Несмотря на то что творчество этой замечательной художницы солнечно и оптимистично, личная судьба ее очень драматична. Детство и юность прошли в очень обеспеченной петербургской семье высокопоставленного служащего. Но в результате гражданской войны, потеряв мать и сестер, Юлия Николаевна оказалась на 35 лет в эмиграции. Жила в Варшаве, Праге, Париже. Рано оглохла. Но, казалось, этот недостаток только помог ей еще больше сосредоточиться на образном видении. Как зрелый художник Юлия Николаевна сформировалась уже в эмиграции, причудливо соединив русские и французские творческие традиции. Многим искусствоведам ее вещи напоминают Матисса и Гогена, но одновременно в них чувствуется органическая связь с древней русской иконой, даже русским лубком, и в то же время - с творчеством знаменитой русской авангардистки Натальи Сергеевны Гончаровой. За что бы Рейтлингер не бралась - будь то иллюстрации к притче Льва Толстого «Где люди, там и Бог», будь то изображения животных и птиц к детским книжкам на французском языке - везде чувствовался отпечаток ее жизнерадостной личности. Белочка, лисичка, куры, кажется, так и оживут. Вызывает большое сожаление, что современные российские дети не видят иллюстраций такой искренней художницы. Но наивысший взлет ее мастерства пришелся на роспись церквей. Она создавала «фрески» в кавычках, потому что вся роспись сделана не по влажной извести стен, а на загрунтованной известью фанере. В альбоме «Художественное наследие сестры Иоанны» представлены в ее исполнении канонические сюжеты - сотворение мира, рождество Христово, изгнание Адама и Евы из Рая, Тайная вечеря. Особенно ей удавались в этих сюжетах опять же изображения растений и животных. Везде у нее собственное нестандартное видение, свой авторский ход, но везде и любовь, и умиление. Отход от канонов привел ее к ссоре как с православной церковью, так и с католической. Удивительны по технике фрески церкви Святого Иоанна Воина в Медоне. Благодаря усилиям издателя, Никиты Алексеевича Струве, они были переданы в дар библиотеке-фонду «Русское зарубежье».

Юлии Николаевне удалось вернуться на Родину. Но жить пришлось вовсе не в России, а в Ташкенте. Здесь она приняла постриг и жила монахиней в миру - сестрой Иоанной. Уже ослепшая и глухая художница продолжала заниматься творчеством до последних дней, изготавливая коврики, удивительные по колористике. В центре ее ковриков любимое изображение - солнце... Несомненно, что работы Юлии Рейтлингер очень значительны и после полной реставрации станут подлинным событием в мире искусства. Для постоянной экспозиции произведений заново открытой художницы сейчас в библиотеке-фонде «Русское зарубежье» подготавливается специальное помещение.