Час превратился в два часа, а разговор больше походил на допрос с пристрастием ученика, вызванного к доске. Но министр подготовился заранее: накануне, 2 сентября, проект государственной программы по комплексной модернизации образования на среднесрочную перспективу (2009-2012 годы) подробно рассмотрели члены коллегии министерства с участием представителей заинтересованных структур. Андрей Фурсенко довольно подробно объяснил, в чем комплексность программы. Оказывается, она по срокам, задачам, направлениям и ключевым действиям полностью синхронизирована с концепцией долгосрочного развития, построена преемственно и последовательно по отношению к Приоритетным направлениям развития образовательной системы Российской Федерации, одобренным Правительством РФ в 2004 году и задавшим основные векторы модернизации отрасли. Комплексность программы заключается еще и в системном применении результатов приоритетного национального проекта, новых проектных принципов и механизмов, ускоривших обновление отрасли. По мнению министра, в этой программе механизмы национального проекта взаимоувязаны с Федеральной целевой программой развития образования как законодательно установленной организационной основой государственной политики в сфере образования, причем они задают четкие ориентиры и проектные рамки деятельности субъектов Российской Федерации по развитию образования.

Определенным реверансом перед депутатами был некий отчет министра: он несколько раз подчеркнул, что те меры по модернизации образования, что были обсуждены в марте на таком же «Правительственном часе», вошли в проект программы. Сказанное депутатам понравилось.

Что же представляет собой программа? Это несколько базовых направлений: формирование инструментов социального развития; совершенствование общественных отношений; развитие у учеников и студентов востребованных творческих способностей, умений добывать и применять знания, инициативности и ответственности; создание механизмов обратной связи образования и общества и современной гибкой системы непрерывного образования; совершенствование системы оценки индивидуальных образовательных достижений, в том числе в социальной, проектной деятельности, как основы для получения следующего уровня образования.

Для успешной реализации всех этих направлений, несомненно, в дополнение к уже принятым законам придется принимать и новые. Начинается формирование сети федеральных университетов и национальных исследовательских университетов, и законопроект по этому поводу уже внесен в Госдуму. Кроме того, министр считает, что комплексная реализация предлагаемых мер позволит сделать образование эффективным механизмом инновационного развития страны на ближайшую и долгосрочную перспективу, и Фурсенко тут всерьез рассчитывает на поддержку депутатов. Кроме того, Андрей Александрович заверил депутатский корпус, что в рамках программы будут продолжены работы по созданию нового интегрированного законодательного акта по образованию, о котором он говорил депутатам еще в марте. В этом акте запланировано комплексное и системное описание всех ключевых изменений и тенденций в образовании, задающих стратегические ориентиры развития. В 2009 году, по словам министра, предстоят основные разработки, а к 2010 году проект документа будет готов к широкому обсуждению.

Разговор о грядущих планах, конечно, был коротким и довольно общим. Многим же депутатам хотелось конкретики, рассказа о том, что делается и как меняется на практике система образования к лучшему. Наиболее резким в этом плане было выступление депутата Нины Останиной, которую волнует сокращение сельских школ. Дело в том, что весной в планах Госдумы РФ было проведение «Правительственного часа» на тему: «О мерах, принимаемых правительством по развитию образования на селе». Но позже кто-то изменил формулировку, хотя тема жизни и деятельности сельских школ сегодня архиактуальна. Останина привела такие данные: более 2 тысяч сельских школ в России уже закрыты, сельское образование в последние пять лет исчезает со скоростью закрытия 600 школ в год. Останина - депутат от Кемеровской области, в которой в 2008 году были ликвидированы 75 и реорганизована 41 школа, причем областная прокуратура выявила нарушения законодательства в 10 из 19 районов Кузбасса. Самые типичные нарушения: принятие решения о закрытии единолично главами районов, закрытие школ без согласия сельского схода, без соответствующего решения районных советов народных депутатов, без экспертной оценки, а также несоответствие требованиям безопасности автомобильных дорог, по которым предполагается пустить школьный автобус. Детям из сел предлагают либо ездить каждый день по 30-50 километров на автобусах, либо жить всю неделю в интернате при большой школе. Нина Останина привела пример того, как всем миром удалось предотвратить закрытие школы в поселке Лыс Новокузнецкого района, где многие школьники начальных классов - приемные дети. В Год семьи кузбассовцы откликнулись на призыв усыновить детей. Ребятишек буквально забрали из детских домов в семьи, но если бы эту школу не отстояли, дети снова оказались бы на интернатском содержании. «Ну и где здесь здравый смысл?» - спросила министра депутат и сама ответила: «Его трудно найти во всем, что касается позиции Министерства образования и науки в отношении малокомплектных школ. Учителей постепенно лишили льготного получения жилья в деревне, льгот, связанных с отоплением, подвозом дров, угля, с ремонтом дома. Недавно мужчин-педагогов лишили освобождения от армии. Но последнее, что окончательно «убьет» сельского учителя, - подушевое финансирование. Для сельской школы это смерти подобно. Почему-то в разгромленной Южной Осетии начинают восстанавливать независимую республику со строительства школ, люди живут в палатках, а школу открывают. Почему же у нас в России все наоборот? Совершенно очевидно: сегодня сэкономим на сельской школе, завтра уже не надо будет никакой господдержки селу, потому что оно умрет вместе со школой. Если мы действительно стремимся к инновационному развитию, нужно не закрывать сельскую школу, а превращать ее в основу для возрождения и развития села. И может быть, логичнее было бы средства нацпроекта «Развитие АПК» направлять не только на субсидирование процентов по кредитам, а прежде всего на инфраструктуру села: дороги, системы энергообеспечения, постройку соответствующих современным требованиям школ, пусть даже и для 8 учеников. Нужна государственная программа поддержки сельской школы, нужен закон, резко повышающий статус педагога, без всякого деления на городских и сельских жителей. Разные варианты возможны, например, приравнять педагогов по условиям труда, социальным гарантиям и материальному обеспечению к государственным служащим, ведь труд педагога не менее важен, чем труд государственного чиновника. Цена вопроса - 440 миллиардов рублей. Да, дорого, но, в конечном счете, задача в том, чтобы вернуть государство в сферу образования. Не надо подменять базовое финансирование грантами и различными надбавками. Если учитывать, что Правительство РФ постоянно снижает долю бюджетных расходов на образование (в 2007 году она составляла чуть более 5 процентов, в бюджете 2008 года на эту статью приходится 4,79 процента, в 2009-м она снизится до 4,65, а в 2010-м - до 4,53 процента), то все его заявления об увеличении поддержки образования - лишь лукавая манипуляция цифрами».

Останина предложила министру расширить масштабы национального проекта «Образование», включив в него восстановление системы дошкольного образования, борьбу с беспризорностью и доведение размера детского пособия на каждого ребенка до прожиточного минимума. Критика министра из уст депутата была особенно жесткой, когда речь зашла о вузовском образовании. «Если год назад самой одиозной фигурой в правительстве был бывший министр здравоохранения и социального развития РФ Зурабов, - отметила Останина, - то сегодня школьников и студентов пугают вами, Андрей Александрович. Ваших выступлений в СМИ и появлений на экране боятся и дети, и родители, и педагоги. Что стоит одно заявление на совещании у Президента РФ о сокращении вузов до 150-200, а университетов до 50! Сами-то вы можете назвать какую-либо страну, где количество вузов сокращалось бы в 5-7 раз? Даже Егор Гайдар предлагал в свое время уменьшить число вузов только в 2-3 раза. Теперь говорят, что 90-е годы были лихими. Какими же тогда назовут наши двухтысячные? Сколько в России останется студентов? Как будут получать образование молодые люди из провинции? Ведь даже при хороших результатах ЕГЭ столичная жизнь им не по карману». Кстати, Останина вспомнила о том, что Президент РФ призвал «не кошмарить бизнес», и, перенеся все на систему образования, сказала: «Не надо кошмарить образование!» После чего от имени оппозиции призвала Андрея Фурсенко уйти в отставку.

Конечно, никто министра образования и науки РФ в отставку не отправил, и неприятные слова депутата-коммуниста остались только словами и призывами. «Правительственный час» завершился мирно и без эксцессов, хотя осадок остался у всех. Понятно, почему: министр занимается на федеральном уровне политикой образования, а каждый депутат сталкивается с реалиями реформирования в своих избирательных округах и слышит часто совсем нелицеприятные отзывы о политике государства в области образования. Особенно тяжело приходится, с одной стороны, депутатам от партии власти. «Единая Россия» полностью одобряет все то, что предлагается в области образования, и на встречах с избирателями ее депутатам приходится защищать даже то, что, очевидно, не лучшим образом сказывается на развитии образования. С другой стороны, не менее тяжела позиция депутатов-коммунистов. Они видят риски в реформировании, но ничего, по сути дела, изменить в лучшую сторону не могут, так как законы в Думе проходят голосованием большинства единороссов, а оппозиция лишена возможности влиять на этот процесс. «Справедливая Россия» высказывает свое мнение в основном устами председателя Совета Федерации Сергея Миронова, но тоже не может ни повлиять на принятие нужных, по мнению членов этой партии, законов, ни преградить путь тем законам, с которыми она не согласна. В Совете Федерации, как и в Думе, большинство мест занимают единороссы.

Кстати, за Фурсенко энергично вступился лидер ЛДПР Владимир Жириновский: «На протяжении всей нашей истории левые отправляют в отставку министров. Фурсенко, может быть, лучший министр сегодня. Он не хотел быть министром в первый созыв, сейчас хотел уйти, но его просят остаться на посту министра. Это ученый человек, ему не нужна ваша критика. Его просят, и он вынужден остаться, потому что его некем заменить». Выступали в основном члены Комитета по образованию ГД РФ Виктор Шудегов («Справедливая Россия») и Гаджимет Сафаралиев («Единая Россия»), но в целом комитет представлял его руководитель Григорий Балыхин.

Остальные депутаты атаковали министра вопросами. Председатель Комитета ГД РФ по культуре Григорий Ивлиев справшивал о том, можно ли будет получить второе высшее образование в области культуры и искусства, Екатерина Лахова - о материальной обеспеченности школ, Анатолий Локоть - о результатах ЕГЭ, Николай Коломейцев - о ресурсных центрах по профессиональному обучению. Центральным вопросом стал вопрос о том, как победить коррупцию в образовании. На что Фурсенко ответил так:

«Я считаю, что наряду с фискальными мерами, которые абсолютно необходимы, главное - это проверка качества знаний выпускников, сейчас отрабатывается система, в которой от того, насколько успешно работают выпускники тех или иных вузов, должно зависеть финансирование высшего учебного заведения и в конечном счете финансирование зарплаты труда конкретного преподавателя. Только таким способом можно будет бороться с коррупцией и отчасти ее победить, поскольку коррупция в системе образования возможна потому, что ни преподаватели, ни студенты не заинтересованы в качестве получаемых знаний. Студенты считают, что им нужен диплом, а не знания, которые за этим стоят, а преподаватель считает, что на его карьере не отразится никоим образом то, как успешно будет работать его выпускник».

Разошлись депутаты и министр, испытывая разные чувства. Оппозиция в очередной раз была преисполнена благородного негодования, считая, что государство далеко не все и не так делает для системы образования. Партия власти не видела ничего особенного в том, что министра критиковали, поскольку в основном поддерживает курс министра и Правительства РФ, которое возглавляет близкий «Единой России» Владимир Путин. Что думает педагогическое сообщество, похоже, никого особо не интересовало: голос учительства в обществе не слышен совсем или похож на еле слышный писк, к которому мало кто прислушивается.