Во весь голос в России заговорили о том, что каждый ребенок имеет право на счастье расти в семье. Причем не только заговорили, то есть не просто обозначили проблему. Приняты серьезные меры материальной поддержки разного типа семей, замещающих родную. Только из федерального бюджета на эти цели выделено более 7 миллиардов рублей! - так начала свое выступление директор Департамента воспитания, дополнительного образования и социальной защиты детей Минобрнауки России Алина Левитская. - Оценивая ситуацию, мы радуемся тому, что усилия последних трех лет успешны. Количество приемных семей по стране увеличилось в два, а в 32 субъектах - в пять, шесть и даже семь раз! Впервые за много лет количество ребят, устроенных в семью, превысило число тех, кто получил статус сироты.

Еще одну позицию в решении многогранной проблемы детского сиротства подчеркнула депутат Государственной Думы, председатель Комитета по вопросам семьи, женщин и детей (фракция «Справедливая Россия: Родина, Пенсионеры, Жизнь»), доктор юридических наук Елена Мизулина:

- Заключается она в том, чтобы предусмотреть меры для стимулирования такого усыновления, которое наиболее полно отвечает интересам детей. Еще не так давно в России ребенка подбирали для семьи, и для усыновления, и в приемную. Сегодня позиция принципиально другая: надо подбирать семью для ребенка, а не наоборот. Интересы маленького сироты ставятся прежде интересов взрослого. Не выше, тут важна обоюдность интересов, но прежде. И ребенок, и его будущие родители одинаково стремятся к счастливому союзу, но интересы ребенка - прежде всего!

Теперь поговорим о проблемах. Так получилось, что наше государство предусмотрело ряд весьма эффективных мер для устройства сироты в приемную семью и под опеку. Но фактически забыло об усыновлении, хотя и здесь есть некоторые плюсы. Из федерального бюджета выделяются средства, которые позволяют выплачивать единовременное пособие (в размере 8 тысяч рублей) семье, усыновившей ребенка. Сохраняется уголовная ответственность за разглашение тайны усыновления. Но, к сожалению, это - все! Нет больше федеральных мер, которые бы стимулировали усыновление. Правда, есть опыт регионов.

Например, в Белгородской области 35 процентов сирот, как говорят специалисты, «уходят на усыновление». Это хорошая цифра! Как добились? Приняли региональный закон, по которому родители, усыновившие ребенка, получают ежемесячное пособие. Смелый шаг! Поскольку получилось, что региональный закон столкнулся с федеральным. Но на Белгородщине пошли на это. Кроме того, там родителям выплачивается половина стоимости содержания усыновленного ребенка в детском саду. И это еще не все. Семье, если она нуждается, предоставляют жилье.

В Калининградской области разработали закон, по которому выплачивается единовременное пособие в размере 300 тысяч рублей семье, усыновившей сироту. Благодаря этому закону число усыновлений в регионе увеличилось в несколько раз.

Здесь есть смысл сказать, что с января 2007 года в стране введен семейный капитал, который распространяется не только на родные семьи. При усыновлении второго и последующих детей семья тоже имеет право на этот капитал.

Оба этих выступления с большим вниманием, что было видно на экране, выслушали американские участники видеоконференции.

- Нам бы хотелось теперь побольше узнать о профилактике социального сиротства, - попросил исполнительный директор Совместного комитета Международного центра помощи детям, приемный отец трех российских девочек Томас Дидилипо.

- Главная профилактика, как мы сейчас понимаем, состоит во внимании к семье, в укреплении семьи. Чтобы не было социальных сирот, надо чтобы семья не была проблемной. А была бы крепкой, здоровой, счастливой. И здесь кроется коренная проблема нашего разговора о детском сиротстве в России, - сказала Елена Мизулина. - Поскольку до сих пор в нашей стране нет продуманной, государственной, семейной политики. Фактически отрывочные, то есть несистемные, действия государства не один год были единственными в решении наиболее острых вопросов, связанных с семьей. В частности, по проблемам сиротства вообще и конкретно устройства их в семью, профилактики социального сиротства. Развиваться такая профилактика начала в регионах, к тому же за счет такого института, как патронат. Системная же государственная семейная политика должна затрагивать многие очень важные вопросы - не только размер пособий для семьи, не только обеспечение инфраструктуры дошкольных образовательных учреждений. Но это такая система мер, которая должна выявить прежде всего, что у нас за семьи. Нужна, иначе говоря, инвентаризация современной российской семьи. Надо выявить типологию семей, разработать социальные стандарты качества жизни каждого типа семей.

Фактически все эксперты сходятся в том, что в России должна быть выведена из нелегального положения на уровень закона семья как таковая. У нас же до сих пор нет определения, что такое семья. В Семейном кодексе есть понятие только приемной семьи. В стране растет число внебрачных детей. Цифра составляет 28 процентов от числа всех родившихся. Неблагополучная тенденция! Внебрачные дети - дети риска. О какой серьезной профилактике социального сиротства можно в таком случае говорить? И хотя сегодня мы все же говорим о сокращении числа социальных сирот на несколько тысяч по сравнению с 2006 годом, решение этой проблемы нельзя назвать эффективным.

Справедливости ради следует сказать, что уже в июне выносится на рассмотрение Государственной Думы концепция политики государства в сфере духовно-нравственного воспитания и защиты нравственности детей. Есть наработки общественности, Общественной палаты России, экспертных учреждений. Это будет не просто текст, это 17 законопроектов, которые и составят смысл концепции.

- Мне хочется добавить, - снова вступает в разговор Алина Левитская. - Министерству образования и науки России удалось наладить в регионах работу профессиональных служб поддержки и кровной семьи, оказавшейся в трудной жизненной ситуации и семьи замещающей. Поэтому сейчас для нас важно, чтобы в законе, касающемся семьи, появилась статья, которая позволяет часть полномочий органов опеки и попечительства делегировать профессиональным службам, поскольку органы опеки и попечительства просто утонули в океане свалившихся на них проблем. Профессиональные службы, например, тоже могут входить в семью, чтобы обследовать условия, понять, какая помощь нужна и ребенку, и родителям. Чтобы помочь семье выйти из кризиса, помочь сохранить ребенка в его кровной семье. Это все тоже профилактика социального сиротства. В стране уже началась перестройка работы органов опеки и попечительства. Помощь кровной семье в регионах уже берут на себя профессионалы: психологи, социальные педагоги, методисты по воспитанию. Они помогают властным структурам принимать решения, с тем чтобы в какой-то определенной семье дело не дошло до лишения родительских прав.

- Как в России защищаются права детей? - этот вопрос заинтересовал члена исполнительного проекта по созданию международных программ усыновления «Дети в семьях» Рене Уоллис.

- Если позволите, я поверну ответ на этот вопрос вот в какую сторону. Повсюду в нашей стране заговорили о необходимости введения комендантского часа для детей и подростков, - начала свое выступление член Комиссии Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы Ольга Костина. - Нарушает ли такой час права, особенно подростков? Вроде бы да. Но с другой стороны... В последнее время страну периодически потрясают страшные трагедии с насилием над детьми.

Но есть и еще одна грань этой же проблемы. На недавнем «круглом столе» Общественной палаты прозвучала шокирующая цифра: за последние несколько лет в России в 26 раз увеличилось число насилий над детьми. Причем вопреки нашим представлениям, что это насилие со стороны чужих людей на улице, выяснилось: это насилие в семье. Сегодня мы признаем: у нас совершенно недооценена проблема домашнего насилия над детьми. Борьба с этим гнусным явлением невозможна без внимания и помощи общественности. Нельзя же, в самом деле, приставить по милиционеру к каждой трудной семье! И ведь у нас нет недостатка в активных гражданах, но они, как в поговорке, «хуже организованы», чем в Америке, например. Права правами, однако семья должна быть под ненавязчивым, но безусловным наблюдением общества.

- Поддерживаю эту точку зрения, - согласилась с Костиной Елена Мизулина. - Недавно в нашем комитете были слушания по детской беспризорности, на которых прозвучали данные Генпрокуратуры. Вот один факт по Омской области. Маленький мальчик в течение двух лет наблюдался участковым терапевтом, которая замечала многочисленные ссадины, синяки на теле ребенка. У него были проколоты также мочки ушей, обожжены половые органы. На вопросы врача малыш отвечал, что это делает «мамин дядя». Два года участковый терапевт молчала об этом! Сожителя матери привлекли к ответственности только когда он совершил сексуальное насилие над этим шестилетним ребенком.

Или другой случай.

В своей квартире мать и бабушка устроили притон. И пока там не изнасиловали их четырехлетнюю девочку, участковый милиционер не принимал никаких мер к этой семье. Молчали и соседи.

Ответили специалисты по усыновлению и на вопросы журналистов. В частности, о независимом усыновлении.

- С 2006 года мы работаем над внесением поправок в законодательство, которые позволят закрыть эту форму усыновления, - заявила Алина Левитская. - Поскольку именно она дает наибольшую часть нарушений. Но работа идет очень сложно, это сопряжено с согласованием некоторых тонкостей международного права. Поэтому сегодня мы идем по пути заключения двухсторонних договоров с иностранными государствами. Усыновление уже скоро будет возможно только через государственные организации.

Ограничение независимого усыновления зависит от ратификации Гаагской конвенции 1993 года. Вместе с Госдумой мы обратились в Министерство иностранных дел РФ с ходатайством, в котором просили сообщить, планируются ли мероприятия по ратификации Гаагской конвенции. И получили ответ, что если Минобрнауки России поддерживает ратификацию, то Минздравсоцразвития России - нет! Причину этого он почему-то не указывает. Может, их мотивация и резонна, но скорее всего это обыкновенная бюрократическая косность. Однако Минобрнауки России упорно продолжает работу.