В 1999 году Марина Мошкина с дочками Наташей и Настей приехала в райцентр Нижняя Омка Омской области из Казахстана. Снимала комнатки, потом переселились в дом к Павлу Русанову, ставшему мужем Марине. Правда, гражданским. Штамп о браке все равно ставить некуда - Мошкина до сих пор живет без российского паспорта, без прописки, без полиса. И без работы... Вот такой пустяк - при переезде Марина потеряла листки убытия из Мамлютского района Северо-Казахстанской области. Обратилась в местную паспортно-визовую службу, чтобы сделали запрос по прежнему месту жительства. Но Мамлютский район, который находится не так далеко - по-старому в Петропавловской области, - теперь почти космос...

Нижнеомский комплексный центр социального обслуживания населения занялся проблемами Мошкиных в начале 2006 года. Сделали, казалось бы, все что могли. Сразу же направили несколько запросов в Мамлютский район. Ответа нет до сих пор. По совету специалистов паспортно-визовой службы, с помощью суда установили, что Марина Мошкина с детьми проживает в Нижней Омке с 1999 года. «Проложили дорогу» в консульство Казахстана в Омске. Из консульства прислали письмо: вот, мол, те самые листки убытия, которые вы просили. Только почему-то это были совсем другие документы - листки прибытия Марины Мошкиной в Мамлютский район, подтверждающие, что она там прописалась в свое время, но никак не доказывающие, что она выписалась в 1999 году. Руководитель центра соцобслуживания Светлана Тетерина попросила совета у вышестоящей организации - Министерства труда и социального развития, где в помощь выделили специалиста отдела правового обеспечения Михаила Майорова. Ей удалось даже поговорить о проблеме с Андреем Бесштанько, министром труда и социального развития Омской области. Тот ее обнадежил - дело-то пустяковое. Только почему-то с мертвой точки оно не сдвигается. Правильнее было бы, как объяснили Тетериной в консульстве, отправить Марину в Мамлютский район.

- Мы в тупике, - говорит Светлана Владимировна. - Мне жалко не столько Марину, хотя она уже поняла, какую глупость совершила по собственной безалаберности. Но дети-то не виноваты, что у них такая мамка, правда? Что будет с Наташей? Ладно, сейчас ее оставят на второй год, а дальше? На третий, четвертый? А там подрастает Настя, она уже в шестом классе. У детей нет будущего. Я просто не знаю, что делать дальше.

В общем-то, денег надо не так много, но социальным работникам с их зарплатами командировочные не потянуть, а отправить Марину одну в Казахстан Тетерина просто боится. Мелочь, казалось бы, по сравнению, к примеру, с 35 миллионами, выделенными омскими предпринимателями по доброте душевной для проведения «выборной» лотереи. Тетерина, наивная, перед выборами опять обзвонила все возможные организации в надежде, что кого-то заинтересует проблема, сломавшая будущее целой семьи. Ей дело пустяковым не кажется. То ли потому, что она, бывшая учительница, знает девчонок с детства, то ли потому, что частенько сталкивается с ними в храме - Мошкины приходят на занятия в воскресную школу. Все остальные, кому по долгу службы полагается быть заинтересованными в судьбе Наташи и Насти Мошкиных, увы, ссылаются на дела государственные.

Нижняя Омка, Омская область