Само название «дополнительное» часто расшифровывают как необязательное, а подчас даже и как ненужное. Дескать, к учебе оно не имеет никакого отношения, а потому дело семьи - отдавать ребенку два-три часа в день или в неделю на это самое необязательное занятие или нет. Но как можно считать ненужными занятия в спортивной секции, в кружке, в музыкальной или художественной школе? Для многих эти занятия потом становятся делом на всю жизнь. Именно из системы дополнительного образования вышли такие замечательные мастера, как Тамара Синявская, Владимир Васильев и Олег Табаков. То есть на самом деле дополнительное образование и обязательное, и нужное, и даже необходимое. Но вот зарплата тех, кто детей выводит в мастера, мягко говоря, не отвечает высоте поставленных перед педагогами задач. Более того, не просто не отвечает, а не позволяет им вести нормальный образ жизни.

Первой об этом сказала на слушаниях депутат и олимпийская чемпионка по фигурному катанию, заместитель председателя Комитета ГД РФ по образованию Ирина Роднина. Ирина Константиновна, поездившая по миру, поработавшая в Америке и прекрасно понимающая, как тамошние условия не корреспондируют с условиями в России, тем не менее сказала, что такой системы дополнительного образования нет нигде за рубежом. Однако последние 15 лет с точки зрения финансирования дела в этой сфере образования обстоят не лучшим образом: УДОД переданы на муниципальный уровень, бюджет которых не был готов к этому, поэтому до сих пор учреждения допобразования финансируются лишь частично и по большей части перешли на оказание платных образовательных услуг. Таким образом, жизнь этих учреждений определяют педагоги - люди очень ответственные, которые за свою самоотверженную работу получают минимальную зарплату. Молодые за такие деньги работать не хотят, поэтому можно сказать, что педагогический состав, например, спортивных учреждений - люди пенсионного возраста, частенько не имеющие специального образования и давно не проходившие курсов повышения квалификации.

Эстафету у Родниной приняла депутат и киноактриса Елена Драпеко, первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по культуре. Поддержав все сказанное Ириной Константиновной, Елена Григорьевна добавила, что детей нужно приобщать к искусству, давать им знания об искусстве и привлекать к занятиям искусством. За прошедшие 20 лет произошел спад в работе по всем трем направлениям, и это во многом связано со снижением статуса педагога дополнительного образования и, в частности, с уровнем оплаты его труда. Именно поэтому из 150 тысяч педагогов, работающих в школах искусств, большинство - предпенсионного и пенсионного возраста, но они имеют высшее образование, причем высокого уровня - окончили консерватории, театральные и художественные вузы. А вот зарплата у этих высококлассных специалистов намного ниже, чем у педагогов обычных школ, даже если те окончили только педагогическое училище или педагогический колледж. Кроме того, педагоги школ искусств не имеют права на досрочную пенсию. Проблема еще и в том, что вот уже четыре с половиной года Министерство культуры РФ бьется и не может рассчитать необходимые трудозатраты, а это необходимо сделать, чтобы повысить зарплату работникам культуры. Это промедление, что называется, смерти дополнительного образования подобно, так как неизвестность по части трудозатрат не позволяет педагогам дополнительного образования четко поставить вопрос о том, за что они должны получать повышенную зарплату и досрочную пенсию.

Министерство же образования и науки РФ относится к педагогам дополнительного образования без особого внимания, поскольку олицетворяет собой федеральный уровень власти, а УДОД относятся к муниципальному. Конечно, муниципалы стараются поддержать педагогов допобразования. Например, распоряжением губернатора Белгородской области педагогическим коллективам - призерам областных и федеральных конкурсов профессионального мастерства устанавливается ежемесячная доплата от 30 до 50 процентов заработной платы. Но для того чтобы платить постоянно и всем, муниципалитет не может сам изобретать законодательные нормы. Вот и получается, что в отсутствие нужных правовых норм муниципальные власти не имеют права ни повысить зарплату педагогам допобразования, ни дать им досрочную трудовую пенсию. Поэтому сегодня архиактуальны правовые основы для внедрения новых финансово-экономических механизмов: нормативного подушевого финансирования и новой системы оплаты труда работников УДОД, направленной на повышение их доходов и рост заработной платы.

Остроты дискуссии прибавил заместитель председателя Комитета ГД РФ по образованию Олег Смолин. Поскольку учреждения отданы муниципалитетам, отметил он, мы прописали в законопроекте о допобразовании систему финансирования, аналогичную системе финансирования школьного образования, то есть чтобы субъекты РФ платили субвенции управлениям образования, а они могли бы содержать учреждения дополнительного образования как обычные школы. Но пока законопроект не принят. Что касается зарплаты педагогов допобразования, то, как отметил Смолин, есть два обстоятельства. В Концепции развития Российской Федерации до 2020 года записано: зарплата в образовании должна приближаться к зарплате в коммерческих организациях, и это не может не радовать. Там еще написано про стимулирующие надбавки для работников образования, которые должны увеличивать зарплату, но что касается повышения реального статуса педагога, в том числе педагога дополнительного образования, то это важное дело отнесено аж к 2018-2020 годам. Спрашивается, кто доживет до того времени, когда государство наконец окажет педагогам реальную поддержку?

Дискуссия о статусе педагога чрезвычайно важна, как и определение тех мер, которые помогут этот статус поднять. Однако мало кто знает (в том числе и депутаты), что есть проекты поправок к законодательным актам, касающимся образования, согласованные с регионами и с отраслевым профсоюзом, в которых, в частности, говорится: «По оплате труда, социальным гарантиям реальный статус педагогических работников должен быть приравнен к статусу государственного служащего». Двадцать лет назад, отметил Смолин, зарплаты профессора и депутата Верховного Совета были одинаковыми. Сегодня разница столь существенна, что говорить об этом становится просто неприлично.

Может быть, педагогу и не нужен статус госслужащего как таковой: возникнут сложности с длинным летним отпуском и некоторыми другими льготами, которые сегодня имеют педагоги. Но вот одно равенство в статусе с госслужащим педагогу необходимо (впрочем, оно необходимо и стареющей в кадровом отношении системе образования) - это равенство в механизме назначения пенсии. Госслужащий нынче получает, по сути, двойную пенсию: к обычной прибавляется пенсия по стажу работы в госорганах. «Учительская газета» уже высказывала предложение относительно того, чтобы учителю при увольнении из образовательного учреждения оставляли досрочную трудовую пенсию, учитывающую стаж его педагогической работы, при назначении обычной трудовой пенсии по старости. Это стимулировало бы и педагога вовремя уходить на пенсию, и образовательные учреждения омолаживать коллективы, и выпускников педагогических вузов устраиваться на работу по специальности (сегодня ставки заняты педагогами-пенсионерами, и, например, в Москве по этой причине уже возникают серьезные трудности при устройстве студентов-старшекурсников на годичную практику). Предложение «Учительской газеты» поддержали Всероссийское педагогическое собрание и спикер Санкт-Петербургской региональной думы Вадим Тюльпанов, но власть имущие, которые должны услышать его и предпринять конкретные меры, обладают плохим слухом. Кстати, и отраслевое министерство считает, что решение проблемы омоложения кадров и назначения педагогам-пенсионерам двойной пенсии - не его забота. Правда, к счастью, иная позиция у Министерства культуры РФ, которое сегодня готовит проект соответствующего постановления по части внесения изменений в постановление Правительства РФ №781 и скоро отправит его на согласование заинтересованным органам исполнительной власти.

Вообще ситуация с законодательным закреплением финансирования дополнительного образования не так проста, как кажется на первый взгляд. Обучением занимается Минобрнауки РФ, искусством - Минкультуры РФ. Казалось бы, у двух ведомств одни и те же задачи. Но вот, как отметили представители Минкультуры, они уже неоднократно отправляли на согласование в Минобрнауки РФ проект постановления об установлении единой нормы часов педагогической работы за ставку зарплаты преподавателей детских школ искусств. Но, к сожалению, Министерство образования и науки никакой поддержки своим коллегам, ратующим за достойную оплату педагогов допобразования, до сих пор не оказало. Более того, по мнению чиновников образовательного ведомства, оплата труда педагогических работников должна зависеть не от количества проведенных часов, а от результатов и качества их работы, в связи с чем, по их мнению, изменения в проект постановления, подготовленный Минкультом, «требуют более концептуального подхода». В результате оплата концертмейстера в школе искусств все еще на треть меньше, чем учителя старших классов обычных школ...

Что же решили участники парламентских слушаний, посвященных дополнительному образованию детей?

В Рекомендациях предложено:

Правительству РФ - рассмотреть вопрос о продолжительности рабочего времени (норме часов педагогической работы за ставку заработной платы) преподавателей и концертмейстеров детских школ искусств и для этого внести соответствующие изменения в постановление Правительства РФ от 3 апреля 2003 года №191, а также пересмотреть вопрос о правах на досрочную трудовую пенсию по старости педагогическим работникам детских школ искусств (преподавателям и концертмейстерам), установленные в законах РФ «Об образовании» и «О трудовых пенсиях в РФ».

Министерству образования и науки РФ - разработать новые формы и четкие критерии оценки качества и результативности дополнительного образования.

Министерству культуры РФ - разработать и утвердить в установленном порядке рекомендации расчета подушевого финансирования реализации основных учебных программ в детских школах искусств как обязательные на всей территории РФ.

Органам исполнительной власти субъектов РФ и органам местного самоуправления - предусматривать увеличение объемов финансирования учреждений дополнительного образования детей.

Информация к сведению

В системе дополнительного образования детей работают около 440 тысяч педагогов, свыше 80 процентов имеют высшее образование, 55 процентов - высшую и первую квалификационные категории. Среди педагогов дополнительного образования - инженеры, музыканты, спортсмены, режиссеры, офицеры запаса.

В системе дополнительного образования, объединяющей 17 тысяч муниципальных и государственных УДОД, обучаются 10,9 миллиона или почти половина всех детей страны в возрасте от 5 до 18 лет.

В общеобразовательных учреждениях дополнительным образованием охвачены 9 миллионов 518 тысяч детей.