Целесообразно ли рассеивать таким образом трудовую энергию своих подчиненных - в одной только Пензе более семидесяти школ? Одержимость Василия Петровича привела к тому, что, хотя обычные, плановые проверки школ длятся всего по две недели, посланцы Букина задерживались в инспектированных ими городских школах по два месяца! Во все лопатки искали его люди компромат на Тактаева.

И надо же, в конце концов проверяющие кое-что «нашли»! Вот только что именно, самому Тактаеву не рассказали. Не смешно ли, что, для того чтобы отчитаться перед депутатской комиссией в своих «грехах», Тактаев буквально выцарапал у министерства через знакомых список этих самых «грехов».

Шесть раз нарушили проверяющие узаконенную процедуру проверок ради своего будущего великого торжества над начальником управления гороно. И вдруг... облом! Хотя у Букина в гордуме есть некоторое количество сторонников, «делу» Тактаева депутаты не дали хода. Только и посоветовали, добродушно посмеиваясь, наладить между собой добрые, чиновные отношения.

Правда, одна пензенская журналистка таким образом живописала заседание гордумы: «За все свои грехи Тактаев получил выговор с материальным взысканием в сумме один миллион рублей»! Да не было этого, дорогие товарищи! Если бы Тактаев действительно проворовался, да к тому же на такую баснословную для провинции сумму, он бы давно уже баланду хлебал в каталажке. А сам господин Букин торжествовал бы свою полную победу. Не отделался бы Петр Васильевич выговором да штрафом, который, можно думать, он отстегнул бы от своих карманных денег. Вытащил миллион из кошелька, бросил бы его на стол комиссии и пошел бы домой обедать!

По своему определению, фронтальная проверка предполагает, что ею должен быть замечен и положительный опыт работы. Такая проверка не расстрел на месте, она обязана носить характер конкретной помощи области городу, иначе она вообще нецелесообразна. Но как раз помощь свою образованию города министр Букин и не предложил.

Через «Комсомольскую правду в Пензе» им был брошен в публику еще один «факт». Дескать, плох Тактаев и тем, что «30% медалистов (города. - И.Р.) не подтверждают свои знания». Но ведь прежде чем такой вывод сделать, надо было сначала собрать всех бывших выпускников-медалистов, отозвав их из десятков институтов страны. Да заплатить большие деньги экспертам, чтобы они проверили качество их знаний! И только после этой длительной процедуры будоражить область сообщением о «липовых» медалистах и об «оскандалившемся» Тактаеве. Ну а если «эксгумация» такого рода не проводилась, стоит ли, раскрыв рот, поддакивать Василию Петровичу? Особенно после того, как он на всю область пообещал кропотливо и внимательно проверять каждую полученную им... анонимку, лишь бы была в ней жалоба на городское управление образования! (Невольно начинаешь думать, что увлеченность Букина анонимками возникла вследствие того, что ему нечем стало занимать своих чиновников).

Но поговорим всерьез о преданных ему людях. В прошлой статье я писала, что, разгони Василий Петрович директорский корпус Пензы, ему некого было бы посадить на освободившиеся места. Ведь он ни дня не работал в школе и, следовательно, недостаточно знает педагогический корпус города. Впрочем, одна кандидатура в резерве Василия Петровича, оказывается, есть! Это 72-летняя Серафима Петровна Баландина, бывший директор 55-го лицея. Помню, что в 1996 году написала о ней и ее школе. Помню и любимое выражение Серафимы Петровны: «Я сама!» - какое бы дело на нее ни свалилось.

Петр Тактаев попросил Серафиму Петровну написать заявление на увольнение после того, как провел в ее школе свою проверку. Справка с итогами проверки передо мной, поэтому цитирую: родители учеников были «...обеспокоены микроклиматом в лицее, уровнем преподавания технического труда, поведением учителя трудового обучения Баландина Ю.Б.».

Этого своего сына Серафима Петровна называла «горем», и потому некоторое время в гороно закрывали глаза на его пьянство. Однако в конце концов поблажки стали нервировать педагогов лицея. Дело в том, что Серафима Петровна очень неплохо субсидировала пьянство и прогулы сына за счет зарплаты других учителей. Пропуски им уроков в документах не отмечались, зарплату он получал исправно, за 24 часа в неделю. Кроме того, Баландин получал 0,5 ставки якобы за кружковую работу. 50% надбавки - за сложность и напряженность в работе! 50% - за заведование слесарной и столярной мастерскими. 55% - за обучение учащихся 2-7-х классов по основам поведения в чрезвычайных ситуациях. Документации, подтверждающей «титаническую» работу Баландина в школе, администрация, в лице его матери, в гороно не представила.

Ревизионная комиссия гороно сообщает, что Серафима Петровна устроила в свою школу не только сына, но и его жену, своего внука, внучку, жену внука и племянницу, опять-таки «необоснованно предоставляя им преимущество при распределении нагрузок и надбавок из 25-процентного тарифного фонда. Были выявлены и другие многочисленные финансовые нарушения со стороны директора. Отсутствовали договоры школы с родителями учащихся профильных классов, пользующихся платными услугами. Не было отчетности классных руководителей по расходу собранных ими от родителей средств на нужды класса. У пяти кружков отсутствовала документация и так далее. Тактаев предложил Серафиме Петровне уволиться по-тихому. И тут ширококрылым, великодушным защитником кинулся на помощь Серафиме Петровне сам министр образования Василий Букин. Вероятно, он искал в лице «несправедливо обиженного» директора хоть какую-то точку опоры в его борьбе с Петром Васильевичем.

В начале ноября 2002 года контрольно-ревизионная комиссия управления Минфина РФ по Пензенской области закончила ревизию ИНОСа - Института новых образовательных систем, структуры гороно.

Повод к ревизии был у Букина все тот же - анонимка. До его сведения доводилось, что якобы среди 34 работников ИНОСа были «мертвые души»! Мол, молодой директор Центра держал «липовых» сотрудников, за которых и получал зарплату. В кулуарах министерства тут же опять строго сомкнули брови и заговорили о том, что надо-де ИНОС закрыть. Какая структура его заменит? Это вопрос второстепенный. Скорее всего никакая. Но аноним лгал! Среди «мертвых» сотрудников, например, называлась Тамара Геннадьевна Новичкова, энтузиаст распространения информационных технологий в школах, которая пришла в ИНОС в 1997 году. В городе хорошо знают и ее саму, и ее мужа-бизнесмена. Только аноним почему-то не ведал, что Тамара Геннадьевна не иголка в стоге сена, вся ее работа на виду. Может быть, этот аноним тоже ни дня не работал в школе? Как бы там ни было, но поднявшийся вокруг имени Тамары Геннадьевны неприятный и оскорбительный шум сделал свое черное дело. У Тамары Геннадьевны отнялись ноги, она дважды ложилась в больницу. Лежал с приступом стенокардии в больнице и Тактаев.Хотя расследование комиссии не подтвердило наветы анонимки. От непроверенных сплетен и проверок пострадали многие директора. Так что они вынуждены были собраться в Совет, ходить к Букину, требовать, чтобы преследование городских школ было прекращено. А получили намек: отступитесь от Тактаева и проблем у вас не будет. Обратился Совет директоров города и в нашу газету - за помощью.

Другая дезинформация была вброшена Министерством образования области через газету «Молодой ленинец». «Аттестаты незаконны?»: «Областное Министерство образования проверило работу городских школ. В результате выяснилось, что деятельность более семидесяти образовательных учреждений Пензы... противозаконна, так как они не имеют лицензии. Это означает, что любой аттестат, выданный в этих школах, можно признать недействительным». Надо ли говорить, что «новость» всколыхнула весь город? И пришлось Тактаеву отвечать: «Не верьте глазам своим...».

В действительности же министр Букин сам и создал ситуацию, в которой семьдесят процентов городских школ Пензы вот уже год работают нелицензированными. 18 июля 2002 года гороно получило от него приказ о приостановке лицензирования школ. По существовавшему тогда договору министерство поручало эту работу гороно. Приказ Букина был выполнен, оформление бумаг прекратили. И только в середине октября 2002 года из министерства приходит в управление другая бумага. О возвращении гороно прежней процедуры лицензирования, то есть исключительно его силами. Лицензирование - дело бумажное, трудоемкое. Люди Тактаева сидели над бумагами до ночи. До середины декабря 2002 года гороно подготовило документы на 68 детских образовательных учреждений! Передали документы в министерство, но оно выдало лицензию... только на деятельность 11 школ и двух детских садов!

Теперь уже понятно и то, почему министерство не торопилось с оформлением лицензии на остальные пятьдесят с лишним образовательных учреждений. Господин Букин открыл недавно в Пензе Региональный аттестационный центр, а по его положению, за каждую процедуру лицензирования школы, детского сада, учреждений дополнительного образования город будет платить Центру по пять тысяч рублей. В бюджет города уже заложены на эти расходы - полмиллиона рублей! По сути, они отняты у системы городского образования, потому что цифра «пять тысяч рублей» явно завысила реальную стоимость расходов по лицензированию. Да и не странно ли, что весь труд по оформлению документов остался на гороно, а оно теперь еще и приплачивает за это новой структуре Министерства образования области? Вот ради этих доходов и не торопилось министерство с оформлением лицензии до открытия своего РАЦ.

Уже не важно: по политическим или по личным мотивам преследует господин Василий Букин Петра Тактаева. Пензе это не на пользу. Не на пользу и губернатору области Василию Бочкареву, который назначил Букина на этот пост. Так неужели губернатор признает грубые и шумные действия Василия Петровича «целесообразными»?

Пенза