Мой отец 1907 года рождения, прошел через две войны - и финскую, и Великую Отечественную - связистом. Роль связиста на фронте ответственна и, конечно же, рискованна.

В любое время суток, в любую погоду приходилось с рацией на спине пробираться через опасные участки.

Отец, как он говорил о себе, в рубашке, видимо, родился. Ни одного ранения за годы войны. Правда, дважды он тонул: в Волхове и на Ладоге. С головой проваливался в ледяную воду. Выбирался с трудом: та же рация спасала. Много военных историй рассказывал нам отец. Но особенно врезались в память две.

Однажды пробирался он через лесок, а вокруг - тишина, не по-военному мертвая. Только птицы тревожно кружат над кустом калины. Затаился отец, прислушался. И вдруг как из-под земли: «Помогите, спасите...» Вскоре он увидел: лежит под кустом в луже крови боец. Взвалил его на спину и всего-то пронес метров 150-200. Перестал стонать солдат, скончался. Но не оставил его отец, донес до землянки. Потом узнал, что погибший солдат родом из Красноуфимска - Степан Швейко. Вместе с документами была фотография его семьи: жены, двух дочерей и сына. Хранил солдат ее около сердца. В другой раз отец был свидетелем, как на Ладоге бомбили фашисты машины, в которых везли детей из блокадного Ленинграда. В развороченных снарядами полыньях долго плавали детские вещи... Сильный, волевой мужчина, он не мог вспоминать об этой трагедии без слез. И мы, дети, плакали навзрыд.

Наш отец гордился тем, что медаль «За отвагу» ему вручал в Кремле Михаил Иванович Калинин.

Умелец на все руки, отец стал нашим кумиром. «Дзинь, дзинь!» - раздавался, бывало, гул по всей нашей деревне Ишкобой. Это он бил по наковальне тяжелым молотом в своей кузнице. Любила я наблюдать за его работой и помогала раздувать горном угли в жаровне.

В умелых руках отца полоса железа гнулась, плющилась, принимая определенную форму. Грудами лежали в кузнице отвалы, лемеха и отрезы для плугов. А на полках были по-хозяйски разложены заготовленные болты, гайки, ключи и другие части для плугов, телег, жнеек. Лучше его в нашей округе не было кузнеца. Это он выковал все то, что было необходимо для вновь выстроенной колхозной мельницы: кольца для валов, оковы для пестов, шины для колес. Теплее и мягче валенок, мне кажется, никто не катал. Отец умел это делать искусно. Еще многие годы он ухаживал и холил колхозного племенного жеребца. А когда потребовалось, возглавил колхоз «Шулма».

Почти 50 лет нет с нами нашего отца, солдата и великого труженика. Время от времени я достаю из шкафа дорогие мне реликвии. Это светлая, святая память моего сердца, которая не тускнеет десятилетиями.

Галина ИВАНОВА, учитель-краевед Андогской школы, с. Никольское, Кадуйский район, Вологодская область