходимости объединения исламского мира под эгидой Анкары для создания «чистого государства» на основе «просвещенного шариата».

«Нурджулар» и в самом деле уделяет большое внимание пропаганде исламских и пантюркистских идей в различных странах, создавая подконтрольные светские и религиозные учебные заведения различного уровня. С начала 90-х годов миссионеры «Нурджулар» открыли за пределами Турции более 500 учебных заведений, официально считающихся светскими, однако там преподают в равном объеме и общеобразовательные, и религиозные предметы. Не обошла своим внимание секта и Россию, в которой было создано более 20 учебных заведений, например, только в Республике Татарстан было открыто семь татаро-турецких лицеев.

За каждым регионом России были закреплены тот или иной фонд или фирма, которые отвечали за распространение идеологии секты. Фирма «Серхат» курировала Башкортостан, Татарстан, Астраханскую, Свердловскую, Оренбургскую и Челябинскую области. Фонд «Уфук» - Сибирь, фонд «Толеранс» - Москву и Санкт-Петербург, Ростовскую область, турецкие организации «Чаг», «Эртугрул гази», «Тюрк дюньясы», «Эфляк» и «Торос» - Северный Кавказ. В России в обстановке соблюдения тайны проходили собрания членов секты, на которых собирали средства на нужды учебных заведений, созданных этими организациями, фондами и фирмами. На самом деле эти средства - капля в море, так как секту финансируют крупные турецкие предприниматели, разделяющие идеи Нурси и его последователя Ф.Гюлена. Денежные средства поступают как за счет пожертвований, так и от финансово-экономической деятельности принадлежащих секте различного рода фирм, банков, холдингов, кроме того, широкую поддержку «Нурджулар» оказывает арабский мир.

Секте необходимы единомышленники, которых она старается подготовить соответствующим образом. Выпускники турецких школ, попавшие на учебу в Турцию, принимают ислам и становятся горячими сторонниками учения Нурси. В результате специалисты считают, что в совсем недалеком будущем существует реальная и близкая перспектива возвращения в Россию сотен мусульман-проповедников, ранее направленных под эгидой «Нурджулар» и других исламских организаций для подготовки в зарубежные исламские центры и религиозные учебные заведения. Если учесть, что их обучение имеет ярко выраженную антироссийскую направленность и преследует цель объединения всех мусульман для противодействия «экспансии России на истинно исламской территории», то большая часть из обученных будет стараться захватить лидирующие позиции в мусульманских общинах и организациях, чтобы проводить антиконституционную деятельность. Специалисты-востоковеды считают деятельность структурных подразделений «Нурджулар» фактически турецкой экспансией в российские регионы, которая может привести к тому, что филиалы «Нурджулар» будут оказывать серьезное влияние на общественно-политическую и экономическую ситуацию в российских регионах. Не случайно одна из структур секты «Нурчилар» - религиозное общество «Фатхуллачилар» - включена в перечень террористических и религиозных экстремистских организаций, деятельность которых запрещена на территориях государств - членов организации «Центральноазиатское сотрудничество», в которую входят Россия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Это произошло не просто так: есть информация о связях секты с фундаменталистскими центрами в Саудовской Аравии и других арабских государствах, о причастности руководства «Нурджулар» к финансированию и оказанию иной помощи бандформированиям, действовавшим на территории Чеченской Республики, подготовке террористов-смертников. Кроме того, США и Турция рассматривают присутствие структурных звеньев «Нурджулар» в странах Евразии в качестве одного из способов усиления политического и экономического влияния Турецкой Республики, поэтому, наверное, нынешний лидер секты Ф.Гюлен, продолжая с 2000 года скрываться в США, активно сотрудничает с ЦРУ, ФБР и Госдепартаментом.

А теперь представим себе, что именно эта организация продолжает опекать турецкие средние учебные заведения на территории России, и попробуем понять, что же сегодня происходит со всеми этими турецкими школами и лицеями, кто и как получает там образование и какое образование, и кто занимается обучением и воспитанием юных россиян.

Я уже сказала о том, что на территории Республики Татарстан пять лет назад действовали целых семь татаро-турецких лицеев. А что произошло с ними за эти годы? Закрылись они или продолжают работать, как были учтены те выводы, которые после расследования «Учительской газеты» сделало Министерство образования РФ?

Итак, мы отправляемся в Татарстан.

Продолжение следует