Проблемы, связанные с возможным внедрением в российскую юридическую практику системы ювенальной юстиции, обсуждали эксперты. Речь идет о создании специальных и обладающих широкими полномочиями судов, которые будут рассматривать все дела, связанные с несовершеннолетними. Такие органы уже действуют во многих странах Европы. Как выяснили психологи, социальные работники, юристы за «круглым столом», эта идея встречает в обществе неоднозначное отношение.

Татьяна Шишова, вице-президент фонда «Социально-психологической помощи семьи и ребенку», опасается, что ювенальная юстиция создает угрозу семье. Она напомнила, что в существующих в мире системах ювенальной юстиции право ребенка ставится выше права взрослого. «В спорных случаях суд верит ребенку, но не родителю. Таким образом разрушается семейная иерархия», - отметила она. По мнению Шишовой, «чрезвычайно широкое понятие «ребенок в опасной ситуации» позволяет органам ювенальной юстиции вторгнуться в любую семью. Ювенальная юстиция упрощает процедуру изъятия детей из семьи, о чем свидетельствует пример Натальи Захаровой во Франции».

Российская актриса Наталья Захарова рассказала участникам «круглого стола» о личном опыте общения с подобным правовым органом. Французская ювенальная юстиция 10 лет назад разлучила ее с дочерью Машей и на данный момент не только не позволяет ей полноценно общаться с девочкой, но и не предоставляет информации, где она находится.

Психолог Ирина Медведева, директор Института демографической безопасности, считает, что при последовательном введении в нашей стране ювенальной юстиции в каждой российской школе будет омбудсмен - уполномоченный по правам ребенка, к которому ребенок сможет обращаться с жалобами на родителей и учителей. «Ребенок может сказать много лишнего, не предназначенного для ушей правозащитника. Это грубейшее нарушение приватности семьи».

Ювенальная юстиция подрывает не только авторитет родителей, но и учителей. Медведева напомнила случай, который имел место в Таганроге - одном из пилотных регионов по введению ювенальной юстиции. Там учительница, которая не взяла хулигана вместе с классом на экскурсию, была присуждена ювенальным судом к уплате ему 30 тысяч рублей за причинение морального вреда.

Эксперты отметили также, что ювенальная юстиция предполагает максимальную либерализацию отношения к малолетним преступникам, что развращает детей. Безнаказанность приводит к тому, что взрослая преступность орудует руками несовершеннолетних.

Татьяна Крылатова из Центра психического здоровья детей и подростков по своему опыту работы семейного терапевта считает, что «в органы ювенальной юстиции будут обращаться дети не из маргинальных семей, у которых действительно существуют серьезные проблемы, а из социально благополучных, хотя и невротических».

Настоятель одного из храмов протоиерей Александр Ильяшенко, работающий с молодежью, убежден в том, что «за безопасность всех членов общества, независимо от их возраста, должно отвечать нормальное правосудие». По его мнению, «в лице ювенальной юстиции создается новый карательный орган, который исходит из презумпции виновности родителей».