Владимир Маканин написал рассказ «Кавказский пленный» еще в 90-х годах прошлого века, когда все выпуски новостей начинались с подсчета убитых и раненных на чеченской войне. Алексей Учитель («Дневник его жены», «Космос как предчувствие») экранизировал этот рассказ только теперь, но вовсе не считает, что опоздал: такая история могла приключиться в любое время и в любом месте. Недаром один американский продюсер уже загорелся выкупить права на ремейк, только действие заокеанской картины будет разворачиваться уже не на Кавказе, а в Ираке. Сюжет про врагов, которые в силу обстоятельств внезапно становятся чуть ли не лучшими друзьями и уж во всяком случае преисполняются друг к другу пониманием и сочувствием, действительно не нов. И немало уже всего на эту тему снято - от студенческих короткометражек до крепкого взрослого кино. Из последнего - взять хотя бы «Полумглу» Артема Антонова про немецких военнопленных в глухой заснеженной русской деревне.

Вот и здесь два русских солдата из подорванной под Шатоем транспортной военной колонны - сержант Рубахин (Вячеслав Крикунов) и Вовка-стрелок (Петр Логачев) - берут в плен молоденького чеченца-«языка» Джамала (московский 11-классник Ираклий Мсхалаиа). Джамал еще даже и не боевик вовсе, а лишь ученик снайпера, что, конечно, смягчает его вину с человеческой точки зрения, но абсолютно несущественно, если живешь по законам военного времени. Все, что от него требуется, - вывести наших парней кратчайшим путем к их части. Эта горная дорога для каждого становится путем откровения. Потому что не по каменистой тропе идут они - это только на первый взгляд так кажется, а по собственной изменчивой судьбе. И куда она их выведет, зависит от той душевной работы, что успеет проделать каждый. По словам Учителя, он снимал фильм о той невидимой грани, за которой простые человеческие отношения перерождаются в лютую ненависть, а неприязнь, напротив, обращается в симпатию. А еще о том, во сколько оценивается чужая жизнь, когда на кон поставлена своя собственная. По всему видно, что режиссер снимал свой фильм не для красного словца. Он снимал его сердцем, всем нутром своим. Артистов искал по всей стране, потому как лица у них должны быть не «замыленные», а «документальные». В результате сержанта Рубахина нашел во Владивостоке, а Вовку-стрелка - в Орловском драматическом театре. Для Крикунова встреча с Учителем - счастливый лотерейный билет. Вслед за главной ролью в «Пленном» - сыграна она, надо сказать, не по-дебютному мощно и достоверно - еще одна главная роль в паре с Владимиром Машковым в новом проекте Учителя «Густав» и только что стартовавшие съемки у Андрея Смирнова.

И все же, несмотря на чистые новые лица, естественную актерскую игру и вечность сюжета, картина вышла несколько зыбкой, рассыпающейся от собственной мягкости. Ей не хватает «мяса», жестких мускулов, если хотите. И дело не в том, что, приученные к излишнему натурализму, мы, как дикие звери, вскидываемся лишь на запах крови. Учителя как раз стоит поблагодарить за визуальную умеренность, за то, что оставил всю внешнюю тошнотворность войны за кадром. Недостает скорее внутреннего нерва, когда все натянуто и вот-вот оборвется со страшным звоном - во всем чувствуется психологическая стерильность. Эффект «белых перчаток», которые, как известно, хороши на параде, но не на войне.