Риски надо предвидеть заранее

«На этой своеобразной площадке мы должны сверить наши взгляды на процесс модернизации системы образования для того, чтобы выходить в коллективы с согласованными действиями, чтобы оценить все риски», - сказал начальник отдела контроля и качества образования Управления Алтайского края по образованию и делам молодежи Юрий АБДУЛЛАЕВ.

«Мы социальные партнеры, - продолжил председатель краевого комитета профсоюза Леонид ИВАНОВСКИЙ, - значит «обречены» на то, чтобы договариваться даже тогда, когда не все наши позиции по тем или иным вопросам совпадают. Но мы одновременно и товарищи по работе, коллеги, особенно на тех уровнях системы образования, где профсоюзные функции выполняются на общественных началах. Это еще больше сближает нас. То, что происходит и будет происходить в ближайшие месяцы в системе образования Алтайского края, и обнадеживает, и тревожит работников как управленческих структур, так и профсоюзных».

Есть надежда, что система образования приобретет второе дыхание, что будут созданы дополнительные условия для ее развития, что модернизация положительным образом отразится и на самих работниках. В то же время обещания правительства, что переход на новую систему оплаты труда позволит значительно повысить доходы учителей, воспринимаются критично и недоверчиво. Расчеты показывают, что серьезного увеличения зарплаты не будет, что это все-таки не стержневая задача для нашего правительства: установить оплату труда работникам образования на таком уровне, какого они достойны и за какой будут бороться, повышая качество образования.

«Существуют серьезные социальные риски при реализации комплексного плана модернизации образования и внедрении новой системы оплаты труда, откровенно говоря, очень громоздкой, очень сложной, а значит, и трудноуправляемой. И, разумеется, эти риски надо иметь в виду не только профсоюзу, но и управляющим структурам системы образования - от министра до школьного директора, чтобы их заранее преодолевать», - сказал Леонид Ивановский.

Как оценить качество?

Материальное положение учителей, непрестижность профессии, старение педагогических коллективов, тяжелое положение малочисленных городских и сельских школ, сокращение педагогов, невнимание государства к проблемам образования - это лишь часть вопросов, которые обсуждались на «круглом столе». Одним из основных был вопрос оценки результативности работы учителя и повышение зарплаты.

«Мне непонятно, почему для расчета заработной платы взята очень громоздкая, сложная формула. Чтобы вывести оклад одного конкретного учителя потребуется уйма времени. Считаю, что данный механизм расчета неэффективен, - поделилась своими мыслями председатель Комитета по образованию Павловского района Любовь КУИМОВА. - Началось его внедрение методом проб и ошибок: просчитали, не получилось, опять по-новой, где-то ошиблись - пересчитываем. И так бесконечно! Осложняет работу непоследовательность: пытаемся посчитать новую зарплату, а критериев качества труда учителя нет. Мы, конечно, интуитивно знаем, что такое «качество». Но, извините, интуиция в этом деле не помощник».

Нужна ли такая демократия?

Вопрос, с чего начинать модернизацию образования: с повышения зарплаты всем педагогам или с повышения за качество труда отдельного учителя, вызвал бурные споры. Вроде бы идея хорошая: платить намного больше по результатам труда, что наработал - то и получишь. Но как оценить многогранную деятельность учителя, как под одни критерии подвести учителя со стажем и молодого педагога, как поступать с пенсионерами? Как можно сравнивать работу учителя, ее показатели в классе выравнивания и в продвинутом гимназическом классе? Мнения и подходы к этой проблеме сейчас расходятся.

Вот что сказала председатель Барнаульской городской организации Профсоюза работников народного образования и науки Тамара ЛЕССОВЫХ: «Меня беспокоит, что в вопросе оплаты учительского труда все спущено на школьный уровень. Нет объективных государственных параметров качества труда. Зато есть угроза, что общественные советы будут создаваться формально. А главное, их участие в установлении зарплаты, в том числе премий, закон не предусматривает. В Трудовом кодексе четко сказано, что оплата труда, включая доплаты и надбавки, устанавливается коллективным договором, соглашениями с учетом мнения профсоюзного органа. Причем здесь управляющие советы? Как непрофессионалы будут оценивать профессионалов? Мы допускаем родителей до распределения стимулирующей части заработной платы. А что знают родители о работе учителя? Как часто они бывают в школе? Они должны дать адекватную оценку, аргументировать свои выводы. Это реально? Нужна ли такая процедура учителю? Кто подумал о его волнении, здоровье, потраченных нервах? Унизительно, что государство поставило учителя в положение крепостного: захотят мамочка с сыночком - помилуют, не захотят - накажут. Ни в одной профессии такого нет!»

«В течение последних пяти лет наш коллектив наработал определенный опыт по поощрению педагогов, - вступает в разговор директор Озерской средней школы Тальменского района Надежда ЛЕОНЕНКО. - Разработана система, учитывающая возможности надтарифного фонда, разработаны критерии оценки деятельности педагога. И то я не могу сказать, что данные критерии безгрешны, а процедура поощрения проходит безболезненно. Теперь предполагается, что нашу работу и размер зарплаты будут оценивать люди «со стороны» - родители, ученики, общественные советы. Значит, размер зарплаты учителя будет зависеть от отношения к нему его учеников и родителей, чье мнение строится на рассказах детей. Наш министр Фурсенко считает, что это заставит учителей хорошо работать. А ведь ни для кого не секрет, что сильный и требовательный учитель не ходит у большинства детей в фаворитах. О какой объективной оценке может идти речь? Нужна ли нам такая демократия? Три беды я вижу в этой ситуации. Одна - учитель начнет подстраиваться под детей, угождать им. Вторая - кого воспитаем из таких детей? И третья - число конфликтных ситуаций в коллективах, в том числе между учителями и учениками, возрастет.

Очень бы хотелось такую оценку качества работы применить к министру образования. Пусть его зарплата зависит от мнения школьной общественности, от его популярности у народа и от эффективности его деятельности. Думаю, никакие стимулирующие доплаты ему не помогут».

Без вины виноватые

Председатель Бийской городской организации профсоюза Маргарита КАРПОВА: «Главный принцип подушевого финансирования - деньги идут за учеником. Чем меньше в школе учащихся, тем меньше средств она получит. Значит, зарплата учителя будет зависеть не от качества его работы, а от количества детей в классе. Сидят у тебя двадцать учеников - получай пять тысяч, а если тридцать - семь тысяч рублей. Когда ввели нормативно-подушевое финансирование школ, у директоров появилась заинтересованность в слиянии классов, в сокращении совместителей и учителей, работающих на неполную нагрузку. А при НСОТ такая заинтересованность появится и педагогов - кому захочется терять в зарплате? И если раньше коллеги с пониманием относились к проблемам друг друга, соглашались работать не на полную нагрузку, то сейчас школы «накроет» конфликтами, ссорами, нездоровой конкуренцией, враждой. Учителя станут заложниками очередной реформы. Разве такая обстановка приведет к повышению качества труда педагогов?

Новая система оплаты труда на количество учащихся в классе не накладывает никаких ограничений. Вернее, накладывает в сторону увеличения, что не в пользу учителя. Известно: высокое качество образования возможно, если в классе не более 15 детей. Только в этом случае учитель в состоянии применить к ребенку личностно-ориентированный подход. Сегодня все современные педагогические технологии направлены на это. Мне могут возразить, что к хорошему учителю пойдет учиться много детей. Да, сейчас родители, особенно в городах, стараются выбирать и образовательное учреждение, и учителя. Многие согласны отдать ребенка в школу, расположенную далеко от дома, лишь бы попасть к конкретному педагогу. Но все чаще стал звучать вопрос: «Сколько детей в классе?». Большинство родителей отпугивает наполняемость в 30-35 человек, и сегодня мы наблюдаем, что маленький класс в обычной школе для родителей привлекательнее, чем переполненный в престижной школе.

Почему авторы «модернизации» считают, что качество работы учителя зависит от количества детей в классе? Почему НСОТ основывается не на реальных усилиях, которые прилагают учителя в своей работе? Подготовка к уроку и его проведение требуют одинаковых усилий, независимо от количества учеников. Учитель не может влиять на комплектование классов. Он не виноват, что школа находится в небольшом селе или в старом районе города, или в частном секторе, а не в новостройках. Ведь все мы понимаем, что количество детей напрямую зависит от расположения школы. Получается, что многим школам отказано в праве на существование? Получается, что учителей в очередной раз наказали? И снова они без вины виноватые?»

Председатель Ленинской районной организации профсоюза Барнаула, учитель гимназии №85 Людмила БОРИСЕНКО: «Наша гимназия большая - 1112 учащихся. Казалось бы - жить можно. Но проблем хватает и у нас. Мы были вынуждены полностью отказаться от связи с вузами города, несмотря на то, что статус гимназии и профильное обучение этого требуют. Было сокращено 42 человека - все преподаватели вузов. Мы были вынуждены отказаться от ставок кружковой работы. И в настоящее время наша гимназия, работающая по концепции эстетического воспитания, имеет всего лишь четыре ставки кружковой работы. Слова «давайте создадим условия для качественного образования наших детей» остаются только лозунгом. Для того чтобы этот лозунг заработал, надо-то совсем немного - дать школам деньги! И на зарплату, и на новую мебель, и на компьютеры, и на дополнительное образование. Боюсь, что с новой системой оплаты труда будет как всегда: хотели как лучше... А получится ли?»

Методом проб и ошибок

Начальник отдела контроля и качества образования управления Алтайского края по образованию и делам молодежи Юрий АБДУЛЛАЕВ: «Вопрос оценки качества педагогического труда - согласен с вами, коллеги, крайне сложен. Комплексный проект модернизации образования реализует двадцать один субъект Российской Федерации. Везде разработка системы оценки качества труда учителя вызывает бурю эмоций, недопонимание. Если к базовой части зарплаты вопросов и претензий почти нет, то к формированию стимулирующей части их очень много.

Мы дадим примерное положение оценки деятельности учителя, а каждая школа должна будет разработать свое. И, безусловно, оно будет меняться из года в год. Мы вместе должны модернизировать его путем проб и ошибок, потому что на сегодняшний день нет ни одного региона, про чью модель можно было бы сказать: «Она безупречна».

Сложно нанести какие-то параметры на оценку деятельности учителя, потому что слишком многогранен его труд. Поэтому и директорам, и учителям, и общественности придется потрудиться. Огромную помощь руководителям образовательных учреждений должна оказать профсоюзная организация. У директора сейчас должно быть две руки: профком и совет школы. Только вместе, только сообща!»

«Погоду» в образовании делают экономисты

Сегодня работники образования сомневаются в благих целях проекта модернизации. Что сейчас происходит? С одной стороны, предпринимаются попытки действительно модернизировать школу. С другой - финансовый террор по отношению к школе. Придумали - деньги идут за учеником. Не об ученике и не об учителе думали в государстве, изобретая эту формулу. Понимали, что с помощью данного механизма можно значительно сэкономить на финансировании. Вот это-то больше всего и беспокоит. И школьного учителя, и директора. Участники «круглого стола» открыто говорили, что значительно повысить зарплату учителям будет сложно. Да, первое время будет дополнительная помощь из федерального бюджета. А потом?

«Край не имеет возможности достойно оплачивать труд учителя, - говорит председатель Советской районной организации профсоюза Наталья ПРОКУШЕВА. - Мы один из немногих регионов, где нет местных доплат. Вот и встает вопрос: а не является ли целью проекта экономия бюджетных средств? У меня сложилось мнение, что переход на НСОТ основан не на вливании денежных средств, а на их перераспределении. Ведь фонд заработной платы не наращивается, он более рационально, как считают авторы проекта, используется. Боюсь, что деньги будут находить путем сокращения «лишних», как говорят экономисты и бухгалтера, людей!»

Многие директора и учителя с горечью соглашаются с этим мнением. Действительно, есть опасения, и они основаны не на пустом месте. С введением подушевого финансирования во всех школах края были сокращены учителя-психологи, логопеды, вожатые, социальные педагоги, перестали работать кружки и спортивные секции. У директоров нет денег на оплату учительского труда. Поэтому сегодня звучат утверждения: «Больше денег мы не получим, просто сократят одних и повысят зарплату другим».

«Изначально образование убивает то, что оно находится в полной зависимости от экономистов, - считает председатель Троицкой районной организации профсоюза Ирина ЗАБОЛОТНИКОВА. - Говорим о качестве образования, хотим, чтобы наши дети больше знали и могли применить свои знания в дальнейшем, а сами находимся в ситуации: если нам оплатят, то мы «дадим». Вот и приходится подстраиваться. А почему не наоборот? Почему мы должны «просчитывать» наших социальных педагогов, психологов, логопедов? Почему финансисты поставили в прямую зависимость наличие ставок этих специалистов от количества детей в школе? Им ли решать, кто нужнее и важнее?

В нашем районе все школы кроме трех являются малокомплектными. Сейчас в учительской среде царит паника. Вопрос о закрытии школ стоит остро, а с введением НСОТ он обострится до предела. Учителя начинают подыскивать другое место жительства, бегут в Кемеровскую область, Новосибирск, Барнаул. В селах остаются одни пенсионеры. За последнее время умерло два села, школы в них закрыли, здания растащены по бревнышку. А чиновники от образования твердят: дети только выиграли от реорганизации, улучшилось качество знаний, они учатся в большой базовой школе. Не хотят чиновники замечать такие «мелочи», как то, что первоклашки должны два раза в день трястись десятки километров по отвратительным дорогам. Что многие дети, учась в первую смену, домой возвращаются к вечеру. Что из-за такого режима ухудшается их и без того некрепкое здоровье. Ребенок с детства оторван от своего села, поэтому, повзрослев, легко прощается с ним навсегда».

И все-таки, за что платить?

Возрождение престижа учительской профессии, именно возрождение (говорить о повышении престижа не приходится - он на нуле) сегодня жизненно необходимо. Но именно эта цель как стержневая в проекте модернизации образования не стоит.

«Мы спорим, как начинающему учителю платить, выиграет ли он по сравнению со стажистом? - продолжает разговор Леонид Ивановский. - Давайте ответим честно: неужели можно всерьез думать, что нам удастся по-хорошему реформировать школу, если мы даже не ставим задачу привлечения в учебные заведения выпускников педагогических вузов и колледжей? Когда только третья часть из них идет в школу, а остальные находят работу вне ее стен - о чем можно говорить? Мы уже давно обрубили сук, на котором сидели. Сейчас - падаем. Вопрос повышения оплаты труда за качество (а надо еще понять, как его оценивать и что это такое) - не актуален! Сейчас надо платить за профессию! И платить хорошо, чтобы привлечь молодежь.

Почему мы забываем, что выпускник педуниверситета, имея диплом, нередко красный, уже показывает качество. Государство сказало ему: «Ты имеешь право преподавать и получать за это такую-то зарплату». А поскольку он на «такую-то» зарплату не идет, значит, нам в государстве надо решить: на какую пойдет?

Способ сделать профессию учителя престижной только один - хорошо ему платить. За полученное вузовское образование, за повышение квалификации, за стаж. А в образовательном учреждении оценят: учитель только отбывал в школе, набирая стаж, или действительно становился все более ценным специалистом».

Проект модернизации образования, как и многие предыдущие реформы, несет в себе дурную наследственность советских попыток реформирования. Все время хотели модернизировать, отвечать вызовам времени, соответствовать последним требованиям, но при этом не тратиться на школу, на учителя.

Эти лукавости, неискренность проекта ощущают все. Разговоры о соответствии учителя современным требованиям, о том, что учителя не так работают, как того требует действительность, уже набили оскомину. Давайте задумаемся: современные требования... Во-первых, что это такое? Во-вторых, современная цена учительского труда соответствует ли этим современным требованиям?

Беспокоит, что по мере втягивания в этот проект все больше начинают внушать учителю, что он маловато крутится, что он не очень активен, что он слабовато работает, недотягивает. Поэтому высокую зарплату будут иметь только те, кто «дотягивает».

«Вопрос престижа учительского труда - это вопрос не только денег. Это в первую очередь вопрос качества, - считает Юрий Абдуллаев. - Для меня учительская профессия всегда была престижной. И для моих односельчан, с которыми работал и жил, и для детей, которых учил, она тоже престижна.

Старая система показала, что ее надо менять. Я согласен, базовая часть зарплаты должна быть достойной, и ее необходимо повышать в разы. И если бы мы сегодня среднюю заработную плату установили на уровне двадцать тысяч с учетом качества работы учителя, то борьба за это качество была бы более активна.

Мы пытаемся комплексно решить наболевшую проблему оценки труда учителя. Оценки не только моральной, но и материальной. Для этого сделана попытка повысить зарплату лучших учителей, найти оптимальное финансирование.

Давайте зададим вопрос: а всегда ли мы платим по максимуму тем, кто этот максимум заслужил, и не переплачиваем ли тем, кто заслуживает минимум? Даже при нынешней системе оплаты труда директора часто распределяют часы кружковой работы не тому учителю, который отработает их с максимальной эффективностью, а тому, кого надо «догрузить» до ставки.

Необходимо, повышая зарплату всем, параллельно значительно повышать ее лучшим. Потому что, если мы не будем дополнительно оценивать качество труда учителя, мы никогда не получим это качество. Ну не будет заинтересован учитель готовить победителей и призеров различных олимпиад, а значит, дополнительно работать с детьми, если рядом учитель, отработав ту же часовую нагрузку, получит такую же зарплату».

Образование в государстве делают обычный учитель и обычная школа. Честь и хвала педагогическим звездам, продвинутым учебным заведениям - на них нужно равняться. Но это элита, которая ведет за собой, а «погоду в школьном доме» делают рядовые учителя. Надо все-таки повышать зарплату абсолютно всем учителям, и потом уже дополнительно финансово стимулировать лучших из лучших - таково мнение педагогов.

Всем ясно: пока не будет увеличено финансирование учреждений образования, пока не изменится отношение государства к школе и учителям, вряд ли смогут региональные проекты модернизации образования что-то кардинально изменить. А пока что, как сказала заместитель председателя краевого комитета профсоюза Светлана ИВАНИЩЕВА, тезис о приоритетности образования расходится с социальной действительностью: во главе угла лишь экономика и экономия - чисто финансовые обоснования без человеческого подхода...

Надо справиться!

В завершение «круглого стола» Юрий Абдуллаев сказал: «Уважаемые коллеги! Реализовывать проект придется вам, на ваши плечи ляжет этот груз. Сегодня ваши замечания, сомнения, предложения помогли выявить расхождения в нашем управленческом видении реформы и видении с мест. В складывающейся ситуации директора школ должны осознать, что без профсоюзной организации и совета школы, без их совместной деятельности реформа будет буксовать. Мы в управлении это знаем. Уверен, что наш диалог будет продолжаться на протяжении всего периода реализации проекта модернизации образования в крае. В итоге он приобретет те черты, которых ему не хватает в настоящий момент.

Никому доказывать не надо, что образование выполняет особую миссию. Эти обстоятельства, а также масштабность задач, которые необходимо решить в 2008 году, накладывают на всех нас большую ответственность за будущее учительства края и требуют максимальной мобилизации и дополнительных усилий. Надо справиться!»

Барнаул