Три года назад в лагере «Большое Приключение» в Карелии появилось незаметное постороннему взгляду, но очень важное для организаторов лагеря новшество - Журнал внештатных ситуаций. В специальной тетради подробно описываются все чрезвычайные происшествия, которые выбивают отдельные группы, а подчас и весь лагерь из привычного графика работы. Детальный анализ каждого случая позволяет лучше подготовить к работе с подростками новых инструкторов, да и вообще совершенствовать всю нашу работу в лагере. Некоторые ЧП прошлого сезона анализирует московский педагог Екатерина Колесникова.

Дмитрий Шпаро

Комментировать данный случай очень сложно, потому что, с одной стороны, сотрудники клуба «Приключение», безусловно, чувствуют ответственность за поведение своих подопечных, где бы ни находились подростки - в самом лагере или в дороге, а с другой стороны, «Большое Приключение», к сожалению, занимается не воспитанием, а только перевоспитанием, и не всегда этот процесс оказывается успешным. Третий аспект проблемы - то, что в нашем деле приходится иногда полагаться на людей, которые не являются постоянными сотрудниками клуба, но берут на себя определенные обязательства - довезти подростков до лагеря и обратно. Это сопровождающие групп, и иногда именно они становятся «героями» Журнала внештатных ситуаций.

Группа инструктора Поцелуевой. «Из-за наличия множества дорог, не отмеченных на карте, выбивались из графика. Продукты заканчивались, а подвоз в неоговоренную ранее точку был невозможен. Группа находилась в движении до 2 часов ночи. После остановки и ужина все легли спать за исключением нескольких мальчиков и инструктора, которые остались у костра и приготовили завтрак к 6 часам утра. Все встали и позавтракали, кроме сопровождающей, которая отказалась от завтрака и попросила инструктора принести чай в палатку. После завтрака все стали собирать вещи, кроме сопровождающей. Собрав вещи, две девочки тоже легли в мешки, увидев, что сопровождающая не встает. Мальчики пытались убедить их продолжить движение и, не добившись ничего, вытащили дуги из палатки (как накануне сделала сопровождающая им). Сопровождающая начала ругать их нецензурными словами в очень резкой форме. Мальчики ответили тем же и начали кидать в палатку шишки. Инструктор помогла девочкам выйти из палатки, но сопровождающая отказалась это сделать и начала истерически рыдать. Инструктор отправила девочек и часть мальчиков, не участвующих в конфликте, вперед по дороге, так как дети напугались истерики сопровождающей. Через 3 часа сопровождающую удалось уговорить выйти из палатки, и она заявила, что «хотела посмотреть, насколько далеко мальчики могут зайти». В дальнейшем сопровождающая отказалась обсудить ситуацию с группой. Поведение ее часто было достаточно провокационно, что впоследствии приводило к конфликтам. Анализ ситуации и рекомендации: сопровождающая с самого начала потворствовала нарушениям дисциплины, не обращала внимания на несправедливое распределение груза и обязанностей, ругалась на детей матом и разучивала нецензурные песни. Вместо распоряжений или предоставления демократического выбора пользовалась тоном капризной девочки, что впоследствии спровоцировало подростков повести себя с ней именно как с дворовой девочкой, ругающейся матом и докуривавшей их сигареты. Между тем группа была с внутренней потребностью называть взрослого человека на «вы» и могла вынести от пребывания в лагере гораздо больше для себя, если бы не попустительство со стороны «педагога», принявшего группу раньше инструктора. (Сопровождающий привозит детей в лагерь и остается с ними все время. Инструктор присоединяется к группе в лагере. - Е.К.) Необходимо внимательнее и строже относиться к выбору сопровождающих группы».

«Группа инструктора Железняк. Мой сопровождающий страдал эпилепсией, но утверждал, что на природе с ним не может случиться приступа. После завтрака у него неожиданно закатились глаза, он повалился набок, и у него появились судороги. Они продолжались минут пять, за это время изо рта шла пена с кровью. Мы отнесли его в тень, минут через 40 он пришел в себя, ничего не помнил. Рекомендации: считаю, что нельзя брать сопровождающего с таким заболеванием, это пугает не только детей, но и инструктора».

Группе инструктора Матросова тоже не повезло с сопровождающим до такой степени, что его пришлось снять с маршрута, но на этом злоключения не закончились: «На третий день похода вслед за сопровождающим был отправлен в базовый лагерь участник, который был близким знакомым сопровождающего - он оказался скрытым детонатором. Из-за «работы» последнего готовы были уехать еще четыре человека, но четверо других решительно хотели продолжать поход. Вскоре, казалось бы, все уладилось. Но на стоянке возле железнодорожного моста через Чирко-Кемь Игорь, зайдя в воду за мячом в сланцах (!), почти полностью срезал кожу с подушечки большого пальца ноги. (В шлепанцах по правилам безопасности в воду входить запрещено. - Е.К.) Следующая неприятность: во время приготовления обеда на видном месте был оставлен острый кухонный нож. Антон присел - результат резаная рана бедра (1,5 см в длину и 2-3 мм глубины). Итог: группа из заявленного маршрута прошла половину. Все живы, почти здоровы и счастливы. Даже мусор собрали с места стоянки на Андроновой Горе - сожгли 5-7 кг, привезли 37-40 кг».

Печальным лидером в разделе «Травмы» прошлым летом стали ожоги. Пожалуй, именно их предотвратить сложнее всего: было несколько случаев, когда дети по невнимательности натыкались на костровой тросик и переворачивали котелок с кипятком на товарищей. Или другой пример:

«Группа инструктора Воробьева. Стоянка на реке Муезерке, 5 км от поселка Муезерский. Парень (дети таких называют «тормоз»), сидя на бревне у костра, вылил себе на ногу только что выданный суп. Инструктор увидел скачущего на одной ноге парня, который сбрасывал кроссовку. Сообразив, что это ожог, инструктор вылил два литра холодной воды на ногу и с другими участниками доставил потерпевшего на берег реки. Парня усадили на мостки (больная нога в воде). Через 20 минут ногу запенили «Пантенолом» и доставили парня к палаткам. Соорудили повязку, исключающую контакт с больным местом. Связаться с лагерем оказалось непросто, связь была очень плохой. Наконец дозвонились, и врач подтвердил правильность оказания первой помощи. Группа встала на дневку. На следующий день больного отправили в лагерь. Рекомендации: суп, чай, после снятия с огня лучше всего поставить в укромное место настояться. Таким образом температура снижается до 60-80, что не так опасно».

Список происшествий велик и разнообразен - от краж до ночного визита медведя, но сотрудники клуба «Приключение» настроены оптимистично. Кстати, лагерь еще в прошлом году стал круглогодичным.

Генеральный спонсор «Большого Приключения» - Nycomed.

Спонсоры: «Нестле», «Макдоналдс», «Крекер», «Богучарово-Маркет», «Каргилл АО», ОВА, «Быстров», Biomill, «Юнилевер», «Геркулес», ГУП «Столичные аптеки», «Леовит», компания «Благо» (Санкт-Петербург), «Санта-Мария».