Начнем, однако, со статистики последних трех лет. При этом, конечно, естественно оценивать результаты не в абсолютном измерении, а в сравнении, самое осмысленное - со вторым всероссийским лидером - Санкт-Петербургом.

В 2008 году москвичи и петербуржцы завоевали по две золотые медали и по одной серебряной. Правда, впереди еще олимпиада по информатике, где петербуржские школьники (вообще-то очень сильные в информатике) не представлены, а позиция москвичей очень хорошая.

В 2007 году москвичи получили 4 золотые медали, а петербуржцы - только одну. Правда, петербуржцы получили две серебряные медали, а москвичи - ни одной (участников от Москвы всего и было четверо во всех российских командах).

В 2006 году число представителей Санкт-Петербурга в олимпийской сборной по всем 6 предметам было рекордным - 7 человек (москвичей - 4). Однако «золота» представители этих двух регионов завоевали поровну - по 3 медали. Зато три оставшихся петербуржца получили серебряные медали, а один москвич удовольствовался «бронзой».

Таким образом, за три года, хотя участников из Санкт-Петербурга было немного больше (на 2), но золотых медалей они завоевали меньше, а всего медалей - больше (тоже на 2, до итогов информатики-2008). В общем, ситуация равная.

Вот и возникает сразу несколько вопросов: почему Москва - регион с населением вдвое большим, чем Петербург, с числом победителей всероссийских олимпиад тоже примерно вдвое большим - показывает примерно равные с Питером результаты в «международке»? Еще вопрос: что произошло в 2005 году, каким образом москвичи с точки зрения международных олимпиад школьников перешли из разряда представителей одного из регионов России в разряд представителей одной из двух столиц России? И наконец, реально ли, чтобы представители одного из регионов России, а именно Москвы, добились бы какого-то подавляющего превосходства в международных олимпиадах?

Начнем с последнего вопроса. Видимо, такое превосходство маловероятно. Ведь для такого превосходства нужно, чтобы представителей одного региона в команде было много. Число участников Международной олимпиады по одному предмету от одной страны - 4-6 человек. Представьте себе, что среди них будет 2-3 москвича... Не слишком вероятная картина. Однако прецеденты все же были, например, в 2006 году в команде математиков из 6 человек было 4 питерца (получивших

1 золотую и 3 серебряные медали) и только один москвич (получивший «золото»). Конечно, для включения такого числа представителей одного региона нужна была определенная смелость. (Решение принимается не на основании объективного подсчета результатов всероссийских и других олимпиад, а на основании результатов отборочных соревнований и прямого голосования тренеров команд. В том же 2006 году в команду на «международку» были включены не только обладатели первых дипломов на «всероссийке», а например, сильный лидер - москвич не попал.)

Безусловно, выход на Международную олимпиаду - это тяжелый спортивный путь. Для того чтобы школьник его прошел, нужно, чтобы он имел спортивную установку и чтобы эту установку поддерживали окружающие: тренер, школьные учителя и директор, родители. Так вот, в Москве такая спортивная установка совсем не очевидна и была абсолютно непопулярной до 2005 года. В том году руководство города решило, что эту ситуацию надо менять. Руководители департамента, Московского института открытого образования, директора десятка школ, воспитывающих будущих ученых, собрались на откровенный разговор. Были высказаны все соображения «за» и «против». Говорилось, что тренировка на победу в международных олимпиадах приводит к «перегоранию» ученика, к пропаданию интереса к серьезным научным исследованиям, которые не дают такого «драйва». Говорили о «звездной болезни», говорили о психическом здоровье, стрессе и психологических срывах, о невозможности получения нормального образования в условиях постоянных сборов и соревнований, о неодобрении со стороны серьезных ученых, которые уже начали вести работу со своими будущими студентами и коллегами. Итог оказался компромиссным: «Если ребенок и его родители хотят карьеры «международника», то школа и учитель не мешают, а помогают им». Параллельно специалисты Московского института открытого образования стали набирать тренеров, которые могли вести «спортивную» подготовку, начали искать новые подходы. Например, в 2007 году в рамках московского Года ребенка все олимпиадники, члены сборной Москвы на Всероссийской олимпиаде, получили систему индивидуальной подготовки. Она базируется на дистанционном обучении. Ученик постоянно поддерживает через Интернет контакт со своим тренером. Одновременно, тоже через Интернет, он получает задания, которые позволяют ему поддерживать нормальную форму в «неолимпиадных», «непрофильных» предметах.

Таким образом, в итоге разговор стоит вести не о Москве и Питере, а о самой проблеме профессионализации школьных олимпиад и на всероссийском, и на международном уровне, о том, как здесь учесть интересы маленькой группы детей и интересы страны, надеющейся вернуть себе позицию мировой научно-технологической сверхдержавы, и заинтересованной не только в олимпийских результатах, но и в подготовке мировых научных лидеров.

Алексей СЕМЕНОВ, ректор Московского института открытого образования, член-корреспондент РАН