Недружественный интерфейс

По статистике Всемирной организации здравоохранения, число людей, имеющих те или иные ограничения здоровья (ограничением считается снижение функции до уровня ниже 50 процентов от общей нормы), составляет до одной пятой всего населения. В это число входят люди с нарушениями зрения, слуха, опорно-двигательного аппарата, речевыми, когнитивными расстройствами. Таким образом, применительно к Интернету и различным виртуальным сервисам речь идет об огромной массе потенциальных пользователей. Однако стать реальными пользователями им мешает неприспособленность интерфейса к особенностям этих людей.

Простейшие примеры: человек с ограничением по зрению не сможет различить цифры кода, если изображение имеет низкий контраст; человек с нарушениями опорно-двигательного аппарата, пользующийся при работе с компьютером только «мышкой», не в состоянии ввести в систему данные с клавиатуры. На Западе эта проблема давно и успешно решается: вместо картинки с низким контрастом предлагается звуковой файл, для ввода данных предусмотрена виртуальная клавиатура.

Эксперт компании «Колесо познаний» Алексей Любимов видит два выхода из ситуации. Первый - государство на законодательном уровне должно возложить на разработчиков интернет-сервисов обязанность учитывать интересы людей с ограниченными возможностями (как это сделано за рубежом). Второй - социальная инициатива, то есть сами разработчики, менеджеры, продвигающие различные проекты, добровольно и осознанно обеспечивают их доступность для всех, гарантировав себе тем самым дополнительный доход. При этом не нужно изобретать велосипед: есть стандартизация W3C, 508-K, нормативный документ, где описаны все параметры.

Несомненно, что второй путь выглядит более предпочтительно. Ведь ожидать, что в обозримое время государство сможет полностью регулировать виртуальное пространство, не приходится; к тому же Сеть внутренне противится такому регулированию. Начальник отдела комплексных проектов департамента интернет-проектов компании РБК СОФТ Рауф Алиев уверен: естественным регулятором должен выступать рынок. Если, допустим, банки почувствуют, что они теряют существенную долю клиентов, то первый же банк, предоставивший альтернативные каналы доступа для людей с ограниченными возможностями, сделав соответствующий интерфейс, этих пользователей приобретет.

Беда в том, что большинство разработчиков и менеджеров считают долю таких клиентов очень незначительной и потому не спешат делать шаг навстречу. В этом отношении показательно искреннее удивление некоторых участников «круглого стола»: они не предполагали, что речь идет о 20 процентах населения, и даже не планировали создание каких-то специальных инструментов для людей с ограниченными возможностями.

Логику мышления разработчиков понять легко: инвалиды, как правило, не слишком платежеспособны, и вряд ли есть смысл серьезно вкладываться в создание альтернативных каналов доступа, если отдача предполагается минимальной. В самом деле, много ли можно встретить людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата в крупном московском торговом центре, где для них созданы комфортные условия, вполне соответствующие современным стандартам?

В Сеть на заработки

Виртуальный работодатель выгодно отличается от реального тем, что ему совершенно безразлично, на каком расстоянии и в каком состоянии находится исполнитель - важен только конечный продукт. Работа в Интернете найдется не только для представителей наиболее востребованных сейчас специальностей - дизайнеров, программистов, копирайтеров, переводчиков, но и для людей, не имеющих специального образования и навыков.

Конечно, фрилансерские ресурсы изначально создавались отнюдь не для людей с ограниченными возможностями, как честно признает директор компании Free-lance.ru Антон Мажирин. Тем не менее они предоставляют им реальную возможность заработать. О том, что виртуальное взаимодействие работников и работодателей приносит реальные плоды, говорит хотя бы тот факт, что все сотрудники самой Free-lance.ru работают удаленно: компания принципиально не имеет офиса, и это, по словам Антона, помогает лучше понимать потребности людей, занятых дистанционной работой.

ПК и ТК

Естественно, возникает вопрос о гарантиях, о соблюдении прав работника и вообще о законодательном регулировании подобных трудовых отношений. Рынок фриланса достаточно быстро легализируется: если пару лет назад он на 99 процентов был «серым», то сейчас «белая» часть составляет около трети, а в ближайшие годы, по оптимистичным оценкам, достигнет 60 процентов.

В укреплении законности и правопорядка заинтересованы и работники, и работодатели - пару раз «обжегшись», они предпочитают больше не пренебрегать формальностями и заключать договоры подряда. Конечно, если речь идет о проектах со скромным бюджетом в несколько тысяч рублей, участники трудовых отношений зачастую предпочитают обходиться без лишних бумаг, взяв тем самым на себя определенные, причем обоюдные, риски. Очевидно, именно к таким «низкобюджетным» проектам относится работа для людей без особых навыков, и есть опасения, что социально незащищенные категории граждан по многим причинам будут заниматься именно такой работой.

Образование

на расстоянии

Недоступность многих видов деятельности для людей с ограниченными возможностями здоровья во многом связана не с наличием дисфункции как таковой, а с отсутствием образования. Коммерческий директор компании «Видеопорт» Михаил Готальский считает, что круг нуждающихся в полноценном дистанционном образовании не ограничивается людьми с недостатком слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата, речевой функции, а включает и лиц, которые находятся в отдаленных регионах, воинских частях, исправительно-трудовых учреждениях. Среди основных проблем самого дистанционного образования он называет отсутствие методологии, наглядности, интерактива и, самое главное, социализации.

Все знают, что школьное образование - это процентов на 70-80 именно социализация, умение работать в команде на общий результат. Основной недостаток существующих систем дистанционного образования - «низкая человечность» общения, так как они не обращены к конкретному пользователю. Другая существенная проблема - отсутствие обратной связи и как результат - слабая усвояемость материала большинством людей.

Видеосвязь - один из инструментов, способных сделать дистанционное образование более эффективным. Возможность «виртуального присутствия» помогает человеку избавиться от ощущения собственной изолированности, ущербности, облегчает контакт между обучающимся и обучающим, позволяет контролировать степень понимания материала. Ведущие вузы России уже используют подобные системы дистанционного образования именно с видеоинтерактивом*.

Долой «говорящую голову»!

Конечно, видеоинтерактив - не панацея, и, разумеется, он не отменяет необходимости разрабатывать собственно методологию дистанционного обучения. Преподаватель школы дистанционного обучения для детей-инвалидов Департамента образования Москвы Алексей Дьяченко считает безнадежно далеким прошлым практику рассылки методических материалов и учебных заданий по электронной почте. Впрочем, говорит он, видеоклассы с «говорящей головой» учителя - тоже не самый эффективный метод обучения. Задача систем дистанционного образования видится ему прежде всего в организации взаимодействия между учителем и учеником, а также между самими школьниками, то есть в реализации так называемой коллаборативной технологии обучения. Существенным моментом он считает также большое разнообразие заданий и наличие у преподавателя возможности в рамках контроля их выполнения не только выставить оценку, но и написать развернутую рецензию.

Зарубежные исследователи обращают внимание на совсем новую функцию преподавателя - навигационную. Имеется в виду, что он, обладая неким опытом, должен не транслировать его ученикам, а указывать на типы ресурсов и способ доступа к ним. Ученики же самостоятельно знакомятся с этими ресурсами, а дальнейшее обучение, то есть собственно урок, происходит в форме дискуссии, в которой на учителя ложатся обязанности модератора. Возникают, однако, серьезные опасения, что преподаватели «старой школы» к такой форме работы не готовы.

- Хороших преподавателей немного, и в условиях свободного выбора к одному педагогу будет набираться людей больше, чем он может обучить, - говорит Михаил Готальский. - Мы работаем с компаниями, которые на этом рынке уже довольно давно, и у них есть методология, позволяющая снизить нагрузку на учителя путем разбивания обучающихся на группы. У хороших преподавателей есть ассистенты, помощники. Если по дистанционной форме проводится обучение класса с восьмого-девятого и старше, то, поскольку это уже достаточно самостоятельные люди, примерно после двух-трех занятий происходит успешная самоорганизация группы, и обучение проходит очень интенсивно.

С одной стороны, дистанционное образование сталкивается с определенными кадровыми проблемами, но с другой - оно же само по природе своей может их решить. Организатор и ведущий «круглого стола» генеральный директор компании Ekey.ru Георгий Афанасьев полагает, что при соответствующем изменении методологии дистанционного образования к обучению можно будет привлечь преподавателей-практиков, обладающих, в отличие от обычных учителей, реальным опытом и достижениями в той или иной области знаний.

Прогресс - дело добровольное

Итак, получить диплом или сертификат, не выходя из дома, вполне реально. А как обстоит дело с другими документами? Законодательная база для «запуска» электронного документооборота давно создана, но реальных подвижек в этой области крайне мало, и человек, знакомый не понаслышке с различными телекоммуникационными новинками и имеющий представление об огромных массивах данных, доступных в электронной форме, в повседневной жизни сталкивается с тем, что на получение банальной справки нужно потратить пять дней, обойдя при этом несколько контор, принадлежащих к разным ведомствам. Общаться с бюрократической машиной непросто для всех, а для людей с ограниченными возможностями - особенно.

Директор по развитию компании Ekey.ru Антон Герасимов рассказал об опыте «единого интернет-окна», успешно реализованном в Калининграде. Система работает следующим образом: человек подает заявление на выдачу необходимой справки, оператор «единого окна» эту заявку принимает и выкладывает на сервер, общий для всех учреждений, где с заявкой могут работать все лица, имеющие отношение к процессу выдачи этого документа. Человек избавлен таким образом от необходимости носить из конторы в контору различные подтверждающие документы (например, об отсутствии задолженности по оплате за электроэнергию - в паспортный стол, выписку из домовой книги - в собес и так далее) и получает нужную справку на следующий день после обращения.

Таким образом за полтора года в Калининграде было выдано около трех тысяч справок. Но почему этот опыт не распространился не только по стране, но даже на Калининградскую область? Что мешает сделать жизнь людей легче? Ведь закон признает и электронные документы, и электронные подписи... правда, с одним, но существенным условием: о возможности перейти к электронному документообороту должны договориться сами его участники. И если государственные конторы еще можно как-то обязать «войти в систему», то самостоятельные организации, например, поставщики электроэнергии, присоединяются к договору исключительно по своей доброй воле. А она, видимо, есть не у всех.

На пользу и во благо

Итак, Интернет обладает огромным потенциалом, но чтобы социальная работа в нем стала реальностью, надо прежде всего отказаться от мысли, что это - чистой воды благотворительность. На самом деле для государства гораздо дешевле обеспечить человека с ограниченными возможностями доступом в Интернет с удобным интерфейсом, чем организовать его посещения социальными работниками на дому. Системы телекоммуникации и телеметрии позволяют эффективно осуществлять медицинский патронаж, определяя необходимость и частоту выездов медицинских работников к пациенту на основании той информации, которая поступает от него по интернет-каналу.

Всемирная паутина позволяет существенно экономить средства и ресурсы, а это особенно важно, поскольку планируется, что в ближайшей перспективе расходы на медицинскую социальную деятельность будут составлять 6-7 процентов валового национального продукта. Кроме того, не следует забывать и о налоговых отчислениях от работающих благодаря Интернету.

Рынок социальных услуг, безусловно, имеет свою специфику. В нем нельзя поступать так, как в телекоммуникационном бизнесе, стремясь получить выгоду любыми путями, но это тоже область коммерческой деятельности. Приход сюда компаний, которые отработали эффективные схемы на телекоммуникации, на контенте, может быть полезным и для социальной сферы, и для самих участников рынка.

------------

*См. также статью Татьяны ДУБИНИНОЙ «Базис и надстройка» в №10, 2008 год, «ИКТ в образовании».