Мне думается, что следует сконцентрировать внимание на технических моментах: к ним следует отнести и содержание учебного материала, который используется для создания экзаменационных заданий, способы предъявления учебной задачи, объем письменных высказываний и измерительную надежность предлагаемых критериев. Демонстрационный вариант КИМов 2008 года по литературе, опубликованный осенью 2007 года, подавался под ликующие возгласы и победный фейерверк так, будто бы после долгих, мучительных исканий наконец-то найдено верное решение. «Верное решение» заключалось в том, что из КИМов удалили часть А, ту самую, про которую сочиняют анекдоты типа: «На каком плече у Элен была родинка? Четыре варианта ответа...»

Однако устранение из КИМов части А само по себе лишено всякого смысла. Считаю, что лучше было бы эту часть оставить, чтобы можно было точно и объективно проверить знание историко-литературной эмпирики, но раз уж разработчики посчитали «тестовую часть» ненужной, то и бог с ней! Дело в другом: эту часть удалили, руководствуясь представлениями о том, что «закрытый вопрос» якобы убивает в человеке свободу мысли, воспитывает «нивеляторов», «унифицирует мышление», словом, калечит душу юного человека. Но тут рождается закономерный вопрос: откуда такие выводы, на каких фактах основываются эти пугающие утверждения? Тогда-то и возникает еретическое предположение: а может быть, контрольно-измерительные материалы по литературе в целом создаются на зыбкой основе мифов, догм, личных пристрастий, где ослепляющий пафос и упоение борьбой избавляют от необходимости считаться с реальностью? Тогда приятное легко выдать за истинное. Ведь, отказавшись от сизифова труда, связанного с составлением заданий для части А, разработчики КИМов просто-напросто переложили непосильную ношу проверки на плечи экспертов. Им приходится обговаривать модели ответов, формулировать критерии по каждому заданию, наполнять пресловутую «специфику» конкретным содержанием - то есть заниматься именно тем, что должны были сделать разработчики КИМов. Вот почему за прекраснодушной риторикой о несводимости литературы к четким однозначностям таится элементарная лень. Только жизнь не обмануть. 25 процентов двоек на ЕГЭ - это горький урок нам, учителям, пассивным созерцателям заблуждений, и горький упрек разработчикам КИМов, обитателям маниловского «храма уединенного размышления».

Владимир АЛЕКСАНДРОВ, учитель русского языка и литературы, пос. Рощино, Челябинская область