Разговор получился интересный, порой переходящий в довольно горячую дискуссию, однако говорили в основном о другом, прежде всего о плохом финансовом положении школы, об униженном положении учителя, о взаимоотношениях школы и общества, о социальном заказе, об ответственности министерств и ведомств за то, какими выйдут выпускники из стен среднего образовательного учреждения. Прежде чем решить задачу о том, как воспитывать гражданина, по мнению сенаторов, нужно повернуть государство и общественность лицом к школе, обеспечить ее материально, поднять престиж профессии учителя. Надо сказать, что и сами учителя, присутствовавшие на «круглом столе», присоединились к такому повороту обсуждения, хотя, конечно, они говорили и о необходимости воспитания гражданственности у сегодняшних школьников, тем более что этой наиважнейшей стороной школьного образования они занимаются более десяти лет.

Заседание открыл главный редактор «Учительской газеты» Петр Положевец. Он продемонстрировал собравшимся самый первый номер «УГ», вышедший почти восемьдесят лет назад, в 1924 году, подчеркнув, что и в то далекое время проблемы, стоявшие перед образованием, были в основном те же. Говоря о нынешнем времени, Петр Григорьевич подчеркнул, что современная система образования не соответствует тем требованиям, которые предъявляет рынок. Наши хорошо образованные дети не могут адаптироваться к нынешнему социальному миру, они неспособны к той социальной мобильности, которая необходима.

Многое приходится постигать заново, заново знакомиться со многими понятиями.

- Мы только сегодня узнали, что такое толерантность, пытаемся отстаивать свои права. Нынешняя система школьного образования должна научить молодого человека быть гражданином.

Мы собрались сегодня, чтобы ответить на несколько ключевых вопросов, что нужно делать, чтобы помочь формированию гражданского общества, чтобы человек, который заканчивает школу, был способен найти себя в этом мире.

Сегодняшним нашим обсуждением мы открываем серию «круглых столов», которые будем проводить регулярно с Советом Федерации РФ.

Валентина ПЕТРЕНКО, председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике:

- Меня волнует тема «общество и школа». Пора задуматься о том, а кому мы готовим будущие кадры и кто сколько вкладывает сегодня в школу. Беспокоятся ли министерства и ведомства о том, кто к ним в ближайшем будущем придет работать, в каком количестве и каким будет качество их образованности. Каков их нынешний современный заказ?

У нас все отрасли платят за все, но только не за образование своих потенциальных работников. Это не должно быть задачей только одного Министерства образования. Необходимо изменить отношение к школе со стороны общества и государства.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ:

- Валентина Александровна затронула очень важную проблему. Кто является заказчиком будущих работников? Общество должно сформулировать общие требования к тому, какими знаниями и умениями должен обладать выпускник при выходе из школы. Я согласен с тем, что все должны поддерживать систему образования. Но задача школы состоит не только в том, чтобы подготовить ученика к работе, скажем, в нефтегазовой промышленности, а в том, чтобы он мог самостоятельно найти свое место в жизни. Знать, какими компетенциями, какими навыками и умениями он должен обладать, чтобы ориентироваться в этом мире. На мой взгляд, как только Министерство образования пытается сформулировать эту задачу или в виде стандартов, или в какой-либо другой форме, оно попадает под жесткую критику, которая требует не допускать каких-то рамок, какого-то жесткого контроля.

Но вопрос состоит в том, до какого предела эта свобода возможна. Если в одних школах будут одни программы и требования, в других - совершенно иные, в результате закончившие их дети не попадут в один и тот же вуз. Там будут два разных представления не только о мире, который нас окружает, но и о ценностях.

Ефим КЕРПЕЛЬМАН, председатель Комитета Совета Федерации по делам молодежи и спорту:

- Все прошедшие восемьдесят лет, с тех пор как вышел первый номер «Учительской газеты», государство низводило учителя до очень унизительного положения, хотя советская школа считалась одной из лучших в мире. Самые лучшие педагоги уходили из школы, в педагогические вузы сплошь шли одни неудачники, которые не могли поступить в другие высшие учебные заведения. Эти троечники становились учителями. И система начала приходить в упадок. Сегодня ситуация не улучшилась. Заботу о содержании школ передали региональным властям. И так называемые муниципальные школы придут в еще больший упадок, потому что у местных руководителей нет денег.

Первое, что необходимо сделать в создавшейся ситуации, - это заложить в бюджет не менее 6 процентов на образование.

Нужно искать разные варианты развития ребенка - физического, нравственного. Он должен знать местную историю, местные традиции и культуру своего края.

Наиважнейшая задача - поднять учителя на соответствующую его статусу высоту. И еще один момент. На мой взгляд, любой студент, закончивший вуз за счет государства, должен отработать положенный срок по распределению в школе или же вернуть те деньги, которые государство затратило на его обучение. Мы не имеем права разбазаривать кадры.

Виктор ШУДЕГОВ, председатель Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии:

- В 2004 году в бюджете не предусмотрено повышение заработной платы учителям. Если учесть, что инфляция у нас составляет 10-12 процентов, то это значит, что учитель в следующем году будет жить хуже, чем в этом. Члены нашего комитета хотя и не обладают законодательной инициативой непосредственно, но отдельные его представители вышли с предложением внести поправки в бюджет 2004 года. Депутаты Госдумы это делают неохотно.

Допущена большая ошибка в том, что школы переданы муниципалитетам. В результате учителя разных субъектов Федерации получают по-разному. В некоторых территориях нет денег, чтобы повысить зарплату педагогам. У нас за все отвечает государство, хотя предприятия в основном частные. И школа готовит для них кадры, но почему-то за счет государства. За счет бюджета учат будущих работников для ЮКОСА, Лукойла и т.д.

Мы, к сожалению, ушли от основной темы, но и этот разговор, который ведем, очень важен сегодня.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ:

- Необходимо, чтобы наконец заработал президентский Указ № 1, чтобы учитель не выживал, а жил, ведь на нем держится фундамент страны. Но чтобы изменить его материальное и моральное положение в обществе, нужна политическая воля. Кто сможет это сделать? Может быть, те дети, которые сегодня сидят за партами, может быть, они будут действовать совершенно по-другому, не так, как наши нынешние власти?

Ольга СТЕЛЬМАЧЕНКО, учитель истории и права Одинцовского лицея (Московская область):

- Я работаю в школе 35 лет. И хочу сказать, что мы унижены не только материально. Мы никогда много не получали, а теперь особенно. Мне страшно за будущее народного образования, потому что молодежь в школу не идет. Мне бы очень хотелось, чтобы нас перестали дергать. С правовым обучением происходит какое-то шарахание. Несколько лет назад у нас в лицее ввели правоведение с 5-го по 10-й класс. Потом отменили. Каждый год что-то новое происходит с этой дисциплиной. Да и с другими обществоведческими предметами не все благополучно. Скажем, преподавание истории в нашей школе идет по линейной системе и по концентрической.

Хочу особо подчеркнуть необходимость правового образования для современных школьников. Дети должны знать содержание международных документов, обращенных к ним, - Декларацию прав ребенка, Конвенцию о правах ребенка. Именно правовые знания нужны выпускнику школы как только он выйдет из ее стен.

Ольга КИШЕНКОВА, кандидат исторических наук, разработчик проекта стандартов обществоведческого образования:

- Считаю, что профессия учителя становится вымирающей. Только единицы молодых людей решаются поступать в педагогический вуз, но и из них не все становятся педагогами. Нужно поднимать социальный престиж учителя. Власти должны учитывать, что педагог обладает большим влиянием. Это большой потенциал для нее. Он может консолидировать общество и может расколоть, разобщить его.

В Москве историю, обществознание преподают в основном пенсионеры. Их уже не переучишь. К счастью, право не выкорчевывается, а наоборот, количество часов на него увеличивается.

Борис ДЕМИДОВ, учитель граждановедения:

- В школах сегодня учителя работают не из-за зарплаты. Хочу сказать, что и повышение ее многих не удержит, они все равно уйдут. А те, кто приедет работать за большие деньги, необязательно будут достойными педагогами. Проблема в другом. Школа по-прежнему остается авторитарной, тем более что общественные дисциплины преподаются в основном людьми пенсионного возраста. Они носители старой системы ценностей. Воспитанием гражданина занимаются учителя, которые на несколько поколений отстали от сегодняшних детей, это представители совершенно другой эпохи. Они выросли в другой культуре. И если даже в учебнике написано, что необходимо быть терпимым к другим людям и другим нациям, им это неведомо, они не смогут передать это ученикам.

На своих уроках я пытаюсь создать некое правовое пространство. Мои ученики привыкают к демократическому стилю общения, но вот звенит звонок, и они попадают в иную, авторитарную среду, а на улице еще и в криминальную. И это еще гораздо большая проблема. Это проблема всей страны.

Как нам изменить атмосферу, микроклимат в школе настолько, чтобы ребенку было учиться интересно, свободно и чтобы те годы, которые он проводит в школе, помогли ему стать настоящим гражданином? Давайте эту задачу решать вместе с законодателями.

Алексей ВОДЯНСКИЙ, заместитель руководителя Департамента общего образования Минобразования РФ:

- Сможем ли мы жить в едином образовательном пространстве, если у нас нет стандартов? Будут стандарты, будет нормальное финансирование.

Раньше право не было предметом. Многие использовали его, а также граждановедение на классных часах, и тогда учитель выступал в роли своеобразного светского пастора. Теперь это будет обязательная дисциплина, и не важно, как она будет называться. С учетом возраста ученика надо создать несколько концентров, чтобы он на разной стадии своего развития мог ориентироваться в жизни. Надо учить детей моделировать социальные процессы. Надо вводить социальную практику. К сожалению, не каждый директор впустит самоуправление в свою школу. Если мы действительно хотим воспитать истинного гражданина, то нужно прежде всего приучать учеников к ответственности за свои действия и поступки.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ:

- По результатам одного социологического исследования стало известно, что как среди самых богатых, так и среди самых бедных главной ценностью считается образование своих детей. Сравнительный анализ данных опроса начала 90-х годов и десять лет спустя показал, что бедные так и остались бедными, никто из них не вырвался из своей социальной среды и не попал в более обеспеченную категорию людей.

Сейчас при сокращении количества учащихся важно сохранить всех учителей. Скажем, губернатор Пензенской области издал указ, по которому ставшие «лишними» педагоги прошли переподготовку и остались в школе, занимаясь дополнительным образованием. Это реальная программа.

Леонид БОГОЛЮБОВ, академик РАО, заведующий лабораторией обществоведения Института общего образования:

- Тут говорили, от кого должен исходить заказ на подготовку выпускника школы, на воспитание гражданина. Думаю, что не от ведомства. Ведомство должно получать специалиста. А здесь речь идет о гражданине. В воспитании гражданина должно быть заинтересовано прежде всего само государство, ему нужен грамотный избиратель, ответственный человек. Исходя из этой логики, государство тоже должно быть заказчиком.

Сегодня ситуация в стране совсем другая, чем была 10-15 лет назад. Есть экономическая и политическая свобода, это хорошо. Ребенок, который растет сегодня, попадает в сложную окружающую его среду. Он ощущает негативное влияние СМИ, улицы, а нередко и семьи. В семьях существуют далеко не одинаковые взгляды на то, что происходит в обществе, неодинаковая система ценностей. Другими словами, сегодня сложилась такая ситуация, когда ни один из факторов, кроме школы, не может способствовать формированию гражданина.

Сегодня в обществе нельзя ориентироваться без определенных знаний, умений, не обладая определенной системой ценностей. Видимо, школа и должна взять на себя эту миссию. Она может противостоять тем негативным влияниям, которые обрушиваются на ребенка.

Гражданское воспитание в основном обеспечивают общественные дисциплины. Это история, граждановедение, обществознание о современном обществе, о человеке в нем и гражданине в нем. Здесь происходит путаница со словами, но если взять программы этих курсов и посмотреть их, то можно заметить, что они в значительной мере говорят об одном и том же. Все они должны в конечном счете приобщить ребенка к гражданской культуре. Это центральная задача данных дисциплин. Гражданская культура включает в себя не только знания, но и умения и ценностные ориентации. Речь идет о том, чтобы создать эту систему сейчас, когда на подходе закон о стандартах. Они уже обсуждены. Многое сделано, чтобы усилить роль общественных дисциплин. При этом история будет выполнять свою роль, приобщая к историческим фактам, закрепляя историческую память, помогая самоидентификации детей.

Если раньше право существовало часто за счет регионального компонента и тогда его судьба целиком зависела от произвола местного чиновника от образования, то теперь никто в области или крае, республике не может отменить изучение этого предмета. С 5-й по 11-й класс гражданско-правовые дисциплины вводятся как обязательные предметы, которые будут служить гражданскому образованию школьника.

И тогда правовые знания, которые предназначены ребенку 12-летнего возраста, он получит в 12 лет, те, которые необходимы 14-летнему, он получит в 14 лет. В этом возрасте подросток уже должен понимать, что происходит в обществе, что можно делать, а что нельзя. Иначе говоря, гражданское образование должно идти по возрастным ступеням. Дети могут получать и необходимую правовую информацию, и умение решать правовые задачи. Одновременно они будут получать и социологические знания, потому что нельзя говорить об уголовном праве, не говоря о преступности, а ее изучает социология. Если мы не будем сообщать ученикам, какую угрозу представляет преступность для семьи, для них самих, для общества, то его знания будут неполными.

Все это ни в какой мере не лишает школу возможности ввести еще дополнительно часы на право или экономику за счет школьного компонента. Экономические знания очень важны, без них невозможно понять закон о предпринимательстве. Значит, нужны и правовые, и экономические, и социологические знания, так как правовая культура охватывает и отношения гражданина и государства, и отношения гражданина с гражданским обществом.

Будем давать весь комплекс знаний и о современном обществе, и о человеке в нем, и о том, чего человек может добиться в этом обществе, при каких условиях, и о том, что он должен уважать права других людей.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ:

- Министерство образования обрекает наших детей на то, что они к своим шестнадцати годам будут просто сумасшедшими. Все эти знания нужно не вкладывать им в мозги, а проигрывать, проживать с ними те ситуации, которые должны быть в идеальном правовом демократическом государстве, и говорить им, как это есть в реальной действительности. Иначе они, выйдя за порог школы, столкнутся с совершенно другой жизнью, начиная с милиции и кончая подворотней, средствами массовой информации. Все это разрушает в ребенке то, что в нем заложил учитель. И он оказывается в окружении страшных сил. И когда эти силы давят на еще не сформировавшегося человека, он часто попадает в пограничные ситуации, тогда у него начинают плыть мозги. Подросток тогда воспринимает мир в совершенно иной реальности.

Мы должны иметь в виду, что ничего не изменится, если не изменится общество.

Евгений ЯМБУРГ, доктор педагогических наук, директор центра образования №109, член-корреспондент РАО:

- На Западе педсовет нередко называют мусорной корзиной. Это та ситуация, когда все проблемы кладут в одну корзину, люди выпускают пар и уходят довольные, так как напряжение спало.

Так и у нас. Тема нашего обсуждения - свободное демократическое гражданское общество. У меня такое ощущение, что, обсуждая материальное положение школ, мы ее обсуждаем с позиции советского человека. Вот мы говорим о свободном обществе, о свободной школе, о свободном учителе, о поливариативности, а все это постепенно сокращается.

Сегодня идет искаженная реформа школы, ее модернизация. Иначе она идти не может, потому что у нас нет ни нормального законодательного поля, ни нормального финансового поля.

Мне непонятна ситуация с Налоговым кодексом. Как могут школы самостоятельно зарабатывать деньги? Они поставлены в такие ситуации, когда это дело становится бессмысленным. Переход на казначейство вернул школу к худшим временам советского периода. Сегодня директор должен согласовывать, что купить - парту или компьютер. Кроме того, он должен показать, что провел тендер. Вспоминаю, как директор одной из школ Краснодарского края обегал 15 магазинов, чтобы взять 15 справок и тем самым доказать чиновнику, что он купил самое дешевое и поэтому, наверное, самое худшее стекло.

Как это понимать? Что думают законодатели? Давайте будем каждый заниматься своим делом.

Для того чтобы воспитывать свободного гражданина, и школа, и учитель должны быть свободными. Сколько бы сверху ни спускали правовых знаний, сколько бы ни призывали к атмосфере добра или справедливости, но если учитель находится в несвободном, униженном положении, ничего не получится.

Понятно, что здесь играет роль материальная сторона. Но не только. Дело в том, что мы плохо отдаем себе отчет в системности тех эффектов, которые возникают при модернизации образования. Сегодня единый государственный экзамен становится инструментом для чиновников, который они используют, чтобы сравнивать школы между собой.

Понятно, что уровень получается совершенно разный. И делаются далеко идущие выводы о квалификации педагогов, о тарификации их оплаты. В руках управленцев появился могучий механизм для унижения педагогических работников.

Свободное демократическое общество предполагает наличие очень сильных гражданских структур, в том числе и профессиональных сообществ, которых, к сожалению, у нас в стране очень мало. Видимо, их надо создавать и поддерживать.

Это хорошо, когда есть вариативность образования. Однако любая стандартизация эту вариативность будет убивать, хотя речь идет о минимуме. Хочу сказать, что этот минимум, который только и финансируется, становится максимумом. Поэтому если мы говорим о свободном демократическом гражданском обществе, то оно будет тогда, когда сам учитель будет свободным, когда демократия станет стилем его жизни.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ:

- Задача наша и моих коллег состоит в том, чтобы в этой мусорной корзине, в которую сбрасываются все мысли, найти рациональное зерно, которое будет полезным, и тогда корзина из мусорной превратится в красивую.

Александр ШЕГОРЦЕВ, руководитель аппарата Комитета по делам молодежи и спорта:

- Нашему обществу угрожает наркомания. Это самая серьезная проблема. К сожалению, в массовом сознании нет понимания этой опасности. Ежегодно 4 миллиона человек приобретают опыт употребления наркотиков. Из них 2 млн. - подростки, которые еще учатся в школе. Система образования сегодня становится центром распространения наркотиков. Наша страна оказалась неготовой к противостоянию этой угрозе. Самые эффективные спецслужбы мира изымают не более 15 процентов наркотиков из незаконного оборота.

Те страны, которые успешно борются с наркоманией, опираются на усилия всего общества, в первую очередь на учебные заведения. У нас же школы, училища, вузы не имеют никаких методик противодействия наркомании.

Валентина ПЕТРЕНКО:

- Мы не отступаем от темы, дело в том, что она настолько многогранна, что можно рассматривать ее с разных сторон. Но надо всем понять, и государству в первую очередь, что школа - это главное, что это база государства, на которой все держится, если не добьемся этого понимания, у нас не будет будущего. От того, на каком положении находится учитель, зависит, какими он воспитает своих учеников. Школе необходимо дать свободу как юридическому лицу.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ:

- Наш клуб - «круглый стол» призван рассмотреть школьные проблемы с разных сторон. Я думаю, что этот разговор о разных сторонах школьной жизни был очень полезен. С первого января в «Учительской газете» начнут регулярно публиковаться колонки сенатора. Хотим установить обратную связь, чтобы узнать, что думают наши читатели о тех, кто работает в Совете Федерации. Мы будем проводить «круглые столы» и по другим проблемам.

Маргарита КУРГАНОВА