Зачем английский закон, ревностно охраняющий научные исследования от любого рода экспериментирования с человеческой жизнью, решил-таки дозволить этот экстраординарный шаг? Затем, чтобы новорожденный близнец смог спасти безнадежно больному Заину жизнь. Иного решения у этой драматической ситуации попросту не было.

...У Шаханы и Раджа Хашми четверо сыновей. Старшему - 15 лет, младшему - один год. Все дети здоровы и благополучны. Все, кроме Заина. Этот симпатичный кареглазый мальчишка, к счастью, еще недостаточно вырос, чтобы понимать, какую опасность таит его организм - болезнь, подобную бомбе замедленного действия, которая, не будучи вовремя обезврежена, взорвется. Это редкая форма тяжелого заболевания крови. Вылечить ее можно единственным способом - трансплантацией костного мозга. Донора для Заина Хашми искали повсюду, однако поиски закончились безуспешно.

В качестве единственно возможного спасительного варианта медицинская наука предложила «непостороннего» донора: пересадку тканей от генетически идентичного близнеца. Но где же этого близнеца взять? Ученые ответили на этот вопрос предложением создать его в лабораторных условиях методом искусственного осеменения материнской клетки и последующего имплантирования эмбриона в матку. Если беременность окажется благополучной и родится близнец больного ребенка, стволовые клетки его пуповины будут пересажены Заину в попытке излечить заболевание. Между тем в ходе подобного метода предстояло бы вести отбор созданных в лаборатории эмбрионов: по достижении ими трехдневного возраста пришлось бы уничтожить те из них, чьи клетки не являлись бы идентичными клеткам Заина. И лишь после нахождения генетического двойника эмбрион-близнец получил бы путевку в жизнь.

Однако подобное манипулирование человеческими эмбрионами как раз-таки и является камнем преткновения для существующего законодательства. Активно препятствуют разрешению подобного рода процедур и многочисленные общественные организации, выступающие в защиту неприкосновенности жизни, в том числе и на этапе ее эмбрионального развития. С этической точки зрения создание и последующее уничтожение в лабораторных условиях человеческого зародыша многим представляется кощунственным и негуманным. Но что делать, если на чаше весов лежит жизнь ребенка, обреченного умереть? Три английских судьи, опровергших своим решением существующий запрет, решили дать шанс спасти маленького человека. Они отменили первоначальный вердикт, вынесенный Верховным судом, который гласил, что Управление по оплодотворению и эмбриологии не имеет юридического права заниматься селекцией эмбрионов для подбора тканей. Потрясенный одержанной в суде победой отец рассказал, что, когда он вернулся домой, Заин бросился к нему со словами: «Папа, ты молодец! Я буду теперь выздоравливать!»

За это решение отец и мать Заина Хашми боролись все последние годы. Миссис Шахана Хашми говорит: «Мы никогда не хотели причинить кому-то вред. Все, к чему мы стремились, это сделать так, чтобы наш ребенок перестал страдать».

Абсолютно революционное решение английского апелляционного суда было воспринято и медицинской наукой, и широкой общественностью как поднятие шлагбаума над существовавшим доселе табу на «дизайнер бэби», то есть на создание и селекцию человеческого эмбриона в безотлагательно требующих того ситуациях. Как подчеркнула председатель Управления по оплодотворению и эмбриологии Сюзи Левер, эта новая техника становится легитимной тогда, когда речь идет о спасении человеческой жизни. Разумеется, абсолютно неприемлемым остается данная техника селекции эмбрионов, если родители возжелают попросту заполучить ребенка желаемого пола или каких-то иных определенных ими параметров. «Дизайнер бэби» не должны быть причудой готовых оплачивать научные чудеса родителей. Их миссия - спасать тех, для кого они смогут стать единственными донорами на свете.

Лондон