Эти пронзительные строки из письма Натальи Захаровой знакомы как россиянам, так и жителям Франции. Вот уже десять лет российская актриса МХАТа Наталья Захарова борется за свою дочь. Мать хочет воспитывать сама свое единственное и любимое чадо. Казалось, что тут противоестественного? Но во Франции думают иначе. После развода нашей соотечественницы с мужем Патриком (кстати, он имеет четверых детей от первого брака) социальные службы, судья, психологи пришли к единодушному мнению: трехлетней девочке лучше будет в приюте, чем с одним из родителей.

«Мой наркозависимый муж, конечно же, сделал все, чтобы семейная жизнь с ним стала невозможной», - признается теперь наша соотечественница.

На днях в Союзе юристов Москвы прошла пресс-конференция, на которой Наталья Захарова рассказала журналистам о результатах борьбы за дочь. А они неутешительны. Несмотря на то, что судьбой матери и дочери Захаровых заинтересовались два президента. Владимир Путин дал в свое время поручение высокопоставленным чиновникам МИДа разобраться в ситуации и помочь нашей соотечественнице. А Михаил Горбачев направил личное письмо Жаку Шираку.

«Нет ничего естественнее, чтобы дочь жила вместе со своей матерью, которая не лишена родительских прав, здорова, любит дочь», - писал Михаил Сергеевич.

Но увы! Вот уже несколько месяцев Наталья Вячеславовна вообще ничего не знает о своей дочери. Машу увезли в Марокко. Ведь она находится в приемной семье, и ее «новые» родители лучше знают, где быть девочке.

Одно из обязательных условий, при которых ранее матери малышки разрешали свидания с дочерью и общение по телефону - разговор должен вестись только на французском языке. На русском дозволялось произнести только несколько нежных слов. Маше, гражданке России, не разрешали смотреть даже наши мультфильмы. Кассеты, переданные мамой, откладывали в сторону. На все просьбы российских властей решить гуманно Машино дело, должностные лица Франции заявляли, что юстиция у них «совершенно независима и интересы ребенка превыше всего».

Поэтому не случайно многочисленные участники своеобразного «круглого стола» - психологи, юристы, представители различных правозащитных организаций - говорили о плюсах и минусах ювенальной юстиции. Ведь французские судьи, изолировавшие мать от дочери, руководствовались интересами ребенка. И трехлетнюю Машу, как рассказывала со слезами на глазах Наталья Вячеславовна, пришлось силой «отдирать» от любимой и любящей мамы. Почему судьи, чиновники, психологи - словом, вся государственная система «попечения» детей во Франции имеет неизмеримо больше прав решать судьбу детей, нежели собственные родители? Вот вопрос, на который Наталья Захарова упорно ищет ответ в течение десяти лет. «Вы, русские матери, очень эмоциональны и привязаны к детям, - не раз упрекали хрупкую женщину французские власти. - Относитесь спокойнее к ситуации!»

А Наталья Захарова, мама, наша соотечественница, любит по-русски и сражается за свою дочь.