Петр Аркадьевич принимает закон от 9 ноября 1906 года, который способствует выходу из крестьянской общины на хутора и отруба части крестьян. Учреждение мощного Крестьянского банка, принудительное землеустройство (законы от 14 июня 1910 года и 29 мая 1911 года) и переселенческая политика властей имели своей целью скорейшую ликвидацию малоземелья при сохранении помещичьего землевладения, ускорение расслоения деревни, создание в лице зажиточной (кулачество) и крепкой части крестьянства (середняки) дополнительной социальной опоры самодержавия. Меры Столыпина умиротворили бурлящую, как в котле, крестьянскую Россию. Реформа, правда, не была доведена до конца из-за гибели ее автора и грянувшей вскоре войны, а оттого считается, что потерпела неудачу...

Но как оценить все-таки пытливому читателю масштаб личности Петра Аркадьевича? Прожил он всего сорок девять лет - и был вырван рукою террориста из живого потока русской истории...

Родился будущий реформатор 2 апреля 1862 года в Литве, где провел детство и юность. Здесь у родителей его крупное поместье. Он потомственный дворянин, по одной из ветвей приходящийся близким родственником поэту Михаилу Лермонтову. Русский помещик большой руки. Да только барства в нем мало. О земле он знает не понаслышке. В молодости он становится студентом Петербургского университета, много совершенствуется в вопросах экономики и права, знает несколько языков. Математику слушает у профессора Чебышева, часто бывает на лекциях по ботанике профессора Бекетова. На выпускном экзамене естественного факультета университета, где он учился, экзаменатор, приятно пораженный глубокими познаниями студента, получит эстетическое удовольствие от беседы и проговорит с ним на самые отвлеченные темы более часа. Экзаменатором Столыпина будет не кто иной, как профессор химии Менделеев.

Еще студентом он женится на невесте своего старшего брата, трагически погибшего на дуэли. Принципы дворянской чести для него не пустой звук: он на жестких условиях стреляется с убийцей брата и, по некоторым источникам, сам получает тяжелое ранение. Петр Аркадьевич всегда в центре любого общества, он весел и общителен. У него много поклонниц, подруг, почитательниц его талантов. Тем не менее Столыпин горячо любит жену, имеет пятерых дочерей и сына. Образцовый семьянин. Идеальный муж. Человек, исключительно дорожащий теплотой отношений в своем «дворянском гнезде»!..

В начале прошлого века Россия переживает великие потрясения. Революция 1905 года приобретает самые зловещие формы.

Очевидно, стране нужен молодой, энергичный, волевой человек. Патриот и монархист по убеждениям. После мучительных колебаний царь вызывает к себе министра внутренних дел, сорокачетырехлетнего Петра Аркадьевича Столыпина и назначает его главой русского правительства. Это произойдет в июле 1906 года.

Петр Аркадьевич задумается о будущем родной страны и, получив власть, сделает ставку в своем курсе не на грубую силу, а на разумные и первоочередные реформы. Он станет достойным противником революционеров.

Прежде всего он намерен решить «проклятый» земельный вопрос: наконец-то дать крестьянам то, что те никогда не имели, - земельный надел в полную, безраздельную собственность. Без такого решительного и бесповоротного шага, заявляет премьер, не миновать новых разрушительных революций, не поднять производительность труда в сельском хозяйстве, не обеспечить бурный рост промышленности, оборону страны...

Петр Аркадьевич не останавливается для достижения цели ни перед какими крутыми мерами. Работает, не щадя своего здоровья. Первая Дума, утонувшая в собственных речах, не одобрит его законопроекта. Тогда премьер предложит царю распустить левую Думу. Фрондирующая Дума будет распущена. К парламенту Столыпин не применит силу. Все произойдет вполне спокойно и мирно...

«С нажимом на Конституцию», как он сам выразится, иначе говоря, путем чрезвычайных указов Николая II, премьер проведет закон о земельных наделах. Но как ему было в тех условиях «пробить» закон о земельной реформе?

А сколько будет у него потом схваток в Государственном Совете, во Второй и Третьей Думе? Многие не желают даже слышать о праве выхода крестьян из сельской общины, свободной купли-продажи земли.

Получается, на политической арене России неожиданно появился крупный государственный деятель, исповедующий неслыханный доселе экономический либерализм вместе со ставкой на сильную государственную власть... Фигура слишком заметная!

Итак, что мы имеем, что называется, в сухом остатке? Кто против прогрессивных мер по становлению крепких единоличных крестьянских хозяйств, прообраза тех же американских ферм? Парадоксально, но факт: почти вся правящая элита России! Правые в Думе, выражающие интересы крупных землевладельцев, сами отнюдь не бедные люди, сезоны проводящие в Ницце и Париже, опасаются, что столыпинская реформа приведет к постепенной ликвидации помещичьего хозяйства. Левые, напротив, боятся, что крестьяне, их социальная опора в провинции, получив земельные наделы, отойдут от революции, перестав сочувствовать идее «черного передела», идее насильственного передела земли.

Смелый премьер играет с огнем. Он не может не знать, что последним аргументом в политике является пуля. Слишком грязное дело - политика! Столыпин, предчувствуя свою скорую гибель, ускоряет реформы. В одном из своих редких интервью он проницательно заявит: «Да, я схватил революцию за глотку и кончу тем, что задушу ее, если... сам останусь жив».

Противников у премьера много и вне России. Ведь его реформы способны усилить мощь и влияние России в мире. Но выгодно ли это великим державам? Рассказывают, что в те дни германский кайзер Вильгельм II в узком кругу лиц посоветует своим генералам начинать войну с Россией как можно скорее, иначе ее невозможно будет победить. Эти слова дорогого стоят!..

Ответом на призывы премьера к оппозиции искать компромиссы и сотрудничать с властью будут новые теракты. Загородный дом Столыпина революционеры разнесут в щепки. Будут ранены две дочери Петра Аркадьевича, убито много прислуги и посетителей. Сам же премьер в который раз окажется цел и невредим! После покушения Николай II поселит Столыпина с семьей в Зимнем дворце под усиленной охраной. Но за каждым его выездом из Зимнего следят какие-то подозрительные люди. Революционеры готовят новый теракт. Повторяется сценарий охоты народовольцев на царя-реформатора Александра II тридцатилетней давности: только цель у террористов другая - русский премьер!

Что еще запомнят современники из его смелых речей? Знаменитые слова его из программной речи: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!» Он верил в силу русского народа, но прекрасно знал слабости и недостатки национального характера. Столыпин был провинциальным дворянином, вырванным стихией событий из самой гущи России, а оттого казался многим куда ближе к простому народу, чем лощеная столичная знать. Пожалуй, он был последним без лести преданным России дворянином, по убеждениям - просвещенным монархистом и слугой идущей к закату династии Романовых.

Что удастся за пять лет премьерства Столыпину? Россия, кажется, сдвинется с мертвой точки. Десятки тысяч крестьян, с его слов, «разумных и сильных, а не слабых и пьяных», получив от правительства земельные наделы в собственность, переселятся на хутора и отруба. Тысячи наших соотечественников устремятся в «столыпинских вагонах»-теплушках в Сибирь и там при помощи государства будут осваивать новые земли. В вагонах переселенцы вместе с нехитрым скарбом повезут и домашний скот. Столыпинский закон о земле не мог дать результата в историческое одночасье. Впечатляющий результат появится чуть позже, в 1914 году. (Перед самой войной Россия по производству основных продуктов питания на 28 процентов опередит такие страны, как Аргентина, Канада и США вместе взятые.)

Будет принят новый избирательный закон. Начата подготовка к реформе образования в России. Проведена реформа местного самоуправления. Разработан законопроект о рабочем страховании. Все это тоже Столыпин.

Однажды премьеру передадут: известный в те годы летчик предлагает ему подняться в воздух и полететь на его новом самолете, зная интерес премьера к авиации и военному делу. На такой полет в то время решались только самые смелые, даже отчаянные люди. Но это еще не все: царская охранка подозревает летчика в связях с революционерами. А вдруг это теракт? А ну как летчик - самоубийца? «Я полечу», - коротко и ясно ответил Столыпин. Кажется, чувство страха не для него!

Вместе с царской семьей он отправится в поездку по Югу России в августе 1911 года. Год назад Петр Аркадьевич уже путешествовал по России: тогда это была Сибирь, места переселения крестьян из Центральной России. Премьер знакомился с жизнью крестьян-переселенцев и проверял мобилизационные возможности империи.

Находясь в Киеве, царь и Столыпин посетят спектакль, устроенный в их честь. В перерыве террорист неторопливо подойдет к премьеру, в антракте разговаривавшему о чем-то с министром двора, и хладнокровно выстрелит в него два раза. Петр Аркадьевич в ответ не издаст ни слова, лишь положит одну руку на сюртук, другой осенит крестным знамением царскую ложу. Потом молча упадет...

Жуткая, темная история одного убийства. Террориста наскоро допросят, приговорят и повесят. Заказчика преступления так и не найдут. Слишком много врагов у премьера. Кому его гибель выгодна? Кажется, только «красным». Однако гибель жесткого, порой жестокого временщика России, ставившего иногда честолюбие и благородство выше благоразумия, была выгодна обоим полюсам - и крайне правым, и левым.

Итак, 5 сентября 1911 года великий реформатор России скончался.

На пьедестале надгробного памятника выбьют простые слова: «Петру Аркадьевичу Столыпину - русские люди»... и больше ничего. Череда революций и Гражданская война перечеркнут многое, если не все, из задуманного реформатором. Может, Столыпин опередил время, вернее, превысил возможности своего времени и до конца не рассчитал силы? Как знать!