Главные вопросы, которые были затронуты в ходе диалога, - что стоит за инновационными ИКТ. Насколько они приводят к масштабным сдвигам в мире образования?

С какими эффектами и опасностями здесь можно столкнуться, какие существуют риски? Как сильно Интернет изменяет реальность и как в ней живут и меняются представители будущего поколения? Насколько глубоко он проник в школу, каким опасностям подвергается ребенок в виртуальной реальности?

Я отношусь уже к тому поколению россиян, которые, получая новый телефон или компьютер, мучительно размышляют, как применить эту вещь в своей жизни, изучают инструкцию... Подростки же в подобных инструкциях уже не нуждаются: они сами находят способы и виды деятельности, которые позволяют им быстро адаптироваться к любому предлагаемому им устройству.

Рассуждая о том, каким образом школа, образование, общество вписываются в новую систему образовательной среды, мы зачастую относимся к этому процессу именно с позиции взрослых. То есть создана некая новая среда, новая технология, нам необходимо ее осмыслить и подумать, как сделать так, чтобы ребенку в ней было интересно.

Однако сегодня резко меняется сама ситуация и в обществе в целом, и в системе образования в частности. И подход «каким образом адаптировать детей к изменениям технологий?» следует вытеснить подходом «каким образом мы, взрослые, должны помочь детям организовать их деятельность в той среде, которая для них интересна и понятна?».

Важно отметить, что современного ребенка интересуют не сами технологии и не те возможности, которые они ему дают, а те сервисы и виды деятельности, которые он может реализовать в данной технологической среде. Этот принципиально новый подход мы и пытаемся реализовать в стандарте общего образования.

С грустью обнаруживаю, что очень многие сайты и порталы, на которые могли бы заходить дети (например, многие сайты образовательных учреждений), сделаны фактически взрослыми для взрослых. И эта среда скучна и неинтересна для школьника. Когда мы говорим о том, что создаваемые ресурсы не совсем адекватны, мы должны помнить о том, что те люди, которые их делали, не думали о конечном потребителе - ребенке. Сейчас мы переходим к открытым системам образования, в рамках которых школьник чувствует себя свободным, где он понимает, что может реализовать себя, и действует в определенном сообществе, устанавливающем определенные рамки.

Мы часто вздыхаем, что современные дети очень мало читают. Как издатель могу подтвердить: да, они действительно стали значительно меньше читать книги! Но чем они занимаются, сидя в Интернете? Ведь согласно проведенным социологическим исследованиям подростки проводят у телевизора гораздо меньше времени, чем их родители. Основное воздействие на современного ребенка оказывает именно Интернет.

Другое серьезное заявление моих коллег, педагогов и психологов: дети перестали общаться. Но чем они занимаются, находясь в Интернете? Ведь это тоже среда общения, хотя и совершенно другая, это новые формы социального взаимодействия. И самое интересное заключается в том, что ребенок, размещая свою информацию в Сети, прекрасно понимает: оценивать его будут прежде всего не учителя и не родители, а друзья и коллеги, которые заходят на его блог, на его страничку, читают журнал, смотрят фото.

Конечно, безопасность в Интернете - очень важный момент. Можно заблокировать сайты, которые нам, взрослым, не нравятся. Сейчас вводят такие ограничения в школе, устанавливают специальные фильтры, формируют «черные» и «белые» списки. Но что творится за пределами школы? Что происходит, когда ребенок забежал к другу, заглянул в интернет-кафе, пришел к папе с мамой на работу? За всем не уследишь. Мы подменяем понятие формирования информационной культуры ребенка созданием запретов и возведением заборов. А ведь запретный плод всегда сладок. При этом мы не задумываемся над тем, что на самом деле интернет-среда сама вводит известные ограничения. Размещая какую-то информацию о себе, осуществляя общение, ребенок подвергается довольно строгой цензуре со стороны тех, кто эту информацию получает. И он знает, что его действиям, текстам, проектам будет дана определенная оценка.

Все подобные вещи требуют очень серьезного осмысления. К сожалению, я еще раз могу сказать: наши действия по обеспечению «безопасности» на самом деле всего лишь оправдывают нашу бездейственность и неспособность решить важнейшую задачу - сформировать информационную культуру, коммуникативную культуру ребенка, адекватную требованиям сегодняшнего дня.

Если рассматривать образование как важнейшую социальную деятельность нашего общества, нужно понимать, насколько оно является конкурентоспособным по отношению к остальным институтам социализации. Я имею в виду семью, культуру, средства массовой коммуникации - прессу, радио, телевидение, Интернет. Конечно, можно просто запретить те сайты, которые нам не нравятся. Но есть и другой путь: создать такую среду для ребенка, которая ему интересна, которая позволяет ему двигаться вперед по траектории, психологически, личностно удобной, и мотивирует его на достижение результата. Это так называемая «открытая педагогика». Ее задача - создать среду, в которой ребенок чувствует себя как рыба в воде. И это, конечно, гораздо сложнее, чем лишить человека доступа к нежелательным ресурсам.

Наше издательство администрирует портал www.school.edu.ru. Однако этому мешает целый ряд достаточно серьезных проблем. И одна из них связана с Федеральным законом №94-ФЗ «О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Как вы знаете, закупки осуществляются ежегодно, конкурсы объявляются где-нибудь в мае, а в июне подводятся итоги. Выиграешь ты или не выиграешь - неизвестно. Естественно, издательству невыгодно полгода оплачивать труд людей, которые администрируют этот портал.

Можно сказать, что действующая система госзакупок в РФ не позволяет эффективно управлять крупными системными содержательными проектами, в том числе и в образовании. И пока государство к школе, к детям, к педагогу будет относиться таким образом, боюсь, что мы ничего ни интересного, ни дружественного не сможем создавать.

Для примера: в 1998 году в Финляндии стартовала крупная государственная программа по созданию интернет-ресурсов для детей. И она до сих пор финансируется из госбюджета. Думаю, нашим руководителям стоит учесть этот опыт.

С другой стороны, помимо госструктур, аналогичные ресурсы могут быть созданы (и создаются) коммерческими организациями, для которых подобная деятельность - часть их коммерческой деятельности. Это также необходимо брать во внимание.

К сожалению, вопросы взаимодействия ребенка и информационной сети - это на сегодняшний день во многом неисследованная тема в педагогике. Как человек, который отвечает за разработку стандартов, и как педагог могу сказать с полной мерой ответственности: мы не знаем ни современного дошкольника, ни младшего школьника, ни подростка. Более того, мы не знаем современной семьи. Системных исследований по этим направлениям в России на протяжении длительного времени не проводилось, и здесь кроется очень большая проблема. Мы не знаем, что интересно сегодняшнему ребенку, не можем ответить на вопрос, что заставляет сотню подростков выйти в каком-то городе на площадь, полежать некоторое время и уйти. Что ими движет? Чем они мотивированы? Кто за этим стоит? К сожалению, серьезные социальные процессы, касающиеся детства, находятся за полем серьезного научного изучения.

Александр КОНДАКОВ, генеральный директор издательства «Просвещение»