Мировое попурри

В первые секунды нового года следует засмеяться - это должно принести удачу. Еда на столе - символическая: длинные макароны - знак долголетия, рис - достатка, карп - силы, фасоль - здоровья. А новогодние моти - лепешки из рисовой муки - это и есть наше «Оливье», блюдо, без которого праздник не праздник. Правда, в отличие от салата моти многофункциональны: ими можно не только лакомиться, но и украшать специальные новогодние деревца - мотибаны.

Особого почтения требует в эти дни... входная дверь! Она, по мнению японцев, дама капризная: захочет, впустит в дом удачу, а чуть на что обиделась и, здрасьте, пожалуйста, распахнулась перед бедностью и невзгодами. Чтобы задобрить дверь и приманить счастье, хозяева вешают на нее «кадомацу» - украшение из веточек бамбука, сливы и сосны, символов долголетия, верности и жизнелюбия.

Дети непременно встречают Новый год в новой одежде. Считается, что это должно приносить здоровье и успех. Подобно малышам всего мира, они с нетерпением ждут своего Деда Мороза - Сегацу-сана - Господина Новый год. В праздничную ночь маленькие японцы прячут под подушку картинку с изображением парусника, на котором плывут к ним семь сказочных волшебников - семь покровителей счастья.

Лучший подарок, который можно преподнести японцу в Новый год, - кумаде, маленькие грабли, чтобы было чем удачу загребать...

Но вернемся в Европу, где, к примеру, самыми экстремальными новогодними традициями славится Италия. Местные жители искренне полагают, что новый год надо начинать, освободившись от всего старого. Поэтому в праздничную ночь они темпераментно, эмоционально, с театральным размахом, как, собственно, и подобает южанам, вышвыривают из окон всякий ненужный хлам, специально копившийся и не выбрасывавшийся весь предыдущий год. Вышвыривают и искренне верят, что на место этой рухляди появятся вещи новые, в хозяйстве полезные. Остается лишь посочувствовать прохожим: кому захочется вместо подарка схлопотать сломанным утюгом или колченогим стулом по макушке?

Отведав чечевицы, орехов и винограда - здесь это символы долголетия, здоровья и благополучия, - маленькие итальянцы встречают Баббо Натале - местного Деда Мороза. Даже если Баббо где-то загулял и так до их дома и не дошел, дети все равно не отчаиваются: ведь у них в запасе всегда есть добрая фея Бефана (дальняя родственница нашей Снегурочки), которая, спустившись ночью через дымоход, обязательно положит пару-тройку подарков в предусмотрительно оставленный специально для этого случая башмачок.

В итальянской провинции издавна существует обычай: 1 января рано утром домой необходимо принести «новую воду» из источника. «Если тебе нечего подарить друзьям, - говорят итальянцы, - подари «новую воду» с оливковой веточкой». Считается, что это приносит счастье.

Не менее важное поверье - первая новогодняя встреча. Если первым встречным окажется монах, священник или, не приведи Господь, маленький ребенок - дело плохо. А вот столкновение нос к носу с симпатичным старичком сулит счастье. Еще лучше, если дедушка окажется горбатым... Вот только непонятно, распространяется ли это поверье на пожилых, страдающих сколиозом церковнослужителей?

Несмотря на то что Франция - страна любви во всех ее любовных проявлениях, французы в Новый год предпочитают не целоваться, а есть и пить. По традиции хозяин-винодел непременно должен чокнуться с бочкой вина, поздравить ее с праздником, выпить за ее, бочкино, здоровье и будущий урожай.

Самых маленьких, конечно, к таким радостям жизни еще не допускают, но у детей свои заботы: дождаться Деда Мороза - Пер Ноэля, а уж если не дождаться, то хотя бы оставить ему свой башмак для подарков. Каждая французская мама печет пирог, пряча в нем боб. В чьем кусочке он оказался, тот - «бобовый король», чьим приказам и указаниям в ближайшие несколько часов все обязаны подчиняться. А кто боб в пирог не запек, у того проблемы - Новый год к нему в дом не придет.

Похожая традиция прижилась и в Дании, стране выдумщика Оле Лукойе и печальной Русалочки. Здесь в канун праздника хозяйки варят сладкую рисовую кашу. Да не простую, а с секретом: на дно миски нужно спрятать маленький миндальный орешек. Достанется он незамужней девушке - замечательно, бегом покупать подвенечное платье и бронировать билеты в свадебное путешествие: в следующем году красавица непременно выйдет замуж и сможет раздавать приказы и указания не какие-то там несколько часов, а всю оставшуюся жизнь. Остальным «ореходобытчикам» обещается просто счастливый новый год. Что само по себе тоже не так уж и плохо.

Греческий Новый год совпадает с празднованием дня святого Василия. Этот самый Василий был известен своей добротой и любовью к детям. Так что малыши до сих пор оставляют свои ботинки у камина в надежде, что благодушный святой, несмотря на свой более чем почтенный возраст, не забудет наполнить их подарками. Есть свое развлечение и у взрослых греков. Идя в гости, они захватывают с собой булыжник поувесистее, бросают его у порога и, следя за тем, чтобы камень не рухнул им на ногу, торжественно произносят: «Пусть богатства хозяина будут тяжелы, как этот камень». Если же здоровье не позволяет таскать тяжести, можно взять камешек поменьше и, оставляя его у входной двери, заметить: «Пусть бельмо в глазу у хозяина будет меньше, чем этот камень».

А вот Бирма. Там, между прочим, тоже люди живут и тоже Новый год празднуют. Правда, в апреле, где-то между 12 и 17 числами. Точную дату ежегодно назначает Министерство культуры, для чего специально обученными чиновниками выпускается такое же специальное постановление. Так что бедные бирманцы до последнего не знают, когда же им, наконец, начинать гулянья. Но уж когда начинают, то удержу не знают. Любимая новогодняя забава - обливать друг друга водой, благо климат и время года позволяют. Наполивавшись вволю, все раздеваются и выбирают победителя - того, кто суше всех остался. И так все три дня, что длится праздник.

В такой же томительной неизвестности пребывают ежегодно и жители Вьетнама. Все, что им, несчастным, известно, так это только то, что Новый год наступит где-то между 21 января и 19 февраля. Вьетнамцы уверены, что в каждом доме - будь то хижина, особняк или шикарная квартира с новомодным ремонтом - живет свой бог и в новогоднюю ночь он обязательно отправляется на небеса - повеселиться с коллегами-богами, а заодно доложить «начальству», как ведут себя вверенные его заботам «питомцы». Так что каждая семья получит в новом году то, что заслужила: жила в мире и согласии, значит, и впредь боги будут к ней благосклонны, ссорились и пакостничали - добра не жди. Древние вьетнамцы верили, что личный «транспорт» любого уважающего себя бога - карп. Поэтому и по сей день в канун праздника покупают живого карпа, чтобы потом отпустить эту священную рыбу в свободное плавание в ближайший пруд. А еще они свято верят, что первый, кто войдет в их дом в новогоднее утро, принесет им либо счастье, либо несчастье. Поэтому абы кому дверь стараются не открывать.

Главный герой новогодних карнавалов в Колумбии - Старый год. Он разгуливает в толпе на высоких ходулях и рассказывает детям анекдоты. Есть тут и свой Дед Мороз - Папа Паскуале. И если в обязанности его европейских коллег входит раздача подарков, то заморский Папа - мастер по организации фейерверков.

А на Кубе еще в незапамятные времена решили не мелочиться и посылать к детям не одного, а сразу трех Морозов, тут их, правда, называют королями-волшебниками. Помимо целой горы подарков у них еще и имена есть, все честь по чести, как полагается, - Бальтасар, Гаспар и Мельчор. Правда, чтобы они появились на пороге, ребенок должен заранее написать честное и желательно грамотное письмо с подробным перечнем своих самых заветных желаний.

В канун Нового года кубинцы заполняют водой всю имеющуюся в доме посуду, а в полночь начинают радостно выплескивать ее из окон. И никто никого не считает злостным хулиганом, просто все жители острова Свободы желают Новому году светлого и чистого, как вода, пути. А пока часы бьют двенадцать, каждому уважающему себя кубинцу необходимо сжевать двенадцать виноградинок, и тогда добро, согласие, процветание и мир будут сопровождать его все двенадцать месяцев.

Одним словом, сколько народов, столько традиций, а все же что может быть вкуснее нашего салата «Оливье»?