Анна ПОЛОУХИНА, учитель математики таврической школы №1, Омская область:

- Если мы хотим, чтобы наши дети были грамотными, если мы мечтаем, чтобы у нас рождались поэты, врачи и юристы, нельзя делать экзамен по математике столь жестким. Даже если бы он был суперобъективным, он должен быть выборным. К сожалению, он необъективен, поскольку не все дети мыслят так, как этого требуют критерии ЕГЭ. К тому же далеко не всякому нужен, но, увы, обязателен. Я люблю математику, всю жизнь ее преподаю, подготовила не одного победителя олимпиад разного уровня, но смею утверждать - есть немало детей, по математике не обучаемых. У меня есть масса учеников - замечательных, умниц, но гуманитариев по складу характера. И они, как их ни учи, не смогут сдать единый государственный по математике. Они ведь взрослые и понимают, что математика не их конек, а на экзамене, да столь суровом, разволнуются, растревожатся. Они, может, и решат все эти задачи, ведь я их учила, но в другой обстановке, за другое время. Только зачем им это? Тем более что для ЕГЭ нужна даже не учеба, а натаскивание. Мы таким образом ведь не развиваем мышление ребенка, а вбиваем в его голову стандарты. К тому же результаты экзамена - по математике или другому предмету - зависят не только от работы учителя математики, но и от воспитания: школьного, домашнего. В мой класс, например, пришел мальчик из другой школы. По математике - сплошные неуды. Зато много читает, думает. А как говорит! Настоящий философ. Но не со всеми - стеснялся. Математику подтянули - увы, не выше тройки. Но пришлось ведь еще и самооценку подтягивать! Вот зачем ему тратить годы для подготовки к ЕГЭ, разве мало других проблем? С «помощью» обязательного ЕГЭ по математике - в том виде, в котором он существует теперь, - мы будем плодить недоучек, которые могут стать достойными профессионалами в других отраслях знаний. Я всегда считала, что наша российская школа должна базироваться на уважении к личности ребенка, а не на стрижке под одну гребенку.

Любовь ГЛЕБОВА, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки:

- Мы ведем разработку 12 нормативно-правовых актов, которые обеспечат введение единого экзамена в штатный режим. К декабрю они должны быть готовы полностью. В этом учебном году ЕГЭ вступает в силу, но мы далеки от мысли, что корректировать его нельзя. Мы пытаемся услышать те сигналы, которые появились за время его апробирования. Так, есть мнение, что надо заменить обязательный экзамен по математике на добровольный. Но у нас уже есть печальный опыт - 20 лет назад отменили экзамены по геометрии, а сегодня наша страна падает в международных дизайнерских рейтингах из-за недостатка развития пространственного воображения. Поэтому сейчас математическое сообщество активно обсуждает, что повлечет за собой отмена обязательности этого предмета. Наша работа как раз и направлена на то, чтобы суметь предвидеть последствия каждого нашего шага.

Виктор САДОВНИЧИЙ, ректор МГУ имени М.В. Ломоносова, академик РАН, председатель Экспертной комиссии по математике Российского совета олимпиад школьников:

- Отмена обязательного экзамена по математике в 11-м классе неизбежно приведет к падению уровня преподавания и подготовки по этому предмету. А ведь это - стратегический предмет, который является основой общего уровня образования. Не зря американские президенты создают уже которую по счету комиссию по преподаванию математики. ЕГЭ - технический инструмент, это способ проверки знаний, он не должен влиять на стратегию. ЕГЭ - следствие общей подготовки, а не самоцель. Что нам нужно делать, так это повышать уровень математического преподавания, не сокращать, а увеличивать часы по этому предмету, поддерживать школьных учителей математики методически и материально, устраивать летние школы, например, подобные тем, что в свое время ежегодно проводил МГУ. Во время таких летних школ учителям математики, химии и других предметов рассказывали о новейших научных достижениях, методиках, снабжали учебниками. И это был действенный способ повышения квалификации. Кстати, в советское время Политбюро ЦК КПСС принимало несколько решений по преподаванию математики, которые увеличивали стипендию студентам математических факультетов, обеспечивали современным оборудованием математические кафедры. Сегодня нам ни в коем случае нельзя работать по принципу: засветилась красная лампочка - сдали плохо ЕГЭ - перекусим проводок. Чтобы лампочка не светилась, нужна глубинная работа по совершенствованию математического образования.

А как у них?

Американцы серьезно задумались о повышении качества знаний по математике и естественным наукам 8 лет назад. 27 сентября 2000 года в адрес министра образования США Ричарда В. Райли поступил доклад от председателя Национальной комиссии Соединенных Штатов Америки по преподаванию математики и естественных наук в XXI веке Джона Гленна. Он был озаглавлен «Пока еще не слишком поздно». Вот выдержки из этого доклада: «Комиссия убеждена, что на заре нового столетия и тысячелетия будущее благосостояние нашего государства и народа зависит не только от того, насколько хорошо мы обучаем наших детей в целом, но именно от того, насколько хорошо мы обучаем их математике и естественным наукам. Математика и естественные науки дадут нам продукты, услуги, уровень жизни, экономическую и военную безопасность, которые будут поддерживать нас как дома, так и во всем мире. Они дадут и технологический потенциал, так необходимый американским компаниям для высокой конкурентоспособности на мировом рынке». В докладе комиссия обозначила ряд целей: «Создание непрерывной системы повышения качества преподавания математики и естественных наук в средней школе. Существенное увеличение количества преподавателей математики и естественных наук, а также повышение уровня их подготовки. Улучшение условий работы учителей и повышение привлекательности профессии учителя математики и естественных наук в средней школе».

Александр ШТЕРН, кандидат физико-математических наук, заведующий кафедрой алгебры Омского государственного университета имени Ф.М.Достоевского, руководитель воскресной математической школы при ОмГУ:

- Единый государственный может показать, кто из детей знает математику из рук вон плохо, а кто - намного лучше. Но, к сожалению, отделить сильных от сильнейших, хороших от очень хороших он уже не способен. Безусловно, для определения качества работы школ нужен некий объективный критерий, и эту роль ЕГЭ по математике выполняет, но в том виде, в котором он существует сегодня, для талантливых детей он скорее вреден. Суд, на который выносятся работы детей на олимпиадах, гораздо более объективен. Потому что не такой жесткий. Ведь задания ЕГЭ, как и олимпиадные, делятся на несколько групп, условно говоря - стандартные и повышенно сложные. Для того чтобы понять, почему ребенок правильно решил трудное задание, надо проследить процесс его мышления. А он далеко не всегда стандартен. Более того - ЕГЭ задает всего лишь несколько вариантов решения и пути к нему. На олимпиадах жюри пытается смоделировать процесс размышлений участника. ЕГЭ же требует - ученик должен делать только так!

Ефим РАЧЕВСКИЙ, директор Центра образования №548 «Царицыно»:

- Думаю, что единый государственный экзамен по математике должен быть экзаменом по выбору, то есть сдавать его будут лишь те ребята, которые уверены в своих знаниях по математике и кому этот предмет понадобится для поступления в вуз.

Майя ПИЛЬДЕС, народный учитель России, директор гимназии №56, Санкт-Петербург:

- Если мотивировать отмену ЕГЭ по математике только тем, что экзамены по математике ребята сдают плохо, то это неверно. Они сдают математику неудовлетворительно, потому что мотивированы на поступление в гуманитарные вузы. Математика им не нужна, собственно, поэтому они ее и не знают. Математика и физика нужны тем ребятам, которые нацелены на поступление в технические вузы. Если требовать хорошее знание математики от каждого, то непонятно, зачем мы вводили профильную школу. Если следовать логике развития современной российской системы образования, то нужно отказаться от ЕГЭ по математике как обязательного, оставив его как экзамен по выбору. Но ни в коем случае нельзя отказываться от обязательного ЕГЭ по русскому языку, ведь мы живем в стране, где русский язык - государственный, и им должен в совершенстве владеть каждый.

P.S.

Лично у меня очень хорошее образование. Во-первых, я окончила один из лучших технических вузов СССР - Московский авиационный институт. После института занималась расчетами на прочность. Во-вторых, имею диплом с отличием об окончании факультета журналистики МГУ. Не хвалюсь, просто хочу, чтобы было понятно: я имею право говорить о том, нужны ли гуманитарные знания технарю, необходимы ли математические знания гуманитарию. Кстати, на журфаке я написала диплом «Математические методы исследования журналистики», исследовав то, как гуманитарные науки используют математику.

То, что стало расхожим высказывание «гуманитариям математика не нужна», свидетельствует лишь об одном: говорящие не осведомлены, что помимо арифметики есть еще, скажем, прикладная и вычислительная математика. Мы все чаще говорим о межпредметности, о междисциплинарных связях. Такие связи уже есть у математики с физикой, химией, биологией, географией, информатикой. Не буду обсуждать, что экономика без математических методов стала бы наукой ни о чем, а история всегда использовала методы статистики, с помощью математических методов она исследует источники, орнаменты, памятники письменности и многое другое. Желающие получить самую престижную профессию - психолога - сдают вступительный экзамен по математике. Она нужна психологу, поскольку нет ни одного раздела психологии, где математика не применялась бы, в ее теориях используются структурные, теоретико-множественные, логические и другие методы нечисленного математического описания, она обращается к вычислительной математике и теоретической кибернетике при изучении и моделировании явлений, связанных с деятельностью человека. Невозможна без знаний по математике работа серьезного социолога. Трудно представить себе работу лингвиста без использования математики: например, александрийские грамматисты подвергали произведения Гомера статистической обработке, нынче понятно, что многие языковые закономерности нельзя рассматривать как некие абсолютные законы, их можно трактовать лишь как правила, вытекающие из статистической вероятности. Не говорю о том, что сегодня именно математические методы используются даже в пиар-технологиях: и в создании моделей пиара, и в оценке эффективности текстов, использование математических методов позволяет сделать это и многое другое. Наиболее успешные философы имеют математическое образование, эти знания помогают им чрезвычайно интересно прослеживать взаимосвязь количества и качества в процессе синтеза математики и философии. Словом, если гуманитарии не будут использовать математические методы, это существенным образом снизит уровень развития гуманитарных наук. Но похоже, об этом никто не думает, повторяя когда-то и кем-то невежественным сказанное: «Гуманитариям математика не нужна!»

Виктория МОЛОДЦОВА, шеф-редактор «УГ-Москва»

От редакции

Уважаемые читатели, мы приглашаем вас к дискуссии «Каким должен быть единый государственный экзамен по математике: обязательным или по выбору?». Ждем ваших откликов по адресу: Москва, Ананьевский пер., 4/2, стр. 1 или по электронной почте: rudenko@ug.ru