Впрочем, это важное обстоятельство подвергают сомнению западные психологи, утверждая, что мужской склад ума у женщины - это утопия, а образующие его качества - жесткость, прямолинейность и способность логически мыслить - присущи обоим полам. Просто мужчины спокойно воспринимают эти качества в себе подобных, а женщины, применяющие их в управлении, выглядят нетипично...

А не означает ли эта нетипичность, что мужской склад ума у женщины - все-таки реальность? Ну да не станем спорить с западными психологами - им из-за бугра виднее. Найдем «соломоново решение» и охарактеризуем обобщенный образ так: женщина с мужским характером.

Теперь перейдем к деловым качествам. Снова процитирую западных психологов (а потом поспорю с ними, ибо в споре рождается истина). Так вот, иностранцы утверждают, что если женщина-руководитель проявляет жесткость и требовательность, на эмоциональном уровне подчиненными это может восприниматься как проявление неженских качеств, поскольку от нее подсознательно ожидают уступчивости и умения договариваться...

Но позвольте! Умение договариваться, по-моему, всегда было отличительной чертой мужского характера. Недаром словосочетание «джентльменское соглашение», изобретенное англичанами, стало интернациональным. Кстати говоря, если полистать подшивку «Учительской», можно убедиться в том, что многие гостьи 9-й полосы считают умение договариваться одной из главных черт современного руководителя.

Вспомнив прошлое, заглянем в будущее. Что предложит читателям полоса «Управление» в наступающем учебном году? Спор, в котором... рождается истина. Мы по-прежнему будем приглашать к разговору смелых управленцев, не боящихся высказать во всеуслышание свою точку зрения по самым актуальным проблемам образования. Однако любая точка зрения субъективна, и наверняка найдется другая, противоположная ей и имеющая право на существование. И не стоит искать оппонентов за рубежом. Нынешние реформы в образовании настолько спорны и порой противоречивы, что и в своем отечестве найдется много сторонников и противников модернизации. Кстати, вовсе не обязательно сталкивать собеседников лбами - спор ведь бывает разным. Достаточно веского аргумента, приведенного интервьюером, или интересного факта, подтверждающего или, наоборот, опровергающего ту или иную позицию, как интервью из монолога, разбавленного вопросами, превращается в спор, в котором оба собеседника по крайней мере пытаются прийти к консенсусу.

Думаю, что древние философы не знали слова «консенсус», но это не мешало им утверждать: правда у каждого своя, а истина - где-то посередине.