В нашей стране опыт «фостеровских семей» был применен в условиях разветвленной сети детских сиротских учреждений. Согласно правовым нормам, действующим сегодня в Москве и некоторых других регионах, ребенок не может быть направлен в патронатную семью органами опеки и попечительства непосредственно после изъятия из неблагополучной семьи. Сначала он направляется в приют, где ожидает определения своего статуса и оформления необходимых документов, затем помещается в детский дом и только потом может быть передан на воспитание в патронатную семью. Соответственно полномочия специализированной службы по патронатному воспитанию передаются органами опеки и попечительства детскому дому. Патронатный воспитатель заключает договор с детским домом, становясь его сотрудником, ребенок же, направляемый в патронатную семью, остается воспитанником детского дома. А ответственность за условия жизни и развития ребенка, за соблюдение его прав разделяется между детским домом и патронатной семьей.

Характерны в этом случае два обстоятельства. Во-первых, с учетом реальных темпов прохождения всех этапов устройства в патронатную семью ребенок практически всегда попадает после многих месяцев, а чаще - лет, проведенных уже в государственном учреждении. Во-вторых, в нашей стране по-прежнему очень слабо развит институт опекунства. Поэтому из временной формы устройства в семью патронатное воспитание в России превращается для конкретного ребенка либо в окончательную перспективу и альтернативу пребывания в детском доме, либо - к сожалению, нередко - в краткий и непродуктивный опыт.

На уполномоченную патронатную службу московского детского дома №12 возложена ответственность за устройство в патронатные семьи воспитанников детских домов Северо-Западного округа столицы. Служба отработала технологию создания и сопровождения патронатных семей.

Созданию такой семьи предшествует этап информирования населения о наличии проблемы детского сиротства в нашем округе, о возможностях участия в судьбе конкретного ребенка, оставшегося без семьи. Благодаря информационной кампании только в 2007 году в уполномоченную службу обратились 86 человек, желающих стать кандидатами в патронатные воспитатели. 78 процентов хотели принять в семью ребенка-дошкольника, дабы избежать осложнений, возникающих при воспитании ребенка школьного возраста с уже немалым и зачастую негативным жизненным опытом. Но при этом дошкольники всегда составляют среди воспитанников детских домов не более 5-7 процентов. Это сужает возможности патроната.

С каждым из обратившихся в уполномоченную службу проводится собеседование, сопровождаемое проверкой сообщаемых им о себе сведений. Только после этого может быть решен вопрос о включении человека в базу данных потенциальных кандидатов в патронатные воспитатели.

Если кандидат удовлетворяет требованиям, которые предъявляют к нему детский дом и органы опеки, это еще не гарантирует от возникновения психологических проблем. Предупреждению этих проблем служит подготовка кандидата к исполнению обязанностей патронатного воспитателя. Совместно с психологическим центром «МиР» уполномоченная служба разработала и успешно осуществляет программу «Родительская школа», содержание которой включает необходимые патронатной семье блоки психолого-педагогических, правовых, медицинских и иных родительских знаний, умений и навыков.

Подготовка кандидата включает в себя и совместный анализ причин, побудивших его изъявить желание принять ребенка в свою семью. В практике уполномоченной службы нашего детского дома 23 процента кандидатов руководствовались материальными стимулами, 66 - желанием помочь и перевоспитать ребенка-сироту, 11 процентов - переживанием собственного горя.

Параллельно происходит формирование базы данных потенциальных патронатных воспитанников. Сегодня около трети детей выражают согласие жить в патронатной семье. Частая причина нежелания идти в такую семью - ожидание возвращения к родственникам и родителям после восстановления родительских прав или оформления опеки.

Такие дети легко согласились бы воспитываться в патронатной семье, если бы были уверены, что нахождение там не станет препятствием к общению с родными и не закроет перспективу возвращения в биологическую семью. Сегодня при решении вопроса о включении ребенка в базу данных патронатной службы мы часто учитываем, что родственники ребенка болезненно воспримут его передачу в патронатную семью и будут пытаться осложнить работу патронатного воспитателя.

При этом большинство кандидатов в патронатные воспитатели изначально настроены минимизировать контакты ребенка с его родственниками. Многие из них хотели бы даже, но не вправе, дать ребенку собственную фамилию. Это яркое проявление противоречия между временным и обусловленным внешними причинами пребыванием ребенка в патронатной семье и мотивацией патронатного воспитателя к закреплению ситуации. Противоречия, заложенного в саму схему патроната и превращающего эту форму в «недоопеку».

Только после того как становится возможным уверенно говорить о психологической готовности как ребенка, так и взрослого, происходит обсуждение кандидатуры ребенка для направления именно в эту патронатную семью с предоставлением будущему патронатному воспитателю всей информации о психофизиологических особенностях, социальном статусе и прежнем социальном опыте ребенка.

После завершения этих этапов предварительного взаимодействия как с будущим патронатным воспитателем, так и с будущим патронатным воспитанником сотрудники уполномоченной службы, представители органов опеки и кандидат выходят на стадию оформления обязательств и договорных отношений. Договор о патронатном воспитании становится правовым основанием для пребывания ребенка в семье, определяет его срок, обязанности и полномочия патронатного воспитателя, права и обязательства уполномоченной службы по контролю благополучия ребенка и решению возникающих проблем. Детально аспекты содержания ребенка в семье, его режима дня, организации его быта и обучения регулируются соглашением о проживании ребенка в семье патронатного воспитателя. Содержательная основа как для договора, так и для соглашения - развернутый план по защите интересов ребенка, составляемый совместно органами опеки и попечительства, детским домом в лице уполномоченной службы и патронатным воспитателем. Взаимодействие с органами опеки и попечительства происходит на основе договоров между уполномоченной службой и окружными муниципалитетами.

Заключение договора - не завершение, а только практическое начало работы. С этого момента начинается кропотливое психолого-педагогическое и социально-правовое сопровождение патронатной семьи. Контролирующие визиты социального педагога уполномоченной службы призваны своевременно выявить угрозы для здоровья или благополучия ребенка. В этих случаях педагог вправе сразу изъять ребенка из семьи.

Согласно договору детский дом оказывает патронатной семье помощь в решении проблем с обучением, лечением и отдыхом ребенка. Персонал уполномоченной службы входит в контакт с администрацией и педагогическим персоналом образовательного учреждения, где начинает учиться ребенок, информируя об особенностях учебной деятельности, совместно проектируя образовательную траекторию.

Неудачный опыт пребывания в семье в будущем затруднит для выпускника детского дома создание собственной семьи. Следовательно, в тех случаях, когда патронат лишь временная передержка ребенка перед передачей на опеку, целесообразно не формировать ни у ребенка, ни у патронатного воспитателя сверхожиданий и нормативно закрепить ограниченный срок, в течение которого органы опеки обязаны найти опекунскую семью для воспитанника. В других случаях задача сопровождения патронатной семьи - снятие проблем и создание условий для расторжения договора о патронатном воспитании с заменой его решением об опеке в этой же семье. Иные варианты, с точки зрения интересов ребенка, едва ли приемлемы.

Любовь КОЗАДАЕВА, заместитель директора по патронатному воспитанию московского детского дома №12