Ольга ДОЙНИКОВА, директор Трегубовской школы, Чудовский район, Новгородская область: Норма не выполняется

Условия оплаты труда учителей стали более жесткими, потому что теперь все зависит от количества учеников: формирование базисного учебного плана, количество часов, ставки технического персонала. Нормативно-подушевое финансирование устанавливает норму для сельской школы - 14 человек в классе. До сих пор наша школа укладывалась в нее, но в нынешнем году возникла ситуация, когда в 10-м классе у нас остались два человека. Класс закрыли. Все лето мы устраивали двоих оставшихся мальчишек - один пошел в школу города Чудово, который находится от нас на расстоянии 24 километров, другой поступил в профессиональное училище. Переход для этих ребят был очень болезненным.

Нужно отметить, что эту норму в 14 учеников очень трудно регулировать какими-либо административными мерами. Выход может быть только один – школа должна стать лучше, чем остальные, чтобы в нее приходили новые ученики. Так складывается у нас - рядом есть еще одна сельская школа, откуда дети переходят постепенно к нам. Только если мы будем конкурентоспособными, если мы будем замечательными, к нам потянутся ребята из других школ. Стараемся такими быть! Мы единственная сельская школа в районе, которая работает по 4 профилям. Наши старшеклассники поступают при конкурсе 12 человек на место в Новгородский педагогический лицей – одно из лучших образовательных учреждений области.

Понятно, что подобные процессы будут происходить во всей стране. Содержать малые сельские школы экономически невыгодно. Надо привыкать к новым условиям, выстраивать свою образовательную стратегию, принимать управленческие решения, позволяющие выжить в этой ситуации. Пока упаднических настроений в нашем коллективе нет, никто не ушел. Наверное, во многом потому, что коллеги ощущают успешность своей школы - ведь в нынешнем году по итогам районного рейтинга мы обогнали даже некоторые городские.

Василий КОЗЛОВСКИЙ, директор Байкальской школы, Болотнинский район, Новосибирская область: Есть один огромный минус

Я веду уроки истории и труда - как все педагоги, совмещаю несколько предметов. В целом считаю переход на новую систему оплаты труда и нормативно-подушевое финансирование положительным явлением. Пошла переоценка всего педагогического труда, появились новые критерии, возможность маневрировать. У нас все вопросы решаются на педсовете и на совете школы, куда входят учителя, родители и ученики. Мы выработали критерии оценки труда каждого педагога, разработали систему баллов. По отпущенным средствам «оценили» каждый балл в 30 рублей, рассматриваем результаты работы один раз в полугодие. Сразу стало видно, кто больше работает. Один получил прибавку 700 рублей, другой - 3000. Скажем, учитель не стал участвовать в Педагогических чтениях, не повез свой класс на экскурсию - получил меньше. Если хочет больше денег, нужно стараться. Никого не надо заставлять.

В связи с нормативно-подушевым финансированием у нас, как у многих сельских школ, сразу выявился огромный жирный минус. В школе 95 учеников и 22 сотрудника. Раньше как было? Деньги отпускались на все, что школе «положено», то есть, помимо администрации, предметников, у нас есть и педагоги дополнительного образования, и группа продленного дня, и социальный педагог. По старой системе денежки так и текли на оплату труда, независимо от количества учеников. По новой системе мы сразу оказались перед неприятным фактом. Сократить предметников нельзя - это все равно что закрыть школу. Под ударом оказались именно педагоги дополнительного образования. Мы ведь не просто школа, которая возникла сегодня на голом месте и должна принять новую систему финансирования. За годы работы мы создали спортивно-оздоровительную систему, работают кружки по интересам, идет работа на пришкольном участке. Сотрудничаем с Томским университетом систем управления и радиоэлектроники, Болотнинским педагогическим колледжем, спортшколой города Болотное, детским Домом творчества, центром «Дельфин». За десять лет ни один наш ученик не попал на учет в детскую комнату милиции. Это ведь тоже важнейший критерий работы всего коллектива. Дети здоровые, практически все участвуют в соревнованиях и конкурсах. Наши выпускники получают сертификаты специалистов по обслуживанию ЭВМ, это дает им преимущества при поступлении в вуз. Так что у меня нет причин увольнять людей, которые много лет отдали школе, любят детей и добиваются значительных результатов в работе.

Если ребенок из сельской школы занимает места на олимпиадах и конкурсах высокого уровня, значит, хорошо работает учитель, не так ли? Но не хватает денег на то, чтобы сохранить и приумножить накопленное. Новая система нормативно-подушевого финансирования ставит нас перед необходимостью сократить едва ли не треть состава - мы можем лишиться как раз тех сотрудников, которые обеспечивают занятость детей после уроков, следят за их развитием, за их здоровьем. При новой системе финансирования школ не всегда понятно, откуда брать деньги, например, на подписку, на литературу для школьной библиотеки. Мы не имели возможности подписаться на профессиональные издания, но все же выкроили средства, с января будем наконец получать «Учительскую газету» - нам нужно видеть, чем живут педагоги страны, принимать участие в обсуждении проблем образования.

Мне кажется, нужно проработать по новой системе год-два, чтобы понять, где узкие места, а что нужно внедрять и развивать. На время переходного периода стоит заложить какие-то дополнительные средства, чтобы школы не лишились того, что наработано годами. Пока что материальное положение учителей не улучшилось, но уже видно, что и как можно сделать.

Качество образования зависит в первую очередь от хорошо обученного учителя, который думает об учебном процессе и не волнуется о сохранении своего рабочего места. Мы ведь в конечном итоге говорим о будущем нации, о здоровье молодого поколения, о престиже страны.

Александр РАХНО, президент общественной организации «Сибирский пеликан», учитель истории Петропавловского лицея, Муромцевский район, Омская область: Какая конкуренция в деревне!

Нормативно-подушевое финансирование в принципе возможно, но, как любой новый экономический механизм, потенциально опасно. Тем не менее оно широко и, на мой взгляд, малообдуманно внедряется в школьную практику. Новый порядок распределения денег предполагает финансирование учреждений в зависимости от общего количества учеников - на каждого ребенка выделяется определенная сумма денег. Суммы слегка разнятся в зависимости от того, где находится школа - в городе или селе, но не принципиально. Это значит, что школе, где 700 учеников, денег хватит, условно говоря, на ремонт, а той, в которой 100 ребят,- только на мелки.

По мнению Александра Соломатина, министра образования Омской области, нормативно-подушевое финансирование приведет к добросовестной конкуренции образовательных учреждений, и произойдет естественное сокращение их числа. А не нравится родителям такая перспектива - пусть рожают больше детей...

Непонятно, правда, какая конкуренция в деревне? За последние годы в области и без новой формы финансирования «естественным образом» закрылось почти 50 сельских школ. В нашем Муромцевском районе, где было введено НПФ, просчитались и к концу 2007 года объявили надтарифные надбавки учителям необоснованными, уменьшив зарплату на 30 процентов. Началось сокращение психологов, социальных педагогов, технических работников.

Возможно, норматив рассчитан неправильно и его объем должен включать полный штатный перечень педагогов, необходимых школе.

Понятно, что новый механизм выгоден для школ с большим количеством учеников. Но улучшает ли он качество обучения, надо еще доказать, хотя похоже, что именно это мало кого интересует. Уже очевидно, что не все школы способны перенести переход на новый принцип. Как быть «неформатным» школам - для одаренных, для «трудных», для детей с отклонениями в развитии, - в которых нет возможности организовать традиционные по численности класс-комплекты? Неоправданно дорогим удовольствием при НПФ становятся коррекционные классы в обычных школах. Не говоря уже о малокомплектных сельских. С введением НПФ, по-моему, решается государственная программная установка в отношении деревенских школ. Она проста, как мычание: «больше детей - больше денег». Меньше денег - меньше школ. Ведь если школа не набирает положенного количества учеников, ее закрывают. Учить трех, да и тридцать человек экономически невыгодно. Если же меньше школ, то и меньше детей. Ибо зачем их рожать, если даже обучить не можем? Меньше в селах детей - меньше деревень. Меньше деревень - меньше сельского населения. Меньше сельчан - меньше солдат в Российскую армию. Угодно продолжить?

Я же думаю, что вложения в образование есть инвестирование будущего нации. Предлагаю следующую программную установку: покуда в селе есть хоть один ребенок - в селе должна быть школа. И, исходя из этого, надо строить и финансирование, если мы пока что не в состоянии осуществить дистанционное обучение детей в отдаленных селах, ну, скажем, по австралийскому образцу - через Интернет.