- Мне кажется, наша страна переживает то, что переживает ребенок, оставшийся без родительского попечения. У него нет дома и нет семьи. И в этой ситуации очень трудно говорить о преодолении социального сиротства. Необходима идеология, которая была бы принята гражданами и государством. Прежде всего нужно понять, что мы хотим, когда закрываем детские дома: экономического эффекта или того, чтобы дети в полной мере обрели семью? Хотим уменьшить количество детских домов или улучшить качество жизни их воспитанников, сделав детдома малокомплектными? Где гарантия, что любая семья лучше детдома? Сегодня, на мой взгляд, политика в этой области невнятна, каждый что-то реализует в меру своего понимания, что страшно сказывается на детях и родителях.

Марина Левина привела неутешительную статистику. На сегодня удельный вес детей-сирот по отношению ко всему детскому населению страны почти не изменился. Временные формы устройства, такие как патронат и приемная семья, стали развиваться, однако сектор усыновления стал уменьшаться. И в основном это по-прежнему зарубежное усыновление.

- Я думаю, что в ближайшее время ситуация не улучшится, - продолжает Левина. - В то же время, если мы будем форсировать события, то может случиться подобное тому, что произошло в США. Когда дети, оставшиеся без попечения родителей, внезапно были размещены в приемные семьи, то более двух третей в первые два года были возвращены обратно. В России статистика вторичных отказов неточна, но на сегодня это около 5 тысяч детей в год. Впрочем, эта цифра существенно выше хотя бы потому, что перемещение ребенка из одной приемной семьи в другую в нашей стране не считается вторичным отказом.

На конференции также затрагивались вопросы взаимодействия общественных организаций и властных структур в сфере социальной защиты детей-сирот. Об опыте сотрудничества с фондом «Родительский мост» рассказала Елена Згурская, начальник отдела социальной защиты населения администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга.

- «Родительский мост» работает с нами уже шесть лет. Сотрудничество началось с программы, которая подразумевала создание отделения кризисной помощи малолетним мамам и мамам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации с маленькими детьми. Почему мы начали сотрудничество именно с программы, помогающей данной категории женщин? Потому что большинство из них попали в роддом, где есть обсервационное отделение для рожениц с улицы, и это уже являлось потенциальным вариантом отказа от ребенка. Мы сопровождали этих мам, пытались сохранить для начала их нравственное, а не физиологическое материнство и размещали в центр, бывшую пятикомнатную квартиру, где был медицинский кабинет, спальни, детские, гостевые, кухня. Вторым шагом стал социальный патронат еще 500 семей района, которые находились в кризисной ситуации. И профилактическое звено было самым основным в этой работе. Мы создали все условия, чтобы потом эти мамы смогли выйти вместе с ребенком в социум.

Чуть позже мы постарались привлечь к сотрудничеству муниципальные власти. Создали площадки, где стали работать школы приемных родителей. И здесь взаимодействие с «Родительским мостом» было неоценимым. Затем мы создали центр «Здоровая семья» и взяли на патронат беременных женщин. Там же работает школа приемных родителей. Таким образом, взаимодействие нескольких структур может быть очень продуктивным, главное, быть готовым к новым формам работы.

Санкт-Петербург