Я говорю этому директору: «Я тебе готовлю сварщика, ты прими участие в этом процессе, а я тебе дам специалистов!» Но у него такого желания нет. Поэтому надо вносить такие изменения в законодательство либо применять такой административный ресурс, который поставит этого директора в те рамки, когда он будет работать вместе с нами. Другого пути нет. То, что мы будем здесь говорить друг другу, что работаем хорошо, к сожалению, дело не продвинет.

Мы четко в программе «Рабочие кадры» записали, что нам нужно менять систему профориентации. Сегодня школа сориентирована на вуз, а дети к нам не идут. Конечно, это головная боль, сегодня многие руководители предприятия бывают в нашем колледже и с удовольствием берут выпускников, которые потом прекрасно работают на производстве, например, тех же сварщиков, которых в Москве остаются единицы. Почему? Не потому, что их кто-то не хочет готовить в колледжах, а потому, что дети в колледжи не идут. Разговор такой: «Я не буду сварщиком! Я один сын в семье, поэтому я не буду дышать угарным газом восемь часов, которым дышал мой папа, когда приехал сорок лет тому назад из колхоза и стал квалифицированным рабочим!» Это проблема! Нам нужно начинать период профориентации с пятого-шестого класса и оттуда выстраивать систему. Если мы видим, что этот ребенок умненький, толковый и хочет получить высшее образование, пусть после пятого-шестого класса уходит по этой линии. Если мы видим, что у ребенка развиты руки и он может работать руками, пусть движется по другой траектории, которая приведет его в другую сферу. Мы говорим, что «синие воротнички исчезают», но мы должны понять: или мы делаем какое-то хирургическое вмешательство и выполняем задачу, которую перед нами поставил мэр и которая говорит, что сегодня отсутствие рабочего класса - тормоз для развития экономики, или мы просто опять обозначим эту проблему, проговорим ее, пойдем дальше и упремся в угол.

Мы сегодня говорим о том, что в Москве более 300 тысяч мигрантов. Эти мигранты работают: строят дома, проводят ремонты, трудятся на заводах, но какая у них квалификация? Я зашел как-то в дом, который строится на Уральской улице. Там молодой человек из Узбекистана работает каменщиком, как его научил за два месяца родственник. Нет у него квалификации! Если мы говорим о том, что Москва без мигрантов не обойдется (а это, признаемся, действительно так!), давайте мы дадим им возможность в наших колледжах подтвердить свою квалификацию или получить профессию. У нас база, у нас мастера, у нас кадровое обеспечение. Мне достаточно двух-трех-четырех месяцев, чтобы этого молодого узбека научить качественно работать. Сами мигранты за обучение платить на смогут, пусть город даст им дотацию, а часть денег мигрант заплатит сам. В результате Москва получит нормальных каменщиков, сварщиков, и никто не будет говорить о том, что нет качества работ. Эта проблема должна решаться, если мы о ней умолчим, мы никуда не сдвинемся.

Одна из сложных и острых проблем - призыв в армию. Конечно, Родину нужно защищать. Понятно, что если раньше, по статистике, из десяти призывников семь были выпускниками колледжей, то сейчас десять из десяти будут студентами колледжа. Понятно, что выпускники школ в таких условиях не пойдут в армию, так как есть масса других выходов. Наши хорошие и умные ребята, которые идут в вузы, охотно и успешно сдают ЕГЭ. Есть те, у кого родители оплатят учебу в любом вузе. Но вопрос в другом: будут ли выпускники колледжей работать на предприятиях, когда отслужат в армии? Думаю, нет. Нам надо что-то делать, потому что набор в этом году рушится, хотя есть ребята, которые хотят выучиться на техников. Все нынче решает военный комиссариат, и это, на мой взгляд, неправильно.

Мы движемся вперед, мы за два года получили уникальное оборудование, которое сегодня позволяет нам готовить ребят качественнее, это нельзя сбрасывать со счетов. Нам нужно искать подходы в содружестве с теми социальными партнерами, которые у нас сегодня есть. Система профобразования была, есть и будет. Мы не стремимся готовить инженеров, мы нацелены на подготовку рабочих кадров. Но меня другое убивает: куда мы готовим. Если мы в своих колледжах готовим рабочих для обеспечения предприятий, которые работают для жизнедеятельности города,- это одна ситуация, но если мы готовим рабочих для всей промышленности города (а мы это делаем), то это совершенно другое. Допустим, мы готовим рабочих массовых профессий. У нас есть ДЭЗы, есть управляющие компании, им нужны рабочие кадры - каменщики, слесари-инструментальщики, сварщики. Они готовы брать наших ребят, наши ребята приходят туда, но та заработная плата, которую им предлагают, не устраивает, и ребята работают две недели, а потом уходят в коммерческие структуры. Если мы хотим, чтобы ребята пришли и работали в ДЭЗах, им нужно платить заработную плату не ниже, чем средняя по Москве. Где взять деньги, чтобы покрыть дельту между тем, что им предлагают, и средней зарплатой по Москве? К сожалению, в бюджете города, если мы хотим обеспечивать жизнедеятельность москвичей. Если мы этого не сделаем, значит, получим гастарбайтеров, которые так варят трубы, что те рвутся через неделю. Если мы решим эту денежную проблему, наши ребята останутся в важных отраслях городского хозяйства и будет решена кадровая проблема. Префект Восточного округа Николай Евтихиев сейчас изыскивает средства, чтобы платить эту дельту, другого подхода тут нет.