Если раньше (еще 2 года назад) работодатель капризно выбирал специалистов, не рассматривая выпускника как достойного претендента на вакантное рабочее место, то сейчас ситуация на информационном рынке начала изменяться, и к выпускнику вуза стали относиться как к вполне реальному работнику.

Но здесь появляется новая проблема - для этого подходит далеко не каждый выпускник. Как утверждает представитель одной из ведущих маркетинговых компаний в России, «в течение месяца человек должен, используя Интернет, научиться за полчаса делать табличный релиз (выборку данных) по заданной проблематике. Иначе он нам не нужен».

Из этого утверждения можно сделать два вывода:

выпускник должен обладать знаниями в области деятельности компании. С этой задачей успешно справляются школа и вуз за счет введения дополнительных курсов и выстраивания единой пролонгированной цепочки обучения;

выпускник должен владеть навыками работы с информацией. А вот это как раз проблема.

Человек, окончив не только школу, но порой и вуз, не владеет навыками поиска информации. С одной стороны, он должен уже уметь искать информацию, сортировать ее, оценивать, принимать решение, обрабатывать данные, однако среднестатистический выпускник не умеет этого делать. Вроде бы отрадно, что школьники и студенты за время обучения неоднократно готовят доклады, рефераты, а потом курсовые работы и проекты. Но очень часто вся эта деятельность, которая должна научить будущего специалиста взаимодействовать с информацией, сводится к тому, что ученик находит требуемую готовую работу в Глобальной сети и успешно сдает ее, даже не внося никаких правок. Не будем рассматривать сейчас данный вопрос, он со многими проблемами, в частности и с перегрузкой, которая падает на ученика и учителя. В любом случае школьнику (студенту) предлагают в рамках выполнения данных заданий только отработать навыки поиска, обработки и оценивания информации. Но если он должен отрабатывать данные навыки, то, значит, должен быть где-то сам предмет, на котором эти знания будут добываться самим учеником.

«Хорошо, давайте введем новый образовательный предмет и назовем его «Информационная культура» или «Компьютерная грамотность». И будем в рамках данного предмета обучать детей новым навыкам, которые требуются рынку» - такие предложения от руководителей разного уровня можно услышать довольно часто.

Но здесь возникает множество вопросов:

как внести новый предмет в расписание, не нарушив предельной нагрузки на школьника?

как данный предмет будет продолжаться в институте?

когда предмет будет вводиться в школьную программу?

кто будет его вести?

Вопросов слишком много, а вот ответы на них найти крайне трудно.

И все-таки попытаюсь изложить свои взгляды на проблему.

Сегодня практически во всех школах и в ряде институтов изучают предмет «Информатика». В некоторых образовательных учреждениях его преподают с 3-го класса, а в самом худшем случае школьники знакомятся с ним начиная с 10-го класса. Получается, что времени для изучения данного предмета отводится в достаточном количестве.

Любой школьник скажет, что информатика - это наука об информации.

Если мы попытаемся вспомнить, что собой представляет информация, то обязательно придем к формуле, предложенной немецкими учеными еще в начале 70-х годов: «Информация - это сообщение с правилом интерпретации данного сообщения». Получается, что, введя в школьный курс предмет с названием «Информатика», в него логически заложили выполнение всех тех требований по представлению информации и информационных сообщений, о которых сейчас говорят работодатели как о необходимости.

Если посмотреть на проблему в таком свете, то получается, что сейчас нам предлагают выполнить подмену понятий и вместо курса информатики начать преподавать что-то еще, вынеся основу курса в отдельный предмет.

Но ведь курс информатики уже сформирован и преподается школьникам, которые потом сдают по нему ЕГЭ! Что он собой представляет и насколько отвечает потребностям рынка? Ответ на этот вопрос стоит найти как можно быстрее, так как это позволит безболезненно решить задачу адаптации студентов к потребностям рынка.

Сегодня в школьной программе курса информатики значительное место отводится формированию основ таких предметов из спектра информационных дисциплин, как программирование, алгебра логики, теория информации, комбинаторика, алгоритмизация. Часть полученных знаний будет востребована в институте, но часть будет просто забыта и потеряна к тому моменту, когда подойдет пора их изучения (если вообще такая пора подойдет, потому что далеко не все из перечисленных предметов изучаются на всех специальностях и направлениях). Например, теорию информации студенты проходят не ранее 3-го курса, да и то лишь на тех специальностях и направлениях, которые готовят специалистов в IT-сферах. А вот для выпускников, которые не собираются связывать свою жизнь с информационным рынком напрямую, то есть писать программы, разрабатывать новые схемы и так далее, эти знания в принципе остаются невостребованными.

Получается, что в школе на информатику отводится огромное количество времени, но при этом основы работы с информацией не закладываются, зато изучается множество вопросов, которые с точки зрения работодателя не повышают ценность работника.

Получилось противоречие: с одной стороны - явное стремление к адаптации выпускника к рынку, а с другой - невыполнение требований рынка к качеству подготовки специалиста.

Что можно предложить для разрешения данной проблемы?

Конечно, в первую очередь рекомендовать изменить образовательный стандарт еще в школе, адаптировав его к требованиям рынка. Существуют же стандарты для институтских специальностей, в которых есть явное ориентирование на рынок и на специальность. Почему бы не прописать в школьном стандарте, что ученик должен уметь находить и оценивать информацию, правильно формулировать запросы к поисковым системам, оформлять текст? Стоит отметить, что в ЕГЭ есть вопросы, касающиеся навыков работы с пакетом документов MS-Office, но совершенно нет вопросов, которые касаются навыков добычи данных и их адаптации.

Если мы обратимся к опыту западных систем образования, то там подобные навыки ставятся во главу угла. И это не случайно - рынок требует от человека умения работать с большими объемами информации и высокоскоростными информационными потоками. Следовательно, школа и вуз должны удовлетворять данные потребности, если хотят обеспечить для своих выпускников рабочие места на рынке.

А сделать это отнюдь не так трудно. Ведь все, что для этого требуется, уже есть в распоряжении большинства школ:

учитель информатики достаточной компетенции, чтобы самому успешно справляться с задачами поиска информации;

компьютерный класс с выходом в Интернет;

учебные часы, отводимые на поиск информации и отработку тех базовых навыков и принципов, которые будет демонстрировать учитель.

В этом случае вчерашний школьник, выйдя из стен своего учебного заведения, окажется изначально конкурентоспособным на рынке труда. В институте, если он придет продолжать свое образование не по профилю IT, на информатику отводится незначительное количество занятий (например, по психологическому направлению только 51 аудиторный час). Обучить за это время всем навыкам поиска данных в принципе невозможно.

Следовательно, предполагается, что студент уже имеет подобные навыки, которые необходимо только скорректировать в рамках выбранной им для дальнейшего обучения специальности. Но в этом случае снова получается провал в системе пролонгированной подготовки специалиста. С одной стороны, он (школьник, студент) получает огромный запас информации в школе по вопросам, которые ему не требуются в сфере его профессиональной подготовки, а с другой - у него не заложены основы, без которых он не может предлагать себя рынку на должном уровне. При этом если полностью отказаться от того круга вопросов, которые изучаются сейчас в школе, то вчерашнему школьнику просто невозможно будет успешно обучаться на технических специальностях.

Решение может быть предложено самое простое: скорректировать школьный образовательный стандарт, введя в него больше часов на создание и закрепление навыков работы с информацией и ее поиском и удалив такие элементы, как теория информации, поскольку данная дисциплинная линия не продолжается в институте. Кроме этого, стоит все-таки ввести разделение классов на две основные части, которые будут изучать информатику на разных уровнях глубины.

Екатерина ГАВРИЛИНА, проректор по НИР Среднерусского университета (гуманитарно-технологического института), Обнинск, Калужская область