Совсем не хочется играть несчастную женщину

- Любовь Николаевна, как появилась на свет актриса Руденко? Почему же вы выбрали именно эту профессию?

- Потому что ни о какой другой никогда и не думала. Я родилась в актерской семье. Мама, Дина Солдатова, была актрисой Московского гастрольного театра комедии (сейчас это Театр на Покровке). Я буквально с двух-, трехлетнего возраста росла за кулисами, ездила с ней и на гастроли. Мой ныне покойный отец Николай Руденко когда-то тоже работал в театре комедии: сначала актером, потом стал администратором. Когда мне было десять лет, родители разошлись, и отец перешел работать в другой театр. Мама вторично вышла замуж. Старшая сестра моей мамы, Ирина Солдатова, полвека отыграла на сцене Театра Российской армии. Ее восьмидесятилетний юбилей отмечали в театре спектаклем «Деревья умирают стоя». После спектакля она поклонилась зрителям, занавес закрылся, и моя тетя упала замертво... Вот такая потрясающая актерская смерть. Необычным человеком был и мой дедушка по материнской линии Анатолий Данилович. Он пел три октавы, мог исполнить весь репертуар Федора Шаляпина. Его приглашали учиться в школу при Большом театре, но, имея трех дочерей, он такую роскошь - стать профессиональным певцом - позволить себе не смог, так и остался инженером-строителем. Во время войны, кстати, строил внуковский аэродром, канал Москва - Волга и другие очень крупные и известные объекты. Мать дедушки, моя прабабушка, в станице Вешенской, откуда они родом, когда-то организовывала домашний театр. Дедушка в юности дружил с Михаилом Шолоховым, он помнит, как тот стучал на чердаке на пишущей машинке.

- Интересно, в честь кого вас назвали таким именем?

- Все просто. Дело в том, что маминым любимым персонажем всегда была Люба Шевцова, также она очень любила актрису Любовь Орлову.

- В вашем понимании любовь - это подарок или мучение?

- Конечно, подарок! По характеру я человек позитивный, в любой ситуации стараюсь находить что-то положительное. Еще мне в жизни очень помогает чувство юмора и самоирония, когда ты на происходящее смотришь как бы со стороны, с прищуром.

- А в личной жизни какую роль сыграло ваше имя?

- Наверное, только накопив какой-то опыт, я поняла, что такое настоящие жизненные ценности. Так произошло, что мой будущий муж, узнав о том, что я жду ребенка, очень испугался: у него уже была маленькая дочка от первого брака. Как оказалось, к тому, чтобы стать отцом, нести ответственность за своих детей, он был просто не готов и... исчез из нашей жизни. Совсем. Мы вновь встретились только через четыре года. Когда Толечка назвал его папой, Кирилл растрогался и предложил пожениться... Теперь могу с уверенностью сказать, что жизнь подтверждает: мужчины все-таки взрослеют, созревают гораздо позже женщин, поэтому, может, не стоит обижаться на своих любимых, испугавшихся раннего отцовства...

- Я уже и не спрашиваю, почему ваш сын тоже стал актером. Со всех сторон такие гены...

- У Толи очень интересно складывается творческая жизнь. В первый раз он, как говорится, вошел в кадр, когда ему было всего четыре года. В фильме «Роковая ошибка» ему надо было сыграть роль веселого мальчика. А он и в жизни очень жизнерадостный, его, кстати, актриса нашего театра Лена Мольченко, вдова актера Александра Фатюшина, так и называла: «улыбка на ножках», потому что он всегда всем улыбался, никогда не плакал. И сейчас могу с гордостью сказать, что во всех съемочных группах, где он снимается, я слышу слова благодарности за сына. У него с детства заложено чувство ответственности, к любому заданию он относится очень серьезно. Помню, малышом снимался в рекламном ролике. Так вот, Толя сам придумал себе образ такого серьезного мальчика в очках и галстуке, это было безумно смешно. Съемки продолжались целый день, все ходили на обед, выходили куда-то по своим делам, а мой кроха все время находился на съемочной площадке, его с большим трудом удавалось уговорить пойти поесть. Увидев такое его отношение к профессии, я про себя подумала: «Толе быть только артистом», стала его готовить к этой мысли. Но он довольно долго сопротивлялся, его, особенно в подростковом возрасте, интересовали техника и электроника, потом Толя увлекся туризмом, даже засобирался поступать в Туристическую академию. Но когда он учился в одиннадцатом классе, его пришлось срочно ввести на роль Валерочки в спектакле «Воительница» по Николаю Лескову. У него было всего несколько репетиций, но он так хорошо сыграл, что со сцены ушел с огромной охапкой букетов. Ему преподнесли цветов гораздо больше, чем нам, взрослым, профессиональным актерам. За кулисами Толя мне сказал: «Мама, я понял, мне надо стать только актером».

- Вы много снимаетесь. Сколько на вашем счету киноролей?

- Около пятидесяти. Я начала сниматься в восемь лет, учась во втором классе. Это была телевизионная лента «Корзина с еловыми шишками» по Константину Паустовскому. Тогда я почувствовала себя суперзвездой, потому что в школу за мной приезжали на машине с надписью «Телевидение», иногда со съемок меня привозили прямо во двор моего дома. Причем я обычно просила меня не разгримировывать и выходила из машины с длинными локонами, с загримированным лицом. Все сбегались на меня посмотреть, а я важно шествовала мимо соседских ребят. Конечно, сейчас все это вспоминать очень смешно, а тогда ощущала себя буквально на седьмом небе. В 12-й спецшколе с углубленным изучением французского языка, где я училась, конечно же, ходила в театральный кружок, играла во всех школьных постановках, которые у нас ставили и на русском, и на французском языках. Я училась в одном классе с Леной Ульяновой - дочкой Михаила Александровича Ульянова. Она, кстати, тоже мечтала о профессии актрисы, но отец, не понаслышке зная о нелегкой актерской жизни, категорически запретил ей даже думать об этом.

- А вы, конечно же, поступили с легкостью?

- Если бы! Можете себе представить: в ГИТИСе я слетела со второго тура. Думаю, что моя история может стать хорошим уроком другим абитуриентам. Перед вторым туром я, не задумываясь, прогуляла вместе с одноклассниками всю ночь после выпускного бала. После бессонной ночи просто не имела никаких сил, эмоций, энергетики и, конечно, провалилась. Это опытный, профессиональный актер, что бы у него в жизни ни случилось, способен собрать себя, всю волю в кулак и выдать все, на что способен. Я к этому, конечно, готова еще не была. Подав после этого документы в Щукинское училище, я поняла, что попала в самую блатную десятку, в которой оказались дети очень известных актеров и режиссеров. Здесь я смогла дойти только до третьего тура. Узнав о провале, в слезах позвонила домой маме. И услышала в ответ: «Беги быстрее в театр Маяковского, там у Гончарова конкурс». Действительно, оказалось, что у Андрея Александровича Гончарова оставалось еще одно вакантное место. Мне было терять нечего, так что с ходу рванула так, что Гончаров оказался в шоке... Вот так я и стала его студенткой.

- Кого вам легче играть: сильных или слабых женщин?

- С большим удовольствием играю сильных женщин. Может, потому что у меня самой волевой характер. «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет» - это про меня. Во мне заложено желание добиться всего самой, преодолеть все преграды - мамой, дедом и моим учителем Андреем Гончаровым. То, что я четыре года практически одна растила ребенка, чего-то стоит. Представьте, Толечке было всего два месяца, когда я снова вышла на сцену. С ним оставались соседки, подруги, друзья, знакомые, я брала его с собой на все гастроли, на съемки. И всегда заставляла себя работать с полной отдачей.

- И никогда не хочется почувствовать себя слабой и беззащитной?

- В том-то и дело, что надоедает быть бой-бабой и иногда хочется прислониться к сильному плечу... Или сыграть роль нежной, женственной, беззащитной женщины. Если мне предложат такую роль, с удовольствием ее сыграю. Мне, правда, совсем не хочется играть несчастную женщину. Таких наигралась досыта. Например, не так давно на экраны вышел фильм «Казус Кукоцкого», где моя несчастная героиня страдает и плачет. Наплакалась я и в других картинах: сериале «Примадонна», фильме «Билет в гарем»...

- Любовь Николаевна, какой вы чувствуете себя, играя в сериалах «Родные люди» и «Огонь любви», которые могли видеть зрители Первого и Второго каналов?

- Здесь как раз сбылась моя мечта. Во всяком случае, таких женщин, как Елизавета Максимовна в «Родных людях» и Тамара Семеновна в «Огне любви», играть еще не приходилось. Моя героиня в «Родных людях», например, не просто любящая мать, ради детей она способна на неординарные поступки, порой, может быть, и не совсем правильные. У меня здесь даже намечается любовная интрига.

- Без любви не обошлось и во втором сериале.

- В «Огне любви» вообще сплошная любовь. Моя Тамара Семеновна живет с парализованным мужем из чувства долга, и она преображается, когда к ней приходит настоящая любовь. Ее возлюбленный - человек, на которого действительно можно опереться, с ним тепло и комфортно. С ним она впервые чувствует себя настоящей женщиной.

- Вы оправдываете своих героинь?

- Как сказал классик: «Актеры - адвокаты своих ролей».

  • Любовь РУДЕНКО