Елена Васильевна любила молодых - беспечных любознательных подростков, взрослеющих юношей и девушек. И конечно же, малышей, которые несмышленышами приходят в школу. Вот уже сорок пять лет она ведет русский и литературу в старших классах. Особенно любила Елена Васильевна Толстого и Достоевского и замечала, ей удавалось заразить этой любовью и своих учеников. С ними было так интересно, время отступало перед их радостью жизни. Брызги этой радости долетали и до нее и делали ее счастливой. А теперь она случайно подслушала разговор завуча с директором. Школе нужны молодые педагоги, вот уже в районном отделе образования директору попеняли - собрал пенсионное царство. Сам-то молодой - всего тридцать лет, а за старух держится. Надо сказать, что Иван Сергеевич действительно за них, немолодых и опытных, держался. Может, потому что некоторые еще помнили его неугомонным мальчишкой, потом практикантом, молодым учителем. И помогали, подсказывали, поддерживали во всем. А он был благодарным учеником и порядочным человеком.

После того разговора Елена Васильевна окончательно потеряла покой, ей даже на уроках казалось, что сейчас откроется дверь и проверяющие из районо прямо при детях произнесут страшный приговор, о котором многие мечтают, - заслуженный отдых. Потом она стала мучиться - из-за нее пострадает честный и добрый человек - Иван Сергеевич. Раз есть такая установка - омолаживать коллектив, начальство от нее не отступится. И потом ведь верно, этим ветреным девочкам, выпускницам педвузов, нужно набираться опыта. «Конечно, они сейчас больше думают о принцах, чем об учениках, но ведь и они когда-то станут немолодыми», - вдруг подумала Елена Васильевна и пожалела их, этих юных и неопытных, которым тоже предстоит узнать, что такое старость и одиночество. Конечно, она понимала, будь у нее внуки, дети, звенел бы дома детский смех и, возможно, она сама бы мечтала о пенсии, а может быть, ушла бы из школы по выслуге лет, как сделала лет пятнадцать назад ее лучшая подруга Зоя, Зоя Петровна, у которой красавица-внучка уже школу оканчивает.

Когда-то ей казалось, она все успеет - выйти замуж, нарожать ребятишек, возможно, даже диссертацию написать. А потом жизнь потекла день за днем - уроки, внеклассные мероприятия, беседы с родителями по телефону чуть ли не за полночь. Дети вырастали и уходили из школы, правда, на улицах всегда радостно приветствовали, спрашивали о делах и здоровье. А она становилась старше и старше, уже теряя надежду обзавестись семьей или хотя бы ребенком. Когда поняла, что ее поезд безвозвратно ушел, впала в уныние и тяжелую депрессию, пыталась даже уйти из жизни. Спасли ее дети, пятиклашки, у которых она стала классной после выпуска своих юношей и девушек. Малыши теребили ее каждую минуту, не давая плакать на переменках и задумываться на уроках. Им было так трудно привыкнуть к кабинетной системе после своей единственной первой учительницы, они непрестанно терялись в их большой запутанной школе, и ей приходилось водить их первое время за руку. Именно эти пятиклашки больше всего запали ей в душу, им сейчас слегка за двадцать - самое время предаваться всем радостям жизни, а они подолгу почти всем классом сидят у нее вечерами. Ну а в день рождения у нее полон дом гостей - начиная от первых ее уже седеющих и лысеющих выпускников и заканчивая совсем молоденькими студентами-первокурсниками.

...Елена Васильевна приняла решение в день Последнего звонка. Из школы она уходит. Время пришло, тем более что уже все ее коллеги научились пользоваться компьютером, делают презентации и проекты, а она вот не смогла. Ну, включить-выключить ноутбук, конечно, может, а дальше дело не пошло. А занятие она себе по душе найдет, тем более и директор ее поддержал - будет клуб молодых учителей вести и еще литературную студию по четвергам. И конечно, наконец-то сбудется ее желание перечитать полностью всего Толстого и Достоевского, их дневники и письма...